Политика

Как отразится эпидемия коронавируса на мировой экономике? Эту тему активно обсуждают ведущие западные аналитики, и многие из них рисуют катастрофические сценарии. Так, известный американский экономист Нуриэль Рубини считает, что нынешняя эпидемия перерастет в крупный экономический и геополитический кризис. Коронавирус спровоцирует распад современного мирового порядка, который, по его словам, уже трещит по швам. Последует длительный экономический «ледниковый период», обострятся национальные конфликты, закроются границы, возобладает протекционизм, и дело может дойти до военных действий. Продолжится атомизация общества: все больше мероприятий будут проводиться онлайн, отменятся крупные ярмарки, спектакли, лекции, закроются торговые центры, покупки будут также осуществляться преимущественно через интернет. Преобладать будут работа на дому и оказание услуг онлайн, включая врачебные консультации.

Действительно, пока что симптомы кризиса нарастают: падают курсы акций на мировых биржах, растет цена на золото, разрываются международные хозяйственные связи, в том числе в мировом автопроме. Компании сообщают о нехватке комплектующих, отменяются международные торговые ярмарки, в упадок приходит туристическая отрасль. В последнем квартальном отчете головного объединения немецких промышленников BDI отмечается, что эпидемия коронавируса чрезвычайно негативно отразилась на экономике ФРГ, рост ВВП практически остановился. А в случае продолжения эпидемии к концу года все основные показатели уйдут в минус. В докладе рейтингового агентства S&P Global Ratings говорится, что дальнейшее распространение коронавируса может обойтись экономикам Азиатско-Тихоокеанского региона в 211 миллиардов долларов. S&P уже снизило прогноз роста для Китая в этом году с 5,7% до 4,8%.

По мнению многих западных наблюдателей, коронавирусный шок застал врасплох мир, в котором на протяжении ряда лет и без того преобладает процесс фрагментации. Геополитическая неопределенность, популизм, национализм и протекционизм уже негативно сказались на экономике, а эпидемия коронавируса только усилила эти тенденции. Их нарастание может привести к разрушению транспортных и производственных связей, а также положить конец глобализации в нынешнем виде. Одним из возможных последствий может стать «виртуализация» экономики: поток информации онлайн заменит физический обмен товарами и людьми. В любом случае, перемены будут колоссальны, и к ним надо готовиться всем.

Немецкий экономист Марк Шириц пишет на страницах газеты «Цайт», что серьезного мирового кризиса скорее всего удастся избежать. Даже если обрушатся мировые фондовые рынки и темпы экономического роста серьезно снизятся, повторение финансового кризиса по образцу 2008 года маловероятно. Против этого говорят следующие аргументы:

— Во-первых, банкротство банка Lehman Brothers было не причиной, а детонатором кризиса. В мировой экономике на тот момент накопились значительные дисбалансы. На рынках недвижимости в США, а также в Испании, Ирландии и ряде других стран надулись громадные пузыри, банки дали себя втянуть в чрезвычайно рискованные операции, не имея достаточной «подушки безопасности». Корректировка этих перекосов была неизбежной. Сегодня банковские балансы выглядят значительно лучше, хотя проблемы, конечно, имеются. Принудительная корректировка в виде кризиса не является необходимостью. Иначе говоря, если бы Lehman Brothers обанкротился сегодня, это бы не вызвало мирового финансового кризиса.

— Во-вторых, эпидемия короновируса негативно повлияла на мировой товарообмен, однако она не затронула структуру экономики. В данный момент затормозился экономический рост, поскольку нарушены транспортные коммуникации, на заводы не поступают комплектующие, а рабочие вынуждены сидеть дома. Именно поэтому Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР)предупредила, что темпы роста экономики в этом году могут снизиться вдвое, а Германии угрожает рецессия. В этой связи важно, считает ОЭСР, чтобы государства и центробанки внесли свой вклад в восстановление экономики, не позволили бы кризису стать затяжным и втянуть в водоворот значительные сектора экономики.

— В-третьих, когда эпидемия пройдет, и транспортные коммуникации будут восстановлены, работники вновь появятся на своих рабочих местах, а производители будут с удвоенной силой поставлять комплектующие. Преодоление возникшего дефицита может потребовать дополнительных усилий, и это приведет к стремительному росту производства. Как и при всех ранее имевших место кризисах и эпидемиях, за резким падением последует такой же быстрый рост. Алгоритм восстановления не изменится и на этот раз.

— В-четвертых, в результате нынешнего кризиса предприятия будут более тщательно выстраивать производственные цепочки. Многие задумаются о производстве комплектующих у себя дома или в близлежащих странах, вместо того чтобы импортировать их из Китая. Иначе говоря, продолжится процесс регионализации, или образования новых экономических зон. Правительство ФРГ уже призывает в этой связи положить конец «чрезмерной» глобализации.

Но что, если вирус окажется устойчивым, вакцина не будет найдена, а кризис затянется? Тогда мировую экономику будут ожидать действительно тяжелые времена, но этот вариант пока маловероятен. Марк Шириц признает, что перед человечеством возникает громадная неопределенность. Никто не знает, как изменится в результате кризиса поведение простых граждан, инвесторов и правительств. Не исключено, что с наступлением лета эпидемия сойдет на нет сама собой, и мировую экономику ожидает мощный восстановительный период. Этот вариант так же вероятен, как и катастрофический сценарий Даниэля Рубини. Но, скорее всего, реализуется некий третий, промежуточный вариант. В любом случае, экономике понадобится помощь со стороны государств и центробанков: биржи надо спасать от краха, а предприятия — от разорения. В ходе кризиса 2008 года государства уже продемонстрировали, что они могут весьма эффективно содействовать стабилизации.

Вместе с тем, пишет в журнале «Шпигель» известный немецкий экономист Хенрик Мюллер, ситуация сегодня хуже, чем в 2008 году, по трем причинам:

— Общая задолженность стран «большой двадцатки» намного выше, чем в 2008 году. Тогда она составляла 200% суммарного ВВП, сегодня, по данным Банка международных расчетов в Базеле, она достигла 240%. Это значит, что риск потенциального краха выше, чем при банкротстве Lehman Brothers.

— Свобода маневра для центральных банков и финансовых министерств стала ниже. В отличие от 2008 года во многих странах банковские учетные ставки близки к нулю, а государственные долги намного выше. В случае начала крупной глобальной рецессии центробанки будут вынуждены скупать государственные долги в невиданных до сих пор масштабах, но как долго они смогут это выдержать?

— Духа международного сотрудничества больше нет. Национализм и протекционизм определяют повестку дня в мировой экономике. В 2008 году еще действовали скоординированные в мировом масштабе меры по укреплению конъюнктуры и финансовых рынков. Единым фронтом выступали страны G20, прежде всего США, Китай, Еврозона, Япония и Великобритания. Сегодня невозможно себе представить координацию действий ведущих экономик мира. Конечно, и сегодня в случае острого экономического кризиса государства могут кое-что предпринять, но их свобода маневра и решимость действовать очень ограничены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Коронавирусный психоз – средство подрыва мировой экономики

Уже третий месяц в СМИ идет бесконечная накачка истерии касательно нового заболевания – короновируса. Несмотря на очевидную искусственность этого психоза (начиная от явной рукотворности вируса и политической ангажированности глобальных медиа, ВОЗ и прочих инструментов «мирового правительства» и заканчивая относительно невысокой смертностью), истерия сначала захватила Китай, а теперь перекинулась на Японию и Южную Корею, затормозив восточно-азиатскую экономику до минимумов за все последние годы, а теперь грозя обрушить мировую.
Если верить мировым СМИ, то короновирус, от которого за три месяца умерло чуть больше двух тысяч стариков в Китае, а общее число заболевших в мире составляет существенно менее одного процента от населения китайского Уханя, стал главной угрозой человечеству – гораздо более страшной, чем угроза большой войны на Ближнем Востоке, потоки мигрантов или тотальная цифровизация. На то, что появление новой «эпидемии» странным образом совпадает с интересами глобалистов из условной демпартии США, стоящей за «комсомольцами» из Уханя, и он, по сути, является не чем иным, как инструментом развала единого Китая в качестве геополитического конкурента США, обращают внимание единицы. Все обсуждают последствия массового психоза, в первую очередь экономические. А они весьма и весьма серьезны.
За понедельник-четверг капитализация глобальных фондовых рынков схлопнулась на 3 триллиона долларов, подсчитал Reuters. После рекордного за 9 лет падения акций в США в четверг, когда индекс S&P500 рухнул на 4,42% и увеличил недельные потери до 12%, паника перекинулась на биржи Азии и Европы. По итогам торгов в пятницу азиатские индексы провалились на максимальную за 16 месяцев величину. Сессия в Токио закрылась падением Nikkei 225 на 3,67%. Индекс широкого рынка Topix спикировал на 3,65% и увеличил до 14% потери от максимума, показанного в декабре. Акции Sony рухнули на 3,9%, Hitachi – на 5,8%. Shanghai Composite в Китае снизился на 3,71%, гонконгский Hang Seng – на 2,42%, южнокорейский Kospi – еще на 3,3%. S&P/ASX 200 в Австралии просел на 3,25%. Сводный индекс региона MSCI AC Asia Pacific потерял 2,5%.
Торги в Европе открылись новым раундом панических распродаж. Сводный индекс Stoxx Europe 600 к 12.31 мск потерял 4,54%, а с начала недели обвалился более чем 12%, поставив рекорд с 2008 года. Германский DAX падал на 5,05%, французский CAC 40 – на 4,54%, британский FTSE 100 – на 4,42%. IBEX 35 в Испании и FTSE MIB в Италии торгуются в минусе на 4,37% и на 3,75% соответственно. Фьючерсы на нефть Brent пробили отметку 50 долларов за баррель впервые с декабря 2018 года, падая в моменте более чем на 3%, до 49,58 доллара. С начала текущего года нефтяные котировки просели уже на 24%.
На фоне стремительного распространения коронавируса в мире и распродажи на биржах от Азии до США за пять дней, с 24 по 28 февраля, российский фондовый рынок обвалился на 15% по индексу РТС и на 11% по индексу МосБиржи, потеряв более 20 млрд долларов в пересчете на капитализацию. Курс доллара с 64,07 рубля в прошлую пятницу подскочил до 67,25 рубля на 18:08 МСК, а ранее в ходе торгов поднимался до 67,65 рубля, оформив максимум с декабря 2018 года. Евро за неделю подорожал с 69,53 рубля до 73,6675 рубля. Рынок российского госдолга в пятницу рухнул рекордно с февраля 2015 года и обновил трехмесячные минимумы по индексу RGBI (149,1 пункта). В пятницу со сложностями столкнулись клиенты сервиса «Сбербанк-Инвестор». Крупнейший банк страны, который наполовину принадлежит ЦБ, является главным оператором индивидуальных инвестиционных счетов – его услугами по ИИС пользуются больше миллиона человек.
Самое интересное, что вот эту всю панику на американском рынке, которая перекинулась на биржи Европы и Азии, вызвали сообщения о том, что на территории США появился человек, инфицированный вирусом, но который не ездил в страны с большим числом инфицированных и которому не известно, имел ли он контакты с инфицированными людьми. Это спровоцировало спекуляции на том, что в США может быть уже много людей, имеющих вирус в инкубационном состоянии, пишут аналитики Райффайзенбанка. Т.е. клинический случай на уровне «одна бабка сказал»а. Но даже там, где заболевшие выявлены, как говорят в один голос врачи, ни о какой эпидемии говорить нельзя. Универсальным эпидемиологическим порогом считается заболевание 5% жителей территории. Для понимания, эпидемия в Китае с полуторамиллиардным населением – это 75 млн человек, или половина населения России. Там же на всю страну заболело всего около 80 тыс. человек, или 0,01%. Да, смертность у нового вируса немного выше, чем у гриппа, и находится на уровне 3,42%, или три человека из сотни, тогда как каждый третий благополучно переносит это заболевание. На сегодняшний момент от каоронавируса умерли 2,5 тыс. человек, а от гриппа, по данным ВОЗ, ежегодно погибает от 300 до 650 тысяч человек. И то нынешняя смертность от нового вируса вызвана единственной причиной – отсутствием на данный момент лекарства. Как только станет ясно, чем заразу лечить, то жертв станет меньше.
А вот экономику лечить, похоже, придется гораздо серьезнее. И отнюдь не только Китаю, который может в ряде отраслей потерять свою роль всемирной фабрики.
Давайте вспомним, кто у нас главный конкурент Китая и Еврозоны? Кто является сторонником промышленного лобби и противником банковского? Кто мечтал вернуть производство домой и никак не мог этого добиться? Министр торговли США Уилбур Росс заявил о том, что распространение коронавируса, а также других инфекционных заболеваний в Китае якобы «заставит компании задуматься» о переносе производства из Китая в США и другие страны Северной Америки. Об этом чиновник администрации Трампа открыто заявил в интервью телеканалу Fox Business. Отвечая на вопрос о том, не приведет ли возможное замедление темпов роста экономики КНР в результате вспышки коронавируса к негативным последствиям для США, Росс заявил, что в США «сочувствуют умершим от коронавируса» и он «не хочет праздновать какую-либо победу по этому поводу», но данная ситуация заставит компании задуматься о переносе производства и рабочих мест в США. Да, США вроде бы тоже несут убытки, но вложения в американские ценные бумаги рекордные, а главное – реальные.
И тут уже не важно, сам вирус появился, или его запустили из американской или китайской биолаборатории. Важно то, как его использовали, раздув панику до вселенских масштабов, за пару месяцев сломав глобальные производственные цепочки и доведя часть населения планеты до истерии. Да, масштабная паника может докатиться и до самих США, но только если вся эта информационная кампания не есть цепь сотен «случайностей», которые подтолкнули предвыборные планы Трампа. Иначе все будет как с истерией вокруг вируса Эболы, которую купируют появлением «суперлекарства» и быстрой потерей СМИ интереса к теме. Нам же следует еще раз отметить, что в нынешнем мире информационные войны не менее эффективны, чем войны реальные и экономические. Это необходимо отметить и взять на вооружение, дабы не впадать в истерию, если некий «жуткий вирус» найдут у нас – ведь вокруг России у США еще больше биолабораторий, чем вокруг Китая.

Поделиться: Ссылки на новость

16 марта Международный валютный фонд (МВФ) заявил, что готов выделить для помощи странам, пострадавшим от пандемии коронавируса, триллион долларов. Конечно, в долг, хотя и по божеской ставке: под 0% годовых. Уже 40 государств-членов Фонда подписали соглашение и готовы получить в сумме почти $200 млрд.

Неслыханную щедрость глобальной «кубышки» можно бы приветствовать. Равно как и усилия национальных банковских регуляторов — прежде всего Федеральной резервной системы США и Народного банка Китая — которые бросились накачивать свои экономики ничем не обеспеченной ликвидностью.

Но всё это, как сказали бы медики, паллиативные меры. Те, что помогают смягчить страдания пациента, но не лечат болезнь.

КТО ЯВЛЯЕТСЯ НАСТОЯЩИМ ВИРУСОМ

Пандемия коронавируса стала не основой, а лишь спусковым крючком для мирового финансового кризиса. Его настоящая причина — космических масштабов пузырь, когда стоимость реальных товаров и услуг составляет лишь толику от накрученных сверху «фьючерсов» (если совсем просто — всевозможных ценных бумаг, которые триллионами торгуются на бирже, де-факто ничем не обеспечены, но составляют львиную долю всей финансовой системы земли).

Из-за этого капитализация заводов и фабрик (то, сколько стоят их акции на бирже) не имеет ничего общего с реальными результатами производства.

В этом пузыре, который долгие годы надувала финансово-офшорная олигархия, вольготно себя чувствовали вирусы: «управленческая элита» и присосавшиеся к ней банки, аудиторы, юристы.

В результате получилась перевернутая пирамида. На одного крестьянина с сошкой приходится семь «менеджеров» с плошкой: одни продают друг другу его будущий урожай, другие выпускают от его имени акции и «страхуют риски» на бирже, третьи сидят в банках, выдающих кабальные кредиты. В силу неумолимых законов физики, рано или поздно пузырь должен лопнуть, пирамида — рухнуть.

ОТКУДА ВЗЯЛСЯ ЭТОТ ТРИЛЛИОН

Теперь МВФ пытается тушить керосином объятые пламенем руины. Каждый год из экономик большинства стран мира коррумпированные элиты с помощью мошеннических схем выкачивали более триллиона «грязных» долларов. Сумма кажется вам знакомой? Это именно тот триллион, который теперь МВФ пытается заместить, выпустив очередную порцию виртуальных бумажек.

Ранее те самые деньги выводили в западные офшорные юрисдикции, отмывали, размещали на счетах западных же банков, инвесткомпаний и фондов. Вкладывали в активы: недвижимость, ценные бумаги, предметы роскоши. Сами экономические преступники перемещались в страны «золотого миллиарда», где объявляли себя «жертвами репрессий» и получали политическое убежище. Объем «грязных» денег в мировой экономике сопоставим с годовым ВВП планеты — это и есть основная составляющая того самого пузыря на глобальном финансовом рынке, о котором я писал выше.

Результат — несправедливое распределение создаваемых человечеством благ: одним — триллион, другим — кредиты МВФ, чтобы не загнуться с голоду. И лишение экономик большинства стран возможности финансировать собственное развитие.

БОРОТЬСЯ С ВЫВОДОМ ДЕНЕГ МОЖНО!

Пандемия коронавируса — отличный повод хотя бы попытаться разорвать этот порочный круг. Опыт борьбы с теневыми схемами у Запада есть — с той оговоркой, что применяют его, лишь когда финансовые преступления затрагивают интересы самих западных государств.

Так, после мирового кризиса 2008 года власти США и ЕС во внесудебном (!) порядке взыскали с крупнейших банков (Deutsche Bank, JP Morgan, Goldman Sachs и др.) в виде штрафов и компенсаций более $321 млрд., из которых 56% пошли в казну, 38% — вернулись ограбленным клиентам этих банков. Что справедливо — ведь тот кризис в том числе банкиры и породили, бездумно раздавая ничем не обеспеченные кредиты и накачивая пузырь, правда, не такой масштабный, как сейчас.

Далее, США успешно взыскивают штрафы за махинации с ценными бумагами, отмывание нелегальных доходов, помощь уклонистам от налогов и, самое интересное, нарушение американских санкций в отношении Ирана и Кубы. На государственном уровне в Штатах поддерживают тех, кто помогает поймать банкиров-воришек вместе с их украденными активами — осведомители или частные детективы могут получить до 30% от найденного «клада».

Поэтому объявленные многими странами Запада «противокоронавирусые» меры, включающие запрет на въезд для иностранцев, надо распространить и на финансовую систему. Для начала — прекратить принимать «грязные деньги», приравняв их к заразе, запретить «черные дыры» офшоров, ввести принципы прозрачности движения капиталов. Ввести своего рода глобальный «финансовый карантин».

Идеальное решение — создание особого международного суда по делам о коррупции, мошенничестве и отмывании преступных доходов. Инициатором такого института под эгидой ООН могли бы стать наиболее пострадавшие страны: Россия, Китай, Бразилия, Индия, Южная Африка (БРИКС).

КУДА УШЛИ $930 МИЛЛИАРДОВ?

Конкретные цифры, насколько серьёзно от эпидемия (и я не про короавирус) пострадала Россия. По данным Центрального Банка РФ, с 1994 по 2019 год из России за рубеж безвозвратно утекло около $930 млрд. Не менее $100 млрд. их них — результат мошеннических схем и хищений в кредитно-финансовых учреждениях. Из более чем тысячи банков, у которых за последние 15 лет отозваны лицензии, большинство были искусственно обанкрочены, средства клиентов и вкладчиков — украдены бывшими владельцами и топ-менеджерами.

Увы, достижениями на ниве возврата этих денег Россия, в отличие от США, похвастаться не может. С 2004 года госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), которая управляет обанкротившимися банками, направила в правоохранительные органы 615 заявлений о преступлениях, возбуждено 486 уголовных дел.

Однако многим преступникам после вывода похищенных средств удается выехать за рубеж. Как показывают редкие случаи успешного преследования подобных персонажей — бывшего владельца Межпромбанка Сергея Пугачева или бывшего министра финансов Московской области Алексея Кузнецова — судебные процессы очень затратны, идут годами.

Статистика возвращаемых средств совсем удручает. На бумаге у 308 банков, лишившихся лицензии в 2013-16 годах, имелись активы на 2,89 трлн рублей. На деле у 70% банков- банкротов временные администрации обнаружили «дыру» почти в 1,4 трлн рублей. Общая сумма таких «дыр» — 2,1% ВВП России.

При этом за тот же период АСВ получило решения о взыскании 101,6 млрд рублей (меньше десятой части украденного). Но реально взыскало лишь… 180 млн рублей, или 0,18%!

ВОТ И СРЕДСТВА НА ЛЕЧЕНИЕ «КОРОНЫ»

Очевидно, что пока не будет системной госполитики по возврату украденных капиталов, работа не сдвинется. Необходим координирующий центр по выявлению схем вывода и отмывания, поиску фигурантов и похищенных средств.

Уверен, всё это — решаемая задача. Одни только международные аудиторские компании заработали на российском финансовом рынке миллиарды долларов. Их «аудит» зачастую не только покрывает мошеннические схемы, но и сводится к тому, чтобы помочь клиенту их создать. Под угрозой запрета на деятельность в нашей стране они будут вынуждены сотрудничать с властями. Так же поступят и зарубежные банки, получающие доходы на кредитовании компаний на российском рынке. Объем возвращенных благодаря таким усилиям средств — до $100 млрд., которые могут поступить в казну в течение 3-5 лет. Это больше выручки от экспорта продовольствия и вооружений!

Тем самым мы сможем решить как оперативные задачи борьбы с коронавирусом, так обеспечить устойчивое развитие страны. России барские крохи со стола МВФ в принципе не нужны — мы сами являемся донорами фонда. Но другие государства, которым он теперь щедро предлагает взять взаймы, вполне могут обойтись без этой «помощи», если им просто вернут украденное.

Вирус, (не)смертельный для экономики

финансы 04.02.202011:08 поделиться: Фото: Legion-media

Тем не менее по предварительным оценкам, падение мировой экономики будет незначительным, к началу апреля индустрии воспрянут. Итогом может стать частичная релокация производств глобальных брендов во Вьетнам и Малайзию и пересмотр концепции нового Шелкового пути.

Андрей Мовчан, финансист и директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги:

— Ситуация находится в самом начале: какие-то статданные об эпидемии стали появляться в последние 5–7 дней, а говорить об основных параметрах нового заболевания можно будет только через три-четыре недели.

Уже понятно, что эта эпидемия лежит где-то между атипичной пневмонией, которая явно была менее вирулентной и менее опасной, и гонконгским гриппом 1968 года (унес 1 млн жизней по всему миру). Ни та, ни другая эпидемия не привели к катастрофическим последствиям для экономики.

И сейчас экономической катастрофы нам ожидать не следует. На локальном уровне — в провинциях, сильно затронутых коронавирусом, эпидемия может повлиять на ВВП, но в этих районах живет примерно одна десятая часть населения Китая. На годовые показатели ВВП вирус тоже может повлиять, но одномоментно, а нас волнует все-таки комплексное влияние.

Пока очевидно, что циклическая коррекция на мировых рынках в конце января более-менее соответствует китайской коррекции — происходящее в Китае всего лишь отражает мировой тренд. Сейчас рынки не оценивают ситуацию в Китае как экстраординарную. Но это пока.

Леонид Григорьев, советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ профессор:

— Масштабы экономики и жесткость управления в Китае позволяют смотреть на ситуацию оптимистично. В мире нет предвестников кризиса — нет инфляции, скачка цен, процентных ставок или норм накопления. Я не вижу возможностей, чтобы китайский вирус послужил триггером глобального события. Единственный шанс уйти в 2020 году в кризис — уговорить себя на кризис.

Да, шок первого рабочего дня достаточно серьезный. Юань обвалился, негативно отреагировал рынок акций, но китайская биржа очень своеобразная, и ее колебания традиционно не влияют на производство, экспорт, импорт и капиталовложения в Китай.

Насколько снизится экономика Китая, мы можем никогда и не узнать, потому что не все изменения на Земле превращаются в статистику ВВП. Тем более что Китай в последние годы проводит политику по снижению темпов роста от 10 % ВВП к 5,5 % и сознательному переключению на внутреннее потребление от экспорта-импорта.

То, что с российской стороны перекрывают границу, правильно: у нас очень слабая внутренняя система: проскочат пять больных — и эпидемию не остановишь.

Бизнесмены же — особый тип людей: они за деньги едут куда угодно. За них я спокоен — они наденут маску и поедут делать бизнес. С туризмом — хуже, имидж китайских туристических направлений подпорчен.

Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН, профессор:

— Хорошо продаются плохие новости и особенно хорошо — страшные новости. В этой ситуации есть большой крен в сторону фейковых новостей, теорий заговора. Спад торговли, паника инвесторов точно приведут к снижению экономической активности. Но самое главное — не насколько увеличится или снизится рост китайской или глобальной экономики в процентах. Из-за снижения экономического роста в Китае до 4 %, и даже 3 %, ничего катастрофического не случится. Главный отрицательный фактор в этой ситуации — падение потребления. Это мировая проблема, даже Китаю в одиночку с этим не справиться, поэтому заниматься ее решением должна G20, а не ВОЗ.

Россия пока не затронута этим вирусом, но у нас и так длительная стагнация, из которой неизвестно как выходить. Неясно, как из нулевой активности сделать экономическое чудо.

Андрей Островский, руководитель Центра экономических и социальных исследований Китая ИДВ РАН:

— Сегодняшняя ситуация очень напоминает пандемию атипичной пневмонии 2003 года: также через полтора месяца наступил пик заболеваемости (сейчас он планируется на 10–20 февраля), потом все пошло на спад, и через три месяца о страшных новостях постепенно забыли. И о коронавирусе все забудут 1 апреля.

По итогам 2003 года экономика Поднебесной, несмотря ни на что, выросла на 9,8 %. Я думаю, что от 5,5 до 6 % по итогу 2020 года они наберут. Китайская экономика достаточно жизнеспособна. В первом квартале будет сезонный спад — пока реализуются товарные запасы прошлого года, — реальная работа в стране после новогодних праздников начинается примерно в апреле.

Из бесед с представителями российского бизнеса я знаю, что падения прибыли в связи с коронавирусом они не ожидают: компании готовились к тому, что январь — обычно мертвый сезон на китайском рынке, поэтому затоварились заранее.

Алексей Маслов, профессор ВШЭ:

— В январе из-за празднования китайского Нового года ВВП страны традиционно уходит в минус на 0,2-0,3 % относительно помесячного уровня роста ВВП. Из-за коронавируса этот показатель может дойти до 1,5 % или больше. Но в годовых масштабах это будет практически незаметно.

Никакой трагедии на глобальных рынках нет — будет происходить локальная перегруппировка производителей и переосмысление логистических путей, в том числе проекта нового Шелкового пути, который начнет больше восприниматься как форма взаимодействия стран в условиях открытых границ вне тарифных барьеров, а не основной путь поставки товаров из Китая.

Учитывая, что более трех тысяч зарубежных компаний имеют цепочки добавленной стоимости в центральном Китае, все они столкнутся с задержкой поставок комплектующих. Отзвуки этого уже заметны не только в США, но и в Южной Корее. Очевидно, что такие компании, как Samsung, ожидает как минимум месячная задержка комплектующих.

Из-за девальвации юаня соседние с Китаем страны — Вьетнам, Малайзия — могут стать местами релокации производства, но я не думаю, что все компании уйдут с китайского рынка.

По России удар будет несильный. Российские поставки нефти и газа в Китай защищены долгосрочными контрактами. Вирус скорее затронет туризм, поскольку у нас около 3 млн приезжих из Китая в год и каждый оставляет около 1 тыс. долларов российской экономике. Пострадает не столько большая туриндустрия России, сколько малые и средние предприятия, в том числе ресторанный бизнес Москвы, Санкт-Петербурга и Дальнего Востока. Под удар попадают также магазины люксовых брендов: поскольку мы связаны с Китаем договором tax free, до 70 % покупателей премиальных товаров составляют китайские туристы. Явление будет краткосрочным, и уже в апреле произойдет отскок рынка — и мы получим рост по тем же самым позициям.

Василий Чекулаев, генеральный директор Coface Россия:

— Даже на данном этапе, когда эпидемия еще не приобрела действительно широкий масштаб, коронавирус уже начинает влиять на российский рынок. Так, например, некоторые розничные сети отказываются от закупок китайских овощей и фруктов, а фармпроизводители не успевают поставлять в аптеки маски из-за покупательского ажиотажа. Аналитическая компания DSM Group, к слову, подсчитала, что если за 13-19 января аптечные ритейлеры продали масок на 17 млн рублей, то за 20-26 января —уже на 61 млн, что связано не только с ростом объема продаж, но и искусственной накруткой цен на «дефицитную» продукцию.

Очевидно, что страдают туроператоры —учитывая обстоятельства, азиатское направление, относительно дешевое и потому очень популярное среди наших соотечественников, в ближайшее время вряд ли привлечет много путешественников. Из-за общего снижения международного трафика может достаточно существенно упасть прибыль перевозчиков.

Китай —важное звено сотен и даже тысяч международных производственных цепочек, поэтому если заводы Поднебесной будут долго простаивать в связи с карантинными мерами, последствия могут оказаться самыми непредсказуемыми. Так, например, индекс цен на металлы, который составляет Moody’s, с начала эпидемии упал уже на целых на 7,1%. Китай —один из ключевых потребителей и производителей стали, поэтому пострадать может российская сталелитейная отрасль.

Если ситуация будет развиваться по худшему возможному сценарию, можно ожидать резкого обвала цен на нефть (например, цены на нефть марки WTI могут упасть на 43%, считает Moody’s Analytics), что ударит уже по всей российской экономике в целом. Такой мрачный прогноз не кажется маловероятным, учитывая, что сырье марки Brent уже подешевело на $12 —до $56 за баррель.

К сожалению, дешевеют на фоне новостей о коронавирусе российские инвестиционные активы. Инвесторы предпочитают выводить капитал с потенциально нестабильных рынков и вкладываться в так называемые «защитные» активы —например, в казначейские облигации США и госдолг европейских стран.

Безусловно, на данный момент основной «пострадавший» в данной ситуации —сам Китай. Мы считаем, что коронавирус станет мощным шоком для китайского рынка в первом квартале текущего года и существенно —возможно, на 1-1,5 процентных пункта —снизит квартальный темп прироста ВВП. Если же, однако, вирус будет распространяться по нарастающей, затронут будет не только Китай.

Эксперты не зря говорили: не так страшен коронавирус, как вызванный им кризис. Сейчас он в самом разгаре. Положение в России непростое, этого никто не скрывает.

— К снижению цен на энергоресурсы, которое всегда являлось одним из основных факторов риска для нашей экономики, добавилась гораздо более серьезная проблема — коронавирусная инфекция, — заявил министр финансов России Антон Силуанов. — Безусловно, это коснется бюджета. Мы делали оценки, только фактор нефти на 3 трлн снижает объемы доходов. Напомню, общий объем федерального бюджета — около 20 трлн рублей. Поэтому, конечно, в этом году мы перейдем на дефицитный бюджет.

По словам Силуанова, придется задействовать также деньги из Фонда национального благосостояния. Не зря же мы откладывали в кубышку сверхдоходы от экспорта полезных ископаемых. Теперь настал тот самый черный день, на который копили.

Пока правительство страны анонсировало меры поддержки экономики и населения на 300 млрд рублей. Давайте разберемся, как именно Россию будут лечить от коронавируса.

ДЛЯ ЛЮДЕЙ

1. Особый порядок оплаты больничных тем, кто вынужден самоизолироваться из-за угрозы коронавируса. Смысл в том, что давать его будут авансом.

— Оплата будет производиться непосредственно гражданину авансом до закрытия листа нетрудоспособности. Работодатели должны выплачивать деньги каждый пятый рабочий день, чтобы сотрудники не теряли свой доход, — объяснила вице-премьер Татьяна Голикова.

Изменили и схему получения документов. В ближайшее время все бумаги по больничному можно будет оформить удаленно, нужно только подтвердить возвращение из страны, где зафиксированы случаи коронавируса. Таким же образом больничные выпишут тем, кто проживает вместе с незадачливыми туристами.

2. В июле, как и планировалось, начнутся выплаты пособий для малоимущих семей с детьми от 3 до 7 лет. Эти меры соцподдержки озвучивал президент в своем Послании Федеральному собранию, и кризис никак не повлияет на эти планы властей.

3. Принципиально важно, что власти не собираются сокращать расходы бюджета. То есть все социальные гарантии будут выполнены. Даже несмотря на то что казна уйдет в минус, деньги на выплаты пособий и пенсий есть.

4. Безрецептурные лекарства теперь можно заказывать по интернету. Это сделано, чтобы люди не ходили в аптеки и не подвергались риску заразиться.

5. Банкам рекомендовано изменить условия кредитов заразившихся и не начислять штрафы и пени за возможные просрочки.

ДЛЯ БИЗНЕСА

1. Расширят программы льготного кредитования малого и среднего бизнеса. Пока на займы для бизнеса собираются потратить порядка 5 млрд рублей. Власти решили снять ограничения по видам кредитования и отраслям, а также увеличить размер госсубсидий.

2. Больше всего преференций для туристических и авиакомпаний — на их долю приходятся сейчас самые значительные убытки. Им отсрочили (но не отменили) уплату налогов. А туроператоров до конца года освободили от взносов в резервный фонд «Турпомощь», за его счет вызволяли с морей клиентов разорившихся компаний. А для банков поменяли условия кредитования компаний из этих отраслей — получить деньги в долг им будет проще.

3. Особые условия вводятся для компаний, работающих по государственным контрактам. Для них собираются отменить штрафы за задержку работ, если она будет связана с «негативным влиянием сложившейся ситуации».

4. До 1 мая приостановлены все проверки бизнеса. Исключение сделают только для случаев, когда в опасности жизнь людей.

ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОДУКТАМИ

1. Отменены логистические ограничения для транспорта торговых сетей. Это значит, что продукты в магазины можно будет завозить фурами и в любое время суток.

2. На таможне организуют зеленый коридор — товары первой необходимости, закупаемые нашими торговыми сетями, будут пропускать через границу без лишних формальностей.

3. Торговым сетям поручено создавать запасы продуктов на 2 месяца. Не потому что они могут исчезнуть в принципе, а потому что спрос непредсказуем. Например, люди смели из магазинов гречку и пугают друг друга в соцсетях фотографиями пустых полок.

— Гречки хватит на всех! — заверила вице-премьер Виктория Абрамченко. — Запасов больше 350 тысяч тонн.

А У НИХ

— В США опустили ключевую ставку до нуля, что сделало кредиты еще более доступными для бизнеса. А правительство подготовило крупнейший в истории пакет поддержки экономики на 1,3 трлн долларов.

— В Италии на время эпидемии объявлены ипотечные каникулы.

— Президент Франции пообещал приостановить начисление коммунальных платежей малому бизнесу и платы за аренду жилья для наемных работников.

— Граждане Чехии получили трехмесячную отсрочку по кредитам и налогам.

— В Испании с тех, кто потерял работу из-за карантина, не будут брать плату за ипотеку и аренду жилья.

— Великобритания ввела ипотечные каникулы на 3 месяца.

— Крупнейшие банки Грузии разрешили должникам 3 месяца не платить по кредитам.

Нефть дешевеет, а вместе с ней и рубль.Фото: Михаил ФРОЛОВ

Важно!

Рубль, живи!

Кризис напрямую отражается и на курсе национальной валюты. В прошлую среду доллар всего за день подорожал на 5 рублей, пробив психологически важную отметку в 80 рублей. Курс евро в тот же день взлетел с 83 до 88 рублей. И то речь идет о биржевом курсе — в обменниках за валюту Евросоюза придется заплатить больше 90 рублей. Да и всю неделю до этого «деревянный» терял в цене.

— Нефть дешевеет на фоне распространения пандемии коронавируса. А рубль, хотим мы того или нет, крепко привязан к цене на «черное золото», — сказал «КП» экономист Денис Ракша. — Доллар же только укрепляется от низких цен на нефть.

Наша национальная валюта уже вышла на второе место в мире по волатильности, то есть изменчивости, нестабильности курса. По состоянию на 18 марта рубль подешевел к доллару на 28,59%.

Баррель марки Brent в прошлую среду продавали меньше чем за 30 долларов, а российская Urals стоит и того меньше. На этом фоне Центральный банк сообщил, что приступает к продаже иностранной валюты на внутреннем рынке. Это деньги из Фонда национального благосостояния. Эти меры стабилизируют ситуацию на валютном рынке. Логика простая: чем больше предложений на рынке, тем ниже цены. Запасов валюты ЦБ достаточно, чтобы повлиять на курсы.

МНЕНИЯ

«Власти поддерживают граждан через производителей»

— По своему характеру меры, предложенные правительством и Центральным банком, абсолютно понятные и логичные, — считает председатель наблюдательного совета Московской биржи Олег Вьюгин. — Конечно, наши граждане видят новости о том, как в Европе людей освобождают от платы за коммунальные услуги и процентов по кредитам и ипотеке. Никаких похожих мер в пакете правительства пока нет. Но именно что пока — у нас никто не закрывает города на карантин, не закрывает магазины и рестораны. В Европе же многие остались без привычных доходов, и власти сделали для них определенные поблажки. Думаю, если до таких мер против эпидемии дойдет дело и в России, и у нас возможно освобождение от обязательных платежей. Сейчас власти поддерживают граждан опосредованно — через производителей, крупный бизнес. Надежда на то, что они, в свою очередь, обеспечат своим сотрудникам привычный достаток.

«Нужны четкие и понятные меры»

— Буду говорить за свою отрасль: если хорошие рестораны сегодня теряют 25% оборота, то не очень хорошие — уже 50% оборота. И никакие полумеры, популистские заявления ситуацию не спасут, — уверен президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров. — Главные расходные статьи ресторанов — это аренда, зарплаты персонала, налоги. В аэропортах, например, сейчас есть точки питания, в которых аренда оплачивается в валюте, а оборот упал на 90%. На зарплату сотрудникам нет оборотных средств. И занять их в банке невозможно, потому что брать их под 12% бессмысленно. А отсрочка по налогам на квартал никого не спасет, с каждым днем ситуация все хуже.

Нужны четкие, понятные меры. Зарплату сотрудников нужно освободить от НДФЛ. Если их увольнять по обстоятельствам непреодолимой силы, надо будет выплачивать им зарплату еще за два месяца вперед. Если работодатель не может этого сделать, он банкрот. Поэтому надо обеспечить выдачу кредитов на пополнение оборотных средств под минимальный процент, если сохраняются рабочие места. Надо контролировать рост цен на продукты. Если отрасль не спасти, она потеряет более половины участников, а это неминуемые социальные последствия.

Влияние коронавируса на экономику

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *