Оформление дополнительного соглашения к трудовому договору о дистанционной работе из-за коронавируса + образец

В РФ удаленный рабочий режим рекомендован из-за угрозы распространения респираторной инфекции COVID-19. Работодатели переводят сотрудников на дистанционный режим работы в связи с коронавирусом, что должно быть правильно оформлено — составлен приказ о переводе на удаленку и дополнительное соглашение к трудовому договору.

По мнению властей, такой подход позволит ограничить взаимодействие между людьми и, как следствие, воспрепятствовать заражению.

Нужно ли дополнительное соглашение к трудовому договору при переводе на дистанционную работу?

Переход персонала на удаленную работу обязательно подлежит документальному оформлению:

  1. Сотрудник должен подтвердить готовность к выполнению трудовых функций в домашних условиях, предоставив своему работодателю надлежащее заявление или письменное согласие — образец заявления об удаленку в период коронавируса.
  2. Получив от работника такое подтверждение, руководитель организации должен издать соответствующий приказ, утверждающий заявленный переход — образец приказа о переводе на удаленный режим из-за коронавируса.
  3. После этого директор фирмы (учреждения) заключает с сотрудником дополнительное соглашение, которое оформляется в качестве неотъемлемого приложения к уже действующему трудовому договору. Оно четко регламентирует дистанционнаую занятость физлица у данного работодателя.

Руководитель предприятия не должен отправлять своего наемного сотрудника на удаленную занятость без соответствующего приказа и дополнительного письменного соглашения к уже существующему трудовому договору.

Необходимость заключения доп соглашения при переходе на дистанционный режим работы оговорена нормами статьи 72 Трудового кодекса РФ. Речь идет о корректировке ранее согласованных условий работы, закрепленных действующим трудовым договором. В данном случае меняется рабочее место физического лица – теперь оно находится за пределами стационарного места (адреса) дислокации его работодателя.

Новый режим труда гражданина, продолжающего работать в рамках конкретной организации, регламентируется содержанием дополнительного письменного соглашения, оформляемого без перезаключения базового трудового договора.

Не нужно расторгать действующий трудовой договор и заключать новые, необходимо прописать новые условия в допсолашении.

Временный характер дистанционной работы – на период вероятного распространения коронавируса – также необходимо оговорить этим допсоглашением. При этом должны соблюдаться правила и требования главы 49.1 ТК, то есть статьи 312.1-312.5 ТК, нормативно регулирующие удаленную занятость.

Содержание доп соглашения на удаленный режим из-за коронавируса

Форма дополнительного письменного соглашения, регламентирующего удаленную (надомную) занятость сотрудника предприятия на время вспышки коронавиурса, является свободной. При составлении этого документа, однако, нужно руководствоваться рекомендациями Минтруда РФ, а также вышеупомянутыми нормами главы 49.1 ТК.

Факт изменения режима труда и новые условия работы, действительные во время угрозы короновируса, оформляются сторонами в соответствии с требованиями статей 72 и 72.2 главы 12 ТК.

Двустороннее соглашение о переходе со стационарного места работы на дистанционное включает такие сведения:

  1. Реквизиты базового трудового договора, непосредственно дополняемого новыми условиями. Нужно указать дату его составления, а также регистрационный номер.
  2. Дата оформления, порядковый номер самого соглашения. Подчеркивается, что оно является приложением к базовому трудовому договору, упомянутому выше.
  3. Населенный пункт (город).
  4. Общие сведения о предприятии работодателе (название, юридический адрес, фактическое местонахождение, регистрационные коды, прочие реквизиты).
  5. Данные руководителя фирмы (учреждения) – представителя работодателя, выступающего подписантом документа. Нужно указать его ФИО, название занимаемой должности.
  6. Данные сотрудника, переходящего на удаленный режим в связи с коронавирусом и, соответственно, являющегося подписантом этого документа. Указываются его ФИО, должность, а также паспортные сведения.
  7. Реквизиты распоряжения (приказа) работодателя, официально утвердившего перевод физлица на удаленную работу из-за коронавриуса.
  8. Констатация временного перехода сотрудника подписанта на дистанционный рабочий режим на период угрозы коронавируса. При этом указывается адрес проживания (нахождения) физлица, являющийся его новым рабочим местом.
  9. Срок действия данного соглашения (дата начала, дата окончания), то есть общий период надомной занятости работника. Он может соответствовать предполагаемому сроку существования угрозы короновируса. Следует указать, что по истечении конкретного времени данный гражданин возвращается на свое первоначальное (стационарное) место работы.
  10. Режим надомного труда – время начала и завершения рабочего дня, перерывы, предусмотренные выходные.
  11. Правила обеспечения безопасности удаленной работы.
  12. Коммуникации между работодателем и наемным сотрудником (информационное взаимодействие, связь, документооборот). Например, e-mail, телефон, онлайн-мессенджеры.
  13. Техническое оснащение дистанционного рабочего места (условия обеспечения удаленного сотрудника персональным компьютером, интернет-подключением, средствами связи, иными необходимыми устройствами).
  14. Передача сотруднику рабочих заданий, проверка и контроль их надлежащего выполнения, предоставление работодателю готовых результатов. Описывается предусмотренный регламент (порядок).
  15. Оплата труда. Нужно четко обозначить систему вознаграждения, применяемую во время действия данного соглашения в периоду угрозы вируса COVID-19 (коронавируса), а также порядок совершения выплат. Указываются суммы зарплаты, правила её исчисления (начисления), сроки выдачи. Важное условие – наемный сотрудник не должен пострадать из-за перехода на удаленную занятость.
  16. Расшифрованные подписи сторон – директора фирмы и работника.

Документы оформляется в двух равнозначных (одинаковых) экземплярах. Один – для работодателя. Второй – для самого гражданина, вынужденного трудиться удаленно.

Скачать образец

Скачать образец доп соглашения о дистанционной работе в связи с коронавирусом.

Полезное видео

Как наладить удаленную работу в период коронавируса (COVID-19) смотрите в видео:

Выводы

Базовым трудовым договором сторон четко определено, что свои функциональные обязанности наемный сотрудник выполняет на конкретном рабочем месте. Как правило, адрес выполнения оговоренной работы соответствует адресу нахождения работодателя.

Если из-за коронавируса рабочее место подлежит переносу и будет находиться теперь не на территории работодателя, а непосредственно по адресу наемного сотрудника, данный факт обязательно фиксируется дополнительным соглашением.

О приказе Сталина № 227 «Ни шагу назад!»
(6 фото)

Наши доморощенные фальсификаторы в разного рода измышлениях о Великой Отечественной войне чаще всего связывают этот приказ Сталина, получивший в народе и в армии название «Ни шагу назад!», с введением штрафных рот и батальонов, с заградотрядами, на которых держалась якобы вся оборона: они-де гнали солдат в наступление . . Думается, что есть смысл подробнее рассмотреть всё, что связано с этим вошедшим в легенды, чрезвычайной важности для той поры документом.
ОФИЦИАЛЬНО он назывался — «Приказ наркома обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года. О МЕРАХ ПО УКРЕПЛЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ И ПОРЯДКА В КРАСНОЙ АРМИИ И ЗАПРЕЩЕНИИ САМОВОЛЬНОГО ОТХОДА С БОЕВЫХ ПОЗИЦИЙ».
Этот приказ не имел грифа «Секретно», а лишь «Без публикации», впервые полный текст его был опубликован в 1958 году в учебном пособии, вышедшем в Военной академии им. Фрунзе («История военного искусства. Курс лекций в 6 томах», том 5). В открытой же печати этот приказ появился только в 1988 году — в «Военно-историческом журнале». В наше время этот документ полностью уже не раз публиковался в книгах И. Пыхалова, Ю. Рубцова, В. Дайнеса и автора этой статьи и других публикациях.
Хулители нашего прошлого, не вдумываясь в глубину содержания этого документа, в обстановку того времени, когда он принимался, действительно видят в нём только «штрафбаты» и «заградительные отряды», только «сталинскую жестокость», только «бесчеловечность» по отношению к воинам, которых якобы лишь «пулемёты заградотрядов могли удерживать от отступления».
Свою часть Великой Отечественной войны я прошёл командиром взвода и роты в 8-м Отдельном офицерском штрафбате, потому могу утверждать, что самой главной целью приказа № 227 было не создание штрафных подразделений и заградотрядов, хотя это и немаловажная составляющая этого документа. Главной побудительной причиной и основной задачей его было добиться морального перелома в войсках, воспитания высокой личной ответственности у каждого воина за судьбу социалистической Родины.
Лжеисторики приписывают Сталину некую «дьявольскую, бесчеловечную жестокость», проявившуюся, дескать, в изданном им приказе. Но ведь во все времена, во всех регулярных армиях предусматривалась строгая ответственность за выполнение боевых задач. Возьмём, к примеру, несколько выдержек из документов времён Петра Великого, касающихся русской армии:
Из приказа Петра Первого воинству своему в день Полтавского сражения, июня 27 дня 1709 года:
«Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое… Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого…»
Не правда ли, очень похоже на этот документ обращение Сталина в приказе «Ни шагу назад!»: «Наша Родина переживает тяжёлые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникёрам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев — это значит обеспечить за нами победу».
Вот несколько фраз из другого документа петровского времени, который называется Собственноручные Петра Первого Великого для военной битвы правила:
«…Никто из господ генералов с места баталии прежде уступать не имеет, пока он от своего командира к тому указ не получит. Кто же место своё без указу оставит, или друга выдаст, или бесчестный бег учинит, то оный будет лишён и чести, и живота. И для того как генералам, так и офицерам повелевается, чтоб крепко то солдатам внушали и оных в том удерживали, а хотя б так и случилось, чтоб рядовых было удержать не можно, то генералам и офицерам остаться при тех, кои устоят, хотя конные при пехоте или пехота при коннице».
К этому следует добавить ещё выдержку из Артикула воинского 1715 года, опубликованного вместе с текстом Устава воинского 1716 года:
«Артикул 97. Полки или роты, которые с неприятелем в бой вступя, побегут, имеют в генеральном военном суде суждены быть. И есть ли найдётся, что начальные притчины тому были, оным шпага от палача переломлена и оныя ошельмованы, а потом повешены будут».
Очевидно, нет необходимости в переводе этого документа на современный язык, всё предельно ясно. Сравните эти статьи и положения Петровского устава со словами сталинского приказа:
«Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину.
Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникёров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу. Паникёры и трусы должны истребляться на месте.
Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования».
Так что же особенно жестокого, «бесчеловечного», как любят говорить современные «правдоискатели», было в приказе № 227?
Что касается штрафных батальонов, учреждаемых этим историческим приказом, то кто о них может рассказать не «ужастики», сочинённые лгунами и вралями разных мастей, а истинную правду: офицеры-фронтовики, бывавшие в них штрафниками, либо командовавшие ими, или злобные ненавистники всего советского, вроде авторов вновь мелькающего на телеэкранах скандально известного 11-серийного «Штрафбата» Володарского—Досталя, или некоторые актёры, игравшие в нём определённые роли? Этот злостно-лживый фильм был создан по одноимённому «роману» Э. Володарского его единомышленником Н. Досталем, хотя они далеко не единственные, кто беззастенчиво покушается на правду о Великой Отечественной войне. Многие, наверное, помнят «художественный» фильм «Гу-га» по сценарию Семашко. Тогда, в 1986 году, в горбачёвское время, это была «проба пера» на неправду о приказе № 227 и о штрафных батальонах и ротах, учреждаемых этим приказом. Некоторые цензурные ограничения публикаций о приказе № 227 и штрафбатах в частности тоже сыграли определённую роль в распространении всяческих слухов и измышлений о них. В дальнейшем, уже в 1989 году, вышел «документальный» фильм Льва Данилова «Штрафники (Сюжеты из приказа № 227)». Слово «документальный» я взял в кавычки не зря — там многое поставлено с ног на голову. Достаточно упомянуть, что обычный кадр, когда станковый пулемёт поддерживает наступление пехоты, истолковывался автором фильма, как «штрафников гонит в атаку пулемёт заградотряда». Тогда в эту ложную версию поверил, помнится, даже фронтовик-писатель Вячеслав Кондратьев, опубликовавший в «Литературной газете» свою статью «Парии Войны».
Пожалуй, всё-таки самым «выдающимся» по концентрации искажений правды и по откровенной лжи о штрафбатах, заградотрядах стал тот самый «Штрафбат», заполонивший телевизионные экраны в канун 60-летия Победы, до сих пор упорно и настойчиво демонстрирующийся. К сожалению, это представление о штрафбатах и по сей день неустанно вдалбливается современными СМИ в умы приходящих на смену нам поколений.
В ряду фальсификаторов исторической правды и «сам» председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков. Собственным «шедевром» «Утомлённые солнцем-2», приуроченным специально к 65-летнему юбилею Победы, он превзошёл своего не менее скандального предшественника по уровню фальсификации истории нашей Великой Отечественной войны. Стержневым содержанием здесь стал опять штрафной батальон, а главным «консультантом» и сценаристом (хотя это по понятным причинам и не афишируется) был привлечён всё тот же уже известный «специалист по штрафбатам» Э. Володарский. Поэтому у них штрафбат, по выражению самого Михалкова, — это «дно», ниже некуда!
В 2005 году на экранах российского ТВ режиссёр Фуад Шабанов показал документальный фильм «Подвиг по приговору» с моим и других прошедших «щтрафную школу» офицеров и генералов участием. Этот фильм, освещающий основные положения приказа «Ни шагу назад!», в основе своей правдив, так как базируется на истинных свидетелях того времени, вот только, к сожалению, не был так растиражирован по телеканалам, как «Штрафбат».
В фильме «Подвиг по приговору» участники войны — бывшие штрафники или их командиры — свидетельствовали о том, что штрафные батальоны формировались из провинившихся офицеров, а штрафные роты — из солдат и сержантов. И если штрафные роты (а не штрафбаты) и пополнялись за счёт заключённых, то их в штрафники начальники лагерей отбирали, пожалуй, строже, чем сегодня некоторых кандидатов в депутаты.
Один из персонажей этого фильма, бывший штрафник, полковник в отставке Николай Чернов, по-моему, очень точно выразил мысль, думаю, всех фронтовиков:
«Чтобы судить о штрафных батальонах, надо пройти самому войну, быть военным человеком… На войне идёт речь о жизни и смерти не только человека, но и всей страны. Штрафбаты были созданы своевременно и принесли большую пользу, укрепив дисциплину в армии вообще и предотвратив многие необдуманные поступки или решения военных разных рангов. Я был офицером-штрафником и считаю, что невиновные там если и были, то единицы. Офицер, командир, всегда ответствен за дела и поступки своих подчинённых. Я понёс наказание за своих подчинённых, это было уроком и для других».
К 65-летию Победы выходили на российские телеэкраны и другие документальные фильмы о штрафбатах. Например, Межгосударственная телерадиокомпания «Мир» откликнулась авторским фильмом Алексея Хохлова «Штрафной удар» на основе телеинтервью с автором этой статьи. В фильме с участием известного военного историка Игоря Пыхалова, доктора философских наук, кандидата исторических наук, профессора Андрея Вассоевича и бывших фронтовиков, воевавших в штрафных формированиях, были убедительно опровергнуты лживые вымыслы о штрафбатах и штрафных ротах, даны сокрушительные оценки многим современным «искателям правды» в нашей военной истории. Но этот фильм увидели только зрители некоторых стран СНГ, по российским каналам он не был показан. Говорят, Путин соответствующее соглашение со странами Содружества подписал, а вот то ли Чубайс, то ли Кудрин денег не дали… Может, это просто слух, поди разберись сегодня, кто фактически правит страной…
На «ТВ Центр» вышел ещё один документальный фильм о штрафниках — «Штрафная душа», также основанный на телеинтервью с нами, фронтовиками. Аннотировался он следующими словами авторов фильма: «На фронте приказ Сталина № 227 от 28 июля 1942 года называли «Ни шагу назад!» Историки до сих пор дают этому документу противоречивые оценки. Одни говорят, что он помог укрепить дисциплину, остановить отступление Красной Армии и покончить с пораженческими настроениями на передовой и в тылу. Другие считают, что это была первая попытка политической реабилитации «врагов народа» — им предоставили возможность досрочного освобождения, правда, с условием: вину перед Родиной требовалось искупить кровью…»
Фильм был сделан с исторически точными комментариями доктора исторических наук, профессора Юрия Жукова и кандидата исторических наук Юрия Рубцова, который, кстати, в своих книгах «Штрафники Великой Отечественной» и «Новая книга о штрафбатах» довольно часто приводит ссылки на мои книги. И в этом фильме убедительно показана справедливость оценки именно этих историков, а не их антиподов.
Но то ли потому, что съёмочной группой, работавшей со мной, руководила молодая женщина, то ли эта задача была ей предопределена руководителями «ТВ Центра», меня всё время она подталкивала перейти на тему «Женщины на фронте», совсем не характерную для штрафбатов. Зато, когда я рассказал о том, как один штрафник обманул фрицев, изобразив из себя «перебежчика» и тем самым создав обстановку, позволявшую роте перейти в атаку и успешно её завершить, эта миловидная женщина даже искренне возмутилась: «Как это мы позволяли обманными действиями нарушать правила ведения войны». Пришлось ей в не очень вежливой форме напомнить, что обмануть противника — одна из доблестей настоящего воина и что немцы и под Москвой, и под Сталинградом, потерпев поражения, тоже обвиняли русских в том, будто они неправильно воюют, применяют в сражениях «неадекватные» тактические приёмы или стратегические решения. Это, конечно, курьёз, но он показывает компетенцию тех, кем иногда делаются исторические фильмы о войне.
Запомнилась и многосерийная документальная киноэпопея «Алтарь Победы». В канун Дня защитника Отечества прошёл на телеэкранах документальный фильм «Штрафбат» режиссёров Алексея Смаглюка и Вячеслава Закий. Авторы этого фильма представляли его как «документальный фильм о Второй мировой войне». «Вопреки сложившимся стереотипам, отмечали они, штрафные батальоны отнюдь не были плохо управляемыми сборищами преступников, сбродом уголовников, как их представляют себе непосвящённые. Они были достаточно хорошо организованы. Немецкие солдаты прекрасно знали: бойцы штрафбатов не страшатся ранений и боли. Отличиться в бою — это было единственным способом стать реабилитированным и освободиться, единственным, помимо смерти. Гитлеровцы прекрасно знали, что смертники из штрафбата не боятся ран и увечий. Ранение было для них условием освобождения и реабилитации. Свою вину перед Родиной, независимо от того, провинился штрафник на самом деле или был осуждён без вины, он должен был смыть кровью, своей и вражеской…»
Здесь, видимо, под напором свидетельств фронтовиков авторы вынуждены были признать, что штрафбаты — не «сборища преступников, не сброд уголовников», но главной линией фильма у них всё-таки осталось то, что штрафники — это «смертники», кроме смерти, у них, мол, был единственный выход — получить ранение. Ради этого постулата учредители фильма «убрали» из воспоминаний фронтовиков многочисленные факты досрочного освобождения из штрафбатов за совершение подвигов и другие боевые заслуги без ранений, без «пролития крови».
Ох и любят наши издатели и киношники бравировать этим якобы незыблемым правилом в штрафбатах и отдельных штрафротах. При этом они опираются на фразу из того самого приказа № 227, в котором дословно записано следующее: «…поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины». Однако любители приводить эту цитату почему-то не приводят специальный пункт из «Положения о штрафных батальонах действующей армии», который гласит: «За боевое отличие штрафник может быть освобождён досрочно по представлению командования штрафного батальона, утверждённому военным советом фронта. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде».
Это официально было самым первым условием отбытия наказания в штрафбате. И только тремя пунктами ниже в этом документе говорится: «Штрафники, получившие ранение в бою, считаются отбывшими наказание, восстанавливаются в звании и во всех правах и по выздоровлении направляются для дальнейшего прохождения службы…» В частности, в фильм умышленно не включено и моё свидетельство о том, что в Рогачёвско-Жлобинской операции в феврале 1944 года, когда наш 8-й штрафбат в полном составе 5 дней дерзко действовал в тылу врага, из более чем 800 штрафников почти 600 были освобождены от дальнейшего пребывания в штрафбате без «пролития крови», то есть будучи раненными. Все эти 600 человек были полностью восстановлены в офицерских правах досрочно, не пройдя установленного срока наказания (от 1 до 3 месяцев), даже если в боях многие из них участвовали только эти пять дней.
На примере нашего батальона утверждаю: редкая боевая задача, выполненная штрафниками, обходилась без награждения орденами или медалями особо отличившихся, как и этот героический рейд по тылам Рогачёвской группировки противника. Конечно, решения эти зависели от комбата и командующих, в чьём распоряжении оказывался штрафбат. В данном случае такое решение приняли командующий 3-й армией генерал А.В. Горбатов и командующий фронтом, тогда ещё генерал армии К.К. Рокоссовский по представлению комбата подполковника А.А. Осипова.
Резонно заметить также, что слова «искупить кровью» в сталинском приказе не более чем эмоциональное выражение, призванное обострить у человека чувство ответственности за свою вину на войне. А то, что некоторые военачальники посылали штрафников в атаки и через необезвреженные минные поля (это тоже бывало!), говорит больше об уровне их порядочности, чем о необходимости или целесообразности таких решений. Тем более эти решения никаким образом не проистекали из самого смысла приказа «Ни шагу назад!».
Итак, совершенно очевидно, что главным условием досрочного освобождения от наказания штрафбатом являлось не «пролитие крови», а боевые заслуги. В боевой истории нашего штрафбата были эпизоды очень больших потерь: война, да ещё «на более трудных участках фронта» — это ведь не «прогулки при луне». Официальная статистика оперирует такими цифрами: потери в штрафных подразделениях были в 3, а иногда и в 6 раз выше, чем в обычных стрелковых частях. Однако в масштабе фронта или армии штрафбат всё-таки был только батальоном. Да и на каждый фронт их приходилось всего-навсего один-два.
Ну а как же быть тем «историкам-всезнайкам», которые уверяют, будто в основном именно штрафбаты, рождённые приказом Сталина, выиграли Великую Отечественную войну? Вот они и фантазируют. Например, Володарский с Досталем к концу своего длинносерийного «Штрафбата» превратили его в «штрафную бригаду», не ведая, наверное, что бригада как армейское соединение состоит из большего числа батальонов, чем полк. Кстати, наш 8-й штрафбат от Курской битвы до окончания сражения за Брест, то есть меньше года, воевал в полном составе, имея по штату 7 рот и ещё несколько отдельных взводов, а до того и после воевал исключительно поротно: не хватало штрафников для полноштатного состава. Конечно, сформированный по полному штату штрафбат нельзя сравнивать с обычным стрелковым батальоном, его скорее можно было, в какой-то мере условно, сравнить со стрелковым полком, но уж никак не с бригадой. Но батальон — всё же не полк, и даже не бригада, и тем более не армия.
Однако фальсификаторы продолжали говорить о «тысяче» штрафбатов, о том, что из штрафников собирали не только штрафные батальоны, но и штрафные полки, дивизии и даже целые армии. Были даже утверждения, будто «штрафная армия» была у Рокоссовского. Не иначе как такая идея в мозгах авторов этих бредовых фальсификаций могла родиться лишь потому, что, по их мнению, созданной в их воображении «штрафной армией» кому и командовать, как не бывшему «зеку»-генералу.
В народе всё это принято называть бредом сивой кобылы. Мне хочется довести до читателя высказывание по этому поводу президента Академии военных наук, весьма авторитетного военного историка генерала армии Махмута Гареева:
«В одной из телепередач, посвящённых обсуждению фильма (имелся в виду именно «Штрафбат»), Володарский лихо ссылается на мемуары маршала Рокоссовского, который будто бы писал, что в состав Брянского фронта, ещё до подписания приказа № 227, прибыла «штрафная бригада». Но у Рокоссовского речь идёт совсем о другом. Он пишет (цитирую по мемуарам полководца «Солдатский долг»): «В августе к нам на пополнение прибыла стрелковая бригада, сформированная из людей, осуждённых за различные уголовные преступления. Вчерашние заключённые добровольно вызвались идти на фронт, чтобы ратными делами искупить свою вину». Маршал ведёт речь об обычной стрелковой бригаде, укомплектованной бывшими осуждёнными, а автор сценария «Штрафбата» превращает её в «штрафную бригаду», что отнюдь не одно и то же. У меня сложилось впечатление, что организаторы теледебатов вообще не были заинтересованы хотя бы в относительной объективности. Главным «историком» и «военным экспертом» выступал… филолог Борис Соколов. В то же время в студию не пригласили ни одного участника Великой Отечественной, которые всю войну прослужили в штрафных подразделениях. Могли позвать хотя бы писателя Владимира Карпова, вышедшего из штрафной роты, в которой воевал, Героем Советского Союза, или автора этих строк, который был начальником штаба штрафбата и написал книгу «Штрафной удар».
Видимо, при публикации этого свидетельства видного военного историка редакторы допустили небольшие неточности: Владимир Карпов стал Героем Советского Союза уже после отбытия наказания в штрафроте, а автор этой статьи был не начальником штаба штрафбата, а только командиром взвода, а затем и роты 8-го ОШБ. Однако мне лестно, что генерал Гареев назвал меня в числе людей, достойных быть экспертами. Но главное, ценно его очень меткое замечание о том, что авторы фильма и их покровители сознательно искажают правду о войне, фальсифицируя исторические события.
К сожалению, ни мнения видных военных историков, оперирующих неопровержимыми документами, ни мнения фронтовиков, прошедших суровую «штрафбатскую школу», таким киноагрессорам вовсе не нужны. Тот же автор «Штрафбата» высказался однажды, прямо скажем, даже кощунственно по отношению к ветеранам войны. Дескать, всю правду о войне мы расскажем, когда не останется её участников, которые пока ещё мешают это сделать. Не льстите себя надеждой, злопыхатели. Во-первых, несмотря на ваши «молитвы» и старания ваших покровителей, кое-кто из нас, даст бог, ещё многих из вас переживёт, а некоторых уже и пережили. Во-вторых, набирает силу движение молодых, честных исследователей нашей истории, приверженцев правды, а не вымыслов.
Что же касается значения приказа № 227, приходит на память то ли притча, то ли легенда о том, как нерешительность или непринятие нужных, иногда жёстких мер в критической ситуации может привести к непоправимому. Эта притча-легенда о том, как во время крушения поезда между двумя вагонами зажало ступню молодому человеку, и он не мог освободиться от этих тисков, а вагон уже горел, и пламя приближалось. Собравшиеся охали, ахали, но помочь бедолаге никто не мог. Вдруг рядом оказался военный с саблей, он выхватил её из ножен и хотел отрубить зажатую и уже размозжённую ступню. Присутствовавшие бурно запротестовали и не дали военному «сделать больно» человеку. Так и сгорел он заживо вместе с вагоном.
Не похоже ли это на то, что, если бы не были приняты те жёсткие меры в нужный момент, о которых так злословят нынче «любители правды», сгорела бы и наша Родина в огне навязанной нам войны?
Полагаю, что наши книги, публикации помогают новым поколениям правильнее ориентироваться в значении многих событий Великой Отечественной войны, особенно роли в ней Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина и того очень нужного и очень своевременного в июле 1942 года приказа «Ни шагу назад!»

Приказ №227 («Ни шагу назад!»)

НЕУДАЧИ СОВЕТСКИХ ВОЙСК ВЕСНОЙ-ЛЕТОМ 1942 Г.

Из итогов кампании 1941 г. руководители противостоящих сторон сделали различные выводы. Советское командование, и прежде всего Сталин, итоги Московского сражения положили в основу организации наступления советских войск по всей линии фронта Ленинград-Демянск-Вязьма-Харьков-Крым (Директива 8 апреля 1942 г.). При этом активные действия вермахта предусматривались лишь в направлении Москвы, что стало грубейшим просчетом, так как войска Германии концентрировались на юго-восточном, а не на центральном направлении.

В апреле-октябре 1942 г. советские войска потерпели серию тяжких поражений. Под Ленинградом в ходе Любаньской операции была окружена и уничтожена брошенная на прорыв блокады 2-я ударная армия Волховского фронта под командованием А. А. Власова, который после своего пленения 13 июля 1942 г, стал сотрудничать с немцами. Всего же в районе Мясного Бора погибло и пропало без вести 60 тыс. человек. Крупное поражение потерпела Красная Армия в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции (8 января — 20 апреля). Окружить немецкие части под Вязьмой не удалось, более того, в окружении оказалась 33-я армия генерала Ефремова, 1-й гвардейский кавалерийский корпус Белова и подразделения воздушно-десантных войск, заброшенные в тыл противника. Советские потери составили 272 тыс. человек. Неудачными оказались весенние наступления в Крыму и под Харьковом. Крупные соединения, до 200 тыс. бойцов, были окружены в районе Харькова вследствие неудачно проведенной наступательной операции. 4 июля 1942 г. после восьмимесячного сопротивления пал Севастополь (за время оккупации в городе было уничтожено 27 тыс. жителей, а 42 тыс. угнано в Германию). Двумя днями ранее, 2 июля 1942 г., была прорвана советская оборона на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, а 24 июля советские войска оставили Ростов-на-Дону (потери среди мирного населения составили около 40 тыс. жителей, в Германию угнано 53 тыс. человек).

В этих условиях 28 июля 1942 г. ГКО издает приказ № 227 «Ни шагу назад!», направленный на восстановление военной дисциплины, в первую очередь, карательными мерами. Советские войска переходили к ожесточенной обороне на Кавказе и Сталинградском направлении. Сосредоточение частей РККА и резервов преимущественно на одном Сталинградском направлении и разбрасывание усилий немецких войск создали предпосылки для изменения хода войны. Этому способствовала завершившаяся к концу 1942 г. милитаризация советской экономики, в том числе ввод новых и эвакуированных заводов на востоке страны. Значительную роль также сыграло и развернувшееся народное партизанское движение, приковавшее к себе до 10% войск вермахта.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

“ПОРА КОНЧИТЬ ОТСТУПЛЕНИЕ”

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбаса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев — это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артиллерии, минометов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникеры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот призыв — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3 — 5 хорошо вооруженных заградительных отряда (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны СССР

И. СТАЛИН

Приказ НКО СССР от 28.07.1942 № 227 “О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций”

СОЗДАНИЕ ЗАГРАДОТРЯДОВ

Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окружили!» и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникерские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твердых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.

В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. В каждой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов, численностью не более батальона (в расчете по 1 роте на стрелковый полк), подчиненный командиру дивизии и имеющий в своем распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.

2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твердой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.

(…)

Ставка Верховного Главнокомандования

И. Сталин

Б. Шапошников

Директива Ставки ВГК № 001919 от 12 сентября 1941 г.

РОЛЬ ЗАГРАДОТРЯДОВ В РККА

Заградотряд выставлял посты на дорогах и мостах, патрулировал местность… Личный состав заградотрядов, особенно на первом этапе, не имел представления о задачах, стоящих перед ним, при несении службы на посту документы зачастую не проверял и пропускал всех беспрепятственно, да и красноармейцы фронтовых частей не всегда подчинялись его требованиям.

Причем деятельность заградотрядов не ограничивалась только выполнением задач по заграждению. Располагаясь в ближнем тылу, заградотряды нередко сами оказывались под ударами вражеской авиации и под огнем артиллерии, иногда даже вынуждены были вступать в бой с противником…

Как мы видим, заградительные отряды, созданные по приказу № 227 «ни шагу назад!», не имели отношения к НКВД, а состояли из бойцов и командиров Красной армии. Они несли службу на постах и в патрулях, при этом основным видом их деятельности были не мероприятия карательного характера, а выполнение задач по поддержанию порядка и пресечению необоснованного передвижения военнослужащих в ближнем тылу.

Несмотря на наличие в заградотрядах автоматического оружия, их отдельно располагавшиеся посты и патрули вряд ли были в состоянии останавливать массы пехоты в случае беспорядочного отхода… Таким образом, на основании вышеизложенного можно сказать, что ни одна из вышеприведенных «характерных черт» загрядотрядов документально не подтверждается, а скорее, наоборот, опровергается.

Е.В. Ковыршин. К вопросу о заградительных отрядах в Красной Армии

РАСФОРМИРОВАНИЕ ЗАГРАДОТРЯДОВ

В связи с изменением общей обстановки на фронтах необходимость в дальнейшем содержании заградительных отрядов61 отпала. Приказываю:

1. Отдельные заградительные отряды к 15 ноября 1944 года расформировать. Личный состав расформированных отрядов использовать на пополнение стрелковых дивизий.

2. О расформировании заградительных отрядов донести к 20 ноября 1944 года.

Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

В Минобороны рассказали, как противостоят распространению коронавируса в армии

Москва, 6 марта. Начальник главного военно­медицинского управления Минобороны РФ Дмитрий Тришкин рассказал, какие меры приняты в армии для нераспространения коронавируса COVID-19. Все профилактические мероприятия, по его словам, проводятся в круглосуточном режиме.

В интервью газете «Красная звезда» Тришкин сообщил, что в Минобороны принят ряд мер, чтобы не допустить распространения заболевания.

«Среди военнослужащих и гражданского персонала ведется работа по активному раннему выявлению подозрительных на заболевание. Организован сбор эпидемиологического анамнеза, а также налажено медицинское наблюдение за личным составом, находившимся в контакте с лицами, прибывшими из загранкомандировок», — сообщил глава медицинского управления Минобороны.

Персонал военно­медицинских подразделений участвует в тренировках по переводу на спецрежим, в помещениях проводят дезинфекцию, обеззараживают воздух. Тришкин подчеркнул, что на случай появления больного с коронавирусной инфекцией уже разработан специальный алгоритм действий медперсонала, а также проработана возможность изоляции такого пациента. Он добавил, что во всех медицинских подразделениях поддерживается необходимый запас лекарств.

«Прежде всего, речь идет о противовирусных препаратах, комплектах защитной медицинской одежды, специальных средствах транспортировки инфекционных больных, дезинфекционных средствах и аппаратуре», — уточнил Тришкин, добавив, что вся работа ведется в круглосуточном режиме.

Дополнительные меры по профилактике введены и в учебных заведениях оборонного ведомства. Здесь налажено проведение так называемых «барьерных» медосмотров, которые проходят ежедневно до начала учебных занятий. Временно ограничено проведение массовых мероприятий.

«Ну и конечно, организован строгий контроль за здоровьем обслуживающего персонала на объектах питания. Лица, имеющие даже малейшие признаки острых респираторных заболеваний, к производству не допускаются», — подчеркнул Тришкин.

Ранее в четверг стало известно, что мэр Москвы Сергей Собянин ввел в столице режим повышенной готовности в связи с угрозой распространения коронавируса COVID-19. Согласно указу, граждане, посетившие страны, где зафиксировано распространение коронавируса, должны сообщать о своем возвращении в страну и остаться в самоизоляции на 14 дней, передавал RT.

На данный момент в России зафиксировано семь случаев заражения коронавирусом. В четверг был зафиксирован новый случай заражения коронавирусом. Заболевший — гражданин Италии, прилетевший в Россию 29 февраля, передавала «Газета.ру».

Приказ 227 по коронавирусу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *