В XVI веке португальцы в течение 50 лет пытались закрепиться на китайском побережье.Власти династии Мин сначала пускали их в не­которые портовые города, но, когда португальцы стали вместо торгов­ли заниматься грабежом, они были изгнаны. Императоры запретили всю частную торговлю за пределами страны. Все попытки португаль­цев силой захватить бухты на побережье отбивали береговая охрана и флот династии Мин. Только в 1557 году португальцы подкупили мест­ных чиновников и получили в аренду порт Макао. Это позволило им пе­рехватить всю морскую торговлю у китайских купцов. Теперь только португальские суда вывозили из Китая фарфор, шелк и другие товары в Японию, Индонезию, Европу. Одновременно с купцами в Китае и Япо­нии появились иезуиты. Они потихоньку обращали в христианство жи­телей прибрежных городов, ездили на прием к императору и сёгуну. Именно иезуиты познакомили японцев и китайцев с изготовлением пу­шек. В XVII веке корабли английской Ост-Индской компании восполь­зовались ослаблением династии Мин и получили право торговать в Кантоне и Гуанчжоу. Одновременно англичане и голландцы создали свои фактории в Японии.Новая китайская династия Цин, напротив, пошла на союз с европейцами. Англичане, голландцы и французы продавали мань­чжурам пушки и помогали уничтожать китайские отряды, борющиеся за независимость. Больше всего недовольных маньчжурами было сре­ди китайских морских торговцев, которые на своих больших кораблях высаживали десанты повстанческих войск. Когда маньчжуры победили, они запретили китайцам строить большие корабли. В результате все морские перевозки стали возможны только с помощью европейцев. Их фактории возникли во многих прибрежных городах.Когда маньчжуры укрепили свою власть, их стало беспокоить сосед­ство с европейцами. Были введены ограничения на количество евро­пейских кораблей, которые могут заходить в китайские порты, закры­лись около 300 христианских церквей. В 1757 году, когда в Китай дошли вести о захвате англичанами Бенгалии, европейцы были изгна­ны из всех городов. Единственным открытым портом император оста­вил Гуанчжоу. Но и здесь европейцам запрещали поселяться в городе за пределами европейского квартала, обнесенного стеной. Запрет был наложен даже на изучение европейцами китайского языка. Через тридцать лет подданным империи было запрещено заселять острова у побережья. Тех, кто посмел ослушаться, насильно возвращали на ма­терик, а их дома сжигали.

1 апреля всему миру не до смеха: в США — 190 тысяч больных коронавирусом, в Италии и Испании — почти по 100 тысяч. И с каждым днём — огромный прирост. Зато на другом конце земли, в Японии, ситуация стабильна. Больных здесь всего 2200, умерших — 57. А в западных странах, повторим, последняя цифра исчисляется десятками тысяч.

Хотя, казалось бы, в Токио — условия для распространения эпидемии идеальные. Огромная скученность населения, ну и — Азия, центр возникновения коронавируса, Китай, почти под боком. Так почему в 126-миллионной стране даже меньше заболевших, чем в небольшой Корее?

— Во-первых, ключевую роль сыграли особенности японского менталитета. Фанатичная дисциплинированость, ответственность перед окружающими — потомкам самураев не нужно лишний раз напоминать о необходимости самоизоляции или гигиены, — говорит старший преподаватель кафедры инфекционных болезней, фтизиатрии и дерматовенерологии Мединститута СВФУ — Валентина Семёнова. — Государство дало инструкции — народ тщательно выполняет.

Во-вторых, не стоит забывать, что Токио одним из первых получил полную картину течения заболевания. Тот самый лайнер «Бриллиантовая принцесса» с почти тремя тысячами человек на борту (где ещё в конце января началась одна из первых вспышек коронавируса) встал в карантине как раз у берегов Йокогамы. Лекарства и медиков для обслуживания «чумного корабля» предоставили японцы. И весь февраль наблюдали и анализировали. К 1 марта, когда с «Принцессы» выписались последние пассажиры, у Японии был уже огромный опыт лечения коронавируса. И, кстати, изоляции и дезинфекции заражённых помещений.

— В-третьих, это обычные карантинные меры, которые просто тщательно исполнялись. Ничего сверхъестественного в них не было, — продолжает Валентина Семёнова. — Сразу же всем дали возможность работы с удалённым доступом, запретили скопления народа. Повторю, благодаря дисциплине самоизоляция стала действительно массовой и успешной.

Последняя новость — правительство Японии осторожно допускает, что, если эпидемия пойдёт на спад, некоторые учебные заведения снова откроются уже через пару недель. И это не первоапрельская шутка.

Аудио: Персональные данные россиян могут утекать через QR-коды для выхода из дома

Медикам — аплодисменты!

Мир аплодирует медикам, которые, рискуя своей жизнью, спасают всех нас от пандемии коронавируса. Врачи и медсёстры, спасибо вам за ежедневный подвиг!

Самоизоляция страны и японские карты XIX века

Японские карты и схемы здесь главное – это красиво, а про изоляцию просто к слову.

Япония. «Китайская фабрика, основанная в 1688 году, на улице Тэн-чан в Нагасаки». Из книги 1822 / Japan. «The Chinese Factory in the Street of Teng-chan at Nagasaki, founded in 1688.» from «Illustrations of Japan consisting of private memoirs and anecdotes of the reigning dynasty of the Djogouns, or sovereigns of Japan…» by Isaac Titsingh, London: R. Ackermann, 1822. Note: During the period of Japanese seclusion, the Chinese, like the Dutch, were allowed to reside and trade in a restricted area in Nagasaki. Source
На гравюре – план китайской фабрики в Нагасаки, основанной в 1688 году – в период действия политики сакоку – самоизоляции Японии. Китайцам и голландцам в те времена было разрешено проживать и торговать, но только на специальных территориях в Нагасаки. Пара слов о сакоку.
Сакоку / 鎖国, буквально «страна на цепи» — политика самоизоляции Японии от внешнего мира, которая проводилась сёгунами из рода Токугава с 1641 по 1853 годы.
С середины XVI века на японских островах завязалась торговля с европейцами. В 1542 году там появились португальцы, а в 1580 — испанцы. В Японию потянулись купцы, пираты и миссионеры. Появление европейцев на японских островах способствовало как развитию морской торговли, так и обострению междоусобных войн. Возникла опасность подчинения Японии европейскими колонизаторами. Испанцы и португальцы принимали участие в японских внутренних войнах на стороне южных феодалов. Реальной была и угроза от маньчжуров, подчинивших своей власти Китай и Корею.
Основной (?) же причиной закрытия Японии стали внутренние проблемы. Развитие внешней торговли в XV-XVI вв. способствовало росту прослойки богатых горожан в морских портах. Их влияние стало настолько значительным, что грозило подорвать устои традиционного феодального строя. Для сохранения своего положения правящей верхушке было необходимо «подрезать» торговую буржуазию – запретить ей заниматься внешней торговлей.


План голландской фабрики на острове Дэдзима в Нагасаки. На искусственном острове Дэдзима в Нагасаки голландские торговцы находились практически в заключении / Japan. «Plan of the Dutch Factory in the Island of Desima at Nagasaki.» from «Illustrations of Japan consisting of private memoirs and anecdotes of the reigning dynasty of the Djogouns, or sovereigns of Japan…» by Isaac Titsingh, London: R. Ackermann, 1822. Source
Торговля с иностранцами была монополизирована компанией, созданной и контролируемой правительством сёгуна, организованной с прямым участием правительства в качестве пайщика. Это лишало источника обогащения и торговое сословие, и южных феодалов.
Сёгунат боролся против иностранного влияния. Чиновники, виновные в связях с иностранцами были смещены, подтвержден указ о запрещении миссионерской деятельности, казнено несколько христиан. В 1614 году особым указом было введено полное и безоговорочное запрещение иноземной религии. В 1630 году прекращен ввоз европейских книг, а также китайских, где имелось малейшее упоминание о христианстве.
Под страхом смертной казни с 1636 года японцам запрещалось покидать территорию своей страны без особой правительственной санкции и строить большие суда, пригодные для дальних плаваний. Иностранные же купцы давали специальное обязательство заниматься только торговлей.


Землетрясение и извержение вулкана Асама в провинции Синано из книги 1822 года. Сильное извержение было в 1783 году, погубившее 48 селений и до 10 тыс. человек / Japan. «Earthquake and Eruption of the Mountain of Asama-yama, in the province of Sinano.» from «Illustrations of Japan consisting of private memoirs and anecdotes of the reigning dynasty of the Djogouns, or sovereigns of Japan…» by Isaac Titsingh, London: R. Ackermann, 1822. Source
После подавления восстания христиан в Симабаре (1637-1638) сёгунат рядом указов окончательно «закрывает» страну для иностранцев, стремясь пресечь любое иностранное влияние. В 1638 году по указу Токугава из страны были высланы все португальцы, на испанцев репрессии были распространены еще раньше.
Все контакты с западным миром были монополизированы голландцами-кальвинистами, особое положение которых в стране было обеспечено их помощью в подавлении восстания католиков. Два раза в год был разрешен заход голландских и китайских судов лишь в один порт в стране — Нагасаки.


«Землетрясение, извержение вулкана и наводнение в провинции Симахара» / Japan. «Earthquake, Volcanic Eruption and Inundation in the Province of Simahara.» from «Illustrations of Japan consisting of private memoirs and anecdotes of the reigning dynasty of the Djogouns, or sovereigns of Japan…» by Isaac Titsingh, London: R. Ackermann, 1822. Source
Сведения о западных науках и культуре проникали в Японию в виде рангаку /буквально «голландские науки» через голландскую торговую факторию на насыпном острове Дедзима в гавани Нагасаки. Европейские знания проникали и через китайские гравюры из Сучжоу, в которых были освоены западные идеи и техники, через китайские книги о западном искусстве.
До 1720 года распространение этих знаний в японском обществе считалось достаточно опасным. Существовала монополия на перевод голландских книг. Это дело было поручено замкнутому цеху переводчиков, которые на протяжении ряда поколений занимались переложением западных знаний на японский лад.
После 1720 года политика изоляции была несколько ослаблена. После 1803 года запреты на распространение рангаку были постепенно сняты. Последние гонения на «специалистов по варварским наукам» были отмечены в 1839 году. Активное изучение и освоение рангаку позволило японцам подготовиться к открытию страны для европейцев и в сжатые сроки сократить свое инфраструктурно-технологическое отставание от Европы.
Изоляционистская политика позволяла сёгунам надзирать за торговлей с Кореей и Китаем, сводить к минимуму миссионерскую деятельность католических священников и не допускать колонизации островов европейцами.
Далее просто японские карты.


Киото. Около 1880 / Japanese Map of Kyoto, ca. 1880. via


Киото. Около 1880 / Japanese Map of Kyoto, ca. 1880. via


Графическая дорожная карта Японии, фрагмент. Возможно середина XIX века. Ксилография / Nihon zenkoku dochu ezu (Pictorial Route Map of Japan), woodblock print, probably mid-19th century. Cortazzi Collection. Source


Графическая карта-план Никко. Фрагмент. Ксилография

План Никко. Фрагмент. Ксилография

План Никко. Фрагмент. Ксилография

Никко / Nikko oyama no ezu. Cartographer Ueyama Yahei. Place of Publication Nikko. Woodblock Print. Map Size 28.5×42.0 cm. Area Nikko. Source. Кликабельно

Вариант карты-плана Никко. Гарвардские художественные музеи, Кембридж, Массачусетс, США / Map of Nikko. 19th century. Hand-colored woodblock print; ink and light color on paper. 32.4 x 45.7 cm. Harvard Art Museums. Object Number 1943.1826. Source

Northern Honshu region of Japan. Hokuriku, 1874. The map is from Shihan Gakkou henshuu , Nihon Chishi Ryaku II . Printed by the Ministry of Education, 1874 (7th year, Meiji Era). Source

Northern Honshu region of Japan. Hokuriku, 1874. The map is from Shihan Gakkou henshuu , Nihon Chishi Ryaku II . Printed by the Ministry of Education, 1874 (7th year, Meiji Era). Source

Токио, фрагмент. 1883 / Tokyo panoramic view from an almanac published by Fuugetsu Shouzaemon, Kyoto, 1883 (16th year of the Meiji Era). Source

Токио / Tokyo panoramic view from an almanac published by Fuugetsu Shouzaemon, Kyoto, 1883 (16th year of the Meiji Era). Source

Осака / Osaka panoramic view from an almanac published by Fuugetsu Shouzaemon, Kyoto, 1883 (16th year of the Meiji Era). Source

Киото / Kyoto panoramic view from an almanac published by Fuugetsu Shouzaemon, Kyoto, 1883 (16th year of the Meiji Era). Source

World Map from an almanac published by Fuugetsu Shouzaemon, Kyoto, 1883 (16th year of the Meiji Era). Source

Очень поверхностные, в основном, википедия. Ссылки даны в тексте.
В теме ничего не понимаю. Исправьте, если что не так.
Литература:
Кин Д. Японцы открывают Европу: 1720—1830. — М.: Наука, 1972. — 208 с.
Кацугарава Хосю. Краткие вести о скитаниях в северных водах. — М.: Наука, 1978.
Мещеряков А. Н. Стать японцем. Топография и приключения тела. М., 2012.
Мещеряков А. Н. Быть японцем. История, поэтика и сценография японского тоталитаризма. М., 2009.
История Японии. Под редакцией Д. В. Стрельцова. М., 2015.
Также см.:
Как христианство появилось в Японии
Снежная Япония от Хиросигэ
Картография, очень старые посты:
Старинные карты. Часть 1
Старые карты. Часть 2. Политическая сатира и пропаганда
Старые карты. Часть 3. Занимательная картография: выборы, война, футбол
Занимательная география. Старые карты. Часть 4
Занимательная география. Старые карты. Часть 5

«Открытие под дулами орудий»: как в XIX веке американцы «помогли» Японии отказаться от политики изоляционизма

До берегов Японии первые европейцы добрались в середине XVI века. Это были торговцы и миссионеры из Португалии и Испании, которые в ту эпоху активнее других народов осваивали планету. Больше всего в связях с иностранцами были заинтересованы приморские феодалы, получавшие от заморских гостей огнестрельное оружие, и состоятельные горожане из портовых городов, быстро сколотившие себе на международной торговле капиталы, позволявшие им нарастить свою роль в обществе.

Кроме того, отдельные местные властители стали использовать католическую проповедь с целью оторвать своих подданных в духовном плане от остальной страны и поднять среди них собственный авторитет. Всё это раздражало представителей сил, стоявших за объединение Японии, — в частности, образовавшегося в начале XVII века правительства сёгуната Токугава.

Более того, японские правители быстро осознали, что европейцы в Азии категорически не желают ограничиваться одной только торговлей. И рано или поздно перейдут к физическому захвату восточных стран. Поэтому вскоре на территории Японии были запрещены католическая миссионерская деятельность, ввоз иностранных книг и несанкционированный выезд японских подданных за рубеж.

  • Картина Аодо Дэнзэн «Две провинции», начало XIX века

«Руководители сёгуната считали, что иностранная религия, философия и другие заморские веяния несут угрозу их власти», — рассказал в беседе с RT руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения сёгуната, стало восстание крестьян католического вероисповедания на полуострове Симабара в 1637—1638 годах, которое было подавлено властью с большим трудом и потерями. Практически все контакты с иностранными государствами после этого были прерваны. Ограниченный допуск с торговой целью был сохранён только за кальвинистами-голландцами, помогавшими войскам сёгуната подавить восстание католиков.

«Страна на цепи»

Таким образом, начиная с 1641 года Япония проводила политику самоизоляции, известную как «сакоку» (дословно — «страна на цепи»). Командиры прибрежных гарнизонов получили даже приказ открывать огонь по любому иностранному судну, несанкционированно приблизившемуся к берегу. И это очень не нравилось западным государствам.

По миру ходили слухи о несметных богатствах японских феодалов (оказавшиеся на практике сильно преувеличенными), а сами Японские острова занимали важное геополитическое положение у берегов Восточной Азии.

Наибольшую дипломатическую активность на японском фронте развили американцы, видевшие в Стране восходящего солнца свои ворота в Азию.

«Американцы искали для себя новые рынки сбыта, сырьевые придатки и зависимые территории на берегах Тихого океана. И их в этом смысле сильно заинтересовала Япония», — рассказал Валерий Кистанов.

Однако три экспедиции, отправленные из США в Японию в 1830—1840-е годы, вернулись ни с чем. И тогда дипломатическая миссия была поручена весьма примечательному человеку — коммодору Перри.

Дипломатия Старого Медведя

Мэтью Перри родился 10 апреля 1794 года в штате Род-Айленд в семье военного. По матери он был потомком регента и национального героя Шотландии рыцаря Уильяма Уоллеса. Уже в 15 лет Перри-младший в звании гардемарина служил в военно-морском флоте, а с 18 — участвовал в Англо-американской войне, принёсшей ему лейтенантское звание. Прослужив затем несколько лет у берегов Африки, Перри, уже как командир шхуны «Акула», был направлен с самостоятельными задачами в Карибское море. Там он, в частности, захватил и присоединил к США остров Ки-Уэст.

  • Коммодор Мэтью Перри
  • © Bettmann / Getty Images

Так вышло, что звания капитана и коммодора Перри получил на берегу. В 1830—1840-е годы он был офицером на верфи Нью-Йорка, надзирал за строительством американского парового фрегата «Фултон», руководил подготовкой морских инженеров и артиллеристов. В 1843 году он вернулся в море. Принимал активное участие в войне с Мексикой, в частности в разрушении бомбардировкой города Табаско. На должности командующего внутренней эскадрой ВМС США Перри осаждал Веракрус. За свою грубость он получил прозвище Старый Медведь.

С учётом его репутации поручение коммодору дипломатической миссии, на первый взгляд, выглядело нелепо. Однако, как оказалось, власти США знали что делают. В 1852 году Перри получил предписание совершить то, чего не удалось добиться другим офицерам и дипломатам, — заключить торговый договор между Соединёнными Штатами и Японией. При этом ему были предоставлены особые полномочия — в частности, на своё усмотрение использовать военную силу. В ноябре 1852 года Перри возглавил эскадру из десяти кораблей и отбыл в Азию через Атлантический и Индийский океаны.

Также по темеЭффект боевого знамени: как президенты США повышали свой рейтинг, объявляя войны Главы мировых государств уже не первый раз пользуются «маленькими победоносными войнами» для решения своих задач. Особого успеха в…

«В Вашингтоне прекрасно знали, что Япония не желает выходить из состояния самоизоляции и что посланнику будет сложно. Поэтому выбор пал именно на Перри», — рассказал в интервью RT старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, доцент Института иностранных языков МГПУ Виктор Кузьминков.

В мае 1853 года эскадра Перри добралась до королевства Рюкю, находившегося в зависимости от Японии. Местные власти не хотели пускать американцев, но те высадили на берег вооружённый десант. Не имея боеспособных вооружённых сил, жители Рюкю провели с заморскими гостями ни к чему не обязывающие переговоры, устроили в их честь пир, но заявили, что не имеют полномочий для установления международных отношений.

Причём хозяева пошли на хитрость и с точки зрения протокола встретили американцев на более низком уровне, чем, например, китайские посольства. В начале июля Перри разделил свою эскадру и во главе отряда из четырёх кораблей направился в Японию.

8 июля 1853 года американцы подошли к Эдо, являвшемуся центром сёгуната Токугава — резиденцией японского правительства. Подготовиться к обороне от противника, имевшего на вооружении около ста новейших пушек, стреляющих разрывными бомбами, японцы толком не успели. Руководство порта потребовало от американцев отбыть для проведения переговоров в Нагасаки, однако Перри отказался. Не захотел он и передавать дипломатические документы «по инстанции».

Коммодор объявил, что если его за три дня не примут представители высшего политического руководства Японии, то он высадит в Эдо десант и лично явится к сёгуну, который был прикован к постели тяжёлой болезнью. В результате общаться с Перри пришлось главе японского правительства Абэ Масахиро. Он принял у коммодора документы и, сославшись на болезнь сёгуна, попросил на их проработку год. Перри дал ему соответствующее обещание.

  • Командир Анан, коммодор Мэтью Перри и капитан Генри Адамс
  • © Library of Congress

Однако своего слова коммодор не сдержал. Он отбыл в Гонконг и там его настигла новость о смерти сёгуна. Американцы развернули свои корабли назад. Уже в феврале 1854 года они, выстроившись в боевой порядок, подошли к Эдо. С учётом того, что японские власти ещё не приняли никакого решения по американским предложениям, Абэ Масахиро пришлось импровизировать. Чтобы взять паузу, глава правительства дал в честь гостей роскошный по японским меркам обед. Однако грубый и нетактичный Перри был недоволен — не имея ни малейшего представления о японской культуре, он считал, что хозяева… прячут от него свои деликатесы.

Абэ Масахиро вскоре осознал, что американцы попросту не оставили его стране выбора, и дал согласие на подписание заведомо неравноправного торгового договора, согласно которому Япония обязалась пускать американские корабли в порты Симода и Хакодате, благосклонно относиться к гражданам Соединённых Штатов, предоставлять им благоприятствование в торговле и разрешить открытие на своей территории консульства США.

Перри по возвращении на родину был объявлен национальным героем, награждён огромной по тем временам премией в $20 тыс. и званием контр-адмирала, после чего вышел в отставку и вскоре скончался.

По пути модернизации

«Америка открыла Японию миру под дулами орудий. Это вообще было характерно для данной эпохи», — отметил Валерий Кистанов.

По словам Виктора Кузьминкова, судьба Японии в известном смысле была предрешена.

  • Западные торговцы и миссионеры в Японии
  • © Idemitsu Museum of Arts, Tokyo

«Начался период активного вторжения западных держав на Дальний Восток. В результате Опиумных войн сильно страдал Китай. И Япония в той ситуации просто не могла остаться нетронутой. Власти Страны восходящего солнца отдавали себе отчёт в том, что если они не подпишут договор с американцами на мирных условиях, то их, скорее всего, будет ожидать судьба китайского соседа», — подчеркнул он.

При этом, по мнению учёного, японское руководство сумело сделать из случившегося выводы.

«Договор-то был заключён, но японцы поняли, что если они ничего не изменят в своей жизни, то рано или поздно с ними всё равно поступят так, как поступили с Китаем. И чтобы этого избежать, необходимо было запустить процесс модернизации. Что и было сделано.

Также по темеНарышкин заявил о необходимости дать правовую оценку бомбардировке США Хиросимы и Нагасаки Атомной бомбардировке США японских городов Хиросима и Нагасаки в 1945 году ещё предстоит дать правовую оценку, заявил председатель…

Уже в следующем десятилетии в Японии произошла сопровождавшаяся многочисленными реформами Реставрация Мэйдзи. Старая система сёгуната была упразднена, страна перешла к прямому императорскому правлению и многочисленным административным и техническим заимствованиям из-за рубежа. Американцы, сами того не желая, подтолкнули японцев на путь модернизации», — отметил Виктор Кузьминков.

Политолог-американист, член-корреспондент Академии военных наук Сергей Судаков считает события, связанные с экспедицией Перри, характерным проявлением американского «политического реализма».

«Политический реализм по-американски — это когда всё брошено на достижение результата любыми средствами. Если результат не достигается, то это политический идеализм. Когда нужно бренчать оружием, грозить или даже применять военную силу для достижения какой-то прагматической цели, это называется защитой национальных интересов. И так происходило не только в Японии. В Мексике, на Филиппинах и ещё во множестве других стран», — подчеркнул эксперт.

По словам учёного, так было всегда. «Если мы посмотрим в историю, то легко можем убедиться, что ничего в этом смысле не менялось и не изменилось даже сегодня. Когда Америка видит что-то выгодное для себя, ей наплевать на то, что об этом думают другие», — резюмировал Сергей Судаков.

Самоизоляция Японии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *