Если ВИЧ в семье – как жить

С каждым годом мировая ситуация по ВИЧ-инфекции только ухудшается. И нередко встречаются семьи, где инфицированы оба супруга или один из них. Муж и жена могут знать об этом заранее, либо же заразиться, находясь уже в браке.

Принципы совместной жизни с ВИЧ-инфицированным человеком, построение с ним полноценной семьи и устройство быта имеют свою специфику.

Правила проживания в семье с ВИЧ-инфицированным человеком

Когда человек узнает о том, что он ВИЧ-инфицирован, ему необходима поддержка близких людей. Главным человеком, оказывающим помощь больному, чаще всего является его супруг – муж или жена. Здоровому человеку, проживающему в одной квартире с ВИЧ-инфицированным, нужно помнить, что вирус иммунодефицита не передается бытовым путем.

Таким образом, нельзя заразиться через:

  • поцелуи;
  • рукопожатия;
  • объятия;
  • разговоры;
  • использование одних бытовых принадлежностей.

Все это безопасно для здорового супруга при исключении контакта его поврежденной кожи с зараженными биологическими жидкостями: кровью, спермой, вагинальными выделениями. Поэтому, отвечая на вопрос, опасен ли инфицированный в семье, можно с точностью ответить: нет, когда соблюдаются все правила совместного проживания.

Для больного с таким тяжелым недугом важно чувствовать поддержку и опору любимого человека, знать, что его не бросили в беде.

Планирование беременности при ВИЧ у партнеров

Рано или поздно муж и жена приходят к решению о зачатии и рождении ребенка. И сразу встает вопрос: можно ли с инфицированным супругом родить здорового ребенка? Информации на эту тему представлено немало. Однако каждый случай требует индивидуального подхода.

Здоровыми в таких семьях рождаются дети, родители которых ответственно подошли к зачатию и соблюдали все предписания и рекомендации врачей.

Можно прожить всю жизнь с инфицированным человеком, любить его, рожать от него детей и не заразиться ВИЧ-инфекцией. Единственное, о чем стоит помнить каждый день, – сексуальные контакты с половыми органами супруга всегда должны быть максимально защищенными. Для этого при каждом коитусе необходимо использовать презерватив.

Как жить с ВИЧ-инфицированным мужем?

Несомненно, женщинам, узнавшим о болезни мужа, нужно время, чтобы смириться с этим фактом. Со временем любовь к супругу перерастает в желание иметь от него ребенка. Как же происходит зачатие детей, когда у мужа ВИЧ-статус положительный, а у жены – отрицательный?

Вот возможные варианты наступления нормальной беременности:

  1. Очищение спермы, т.е. отделение сперматозоидов от семенной жидкости. В этом случае для оплодотворения используются только активные сперматозоиды, не содержащие ВИЧ (ретровирусы находятся в жидкой части спермы и в неактивных половых клетках). Подсадка сперматозоидов проводится в середине менструального цикла, и при этом они не инфицируют ни женщину, ни будущего ребенка.
  2. Донорский материал. При отсутствии возможности осуществить первый способ оплодотворения врачи рекомендуют использовать сперму донора. На этот метод, к сожалению, соглашаются не все мужчины.
  3. Антиретровирусная терапия. Если муж перед планированием зачатия малыша пройдет курс лечения, то это даст ему возможность зачать ребенка естественным путем. В таком случае вероятность заражения жены при контактах с кровью и спермой минимизируется за счет снижения вирусной нагрузки.

При желании иметь детей инфицированному мужчине необходимо пройти полное обследование в рамках планирования зачатия.

Жена ВИЧ-инфицирована, а муж – нет

В случаях, когда жена имеет ВИЧ-положительный статус, а муж здоров, необходимо выбирать другие способы для зачатия ребенка. К ним относятся:

  1. Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Осуществление данного метода зачатия возможно провести только в условиях стационара. Для этого у жены производится забор зрелой яйцеклетки, а у мужа – его спермы. Непосредственное оплодотворение при этом происходит в условиях нахождения половых клеток вне женского организма – в пробирке. После этого некоторое количество эмбрионов подсаживается в полость матки жены.
  2. Искусственная инсеминация. Этот метод характеризуется забором спермы здорового мужчины, которая в стационаре, при помощи специального катетера вводится в репродуктивные органы женщины. Данный процесс проводят в период предполагаемой овуляции у жены. После этого отслеживают зачатие и прикрепление эмбриона в полости матки.
  3. Физиологическое зачатие на фоне применения антиретровирусной терапии.

Таким образом, современная медицина предлагает несколько методик для зачатия здорового ребенка в парах, где один из супругов инфицирован вирусом иммунодефицита. Немного хуже дела обстоят у пар, где больны оба супруга. В таком случае инфицирование малыша происходит практически в 100% случаев. Однако и эта проблема имеет свое решение. Инфицированные люди, желающие стать родителями, должны скрупулезно выполнять рекомендации врачей.

«Раньше делала тест на ВИЧ каждые полгода, а после рождения ребенка перестала бояться». Как живет семья, в которой у мужа ВИЧ, а жена и дочь — здоровы

«Раньше делала тест на ВИЧ каждые полгода, а после рождения ребенка перестала бояться». Как живет семья, в которой у мужа ВИЧ, а жена и дочь — здоровы

«Да, это заболевание, но не более того. Я принял его», — спокойно говорит Алексей (все имена изменены по просьбе героев). У него умное, внимательное лицо и что-то такое профессорское, знающее во взгляде. Немудрено, ведь Алексей — психолог. Сегодня он помогает принять болезнь и прекратить войну с самими собой людям с ВИЧ. У него есть жена (ВИЧ-отрицательна) и дочь (ВИЧ-отрицательна). Он успешен, принят в обществе, благополучен. Казалось бы, хеппи-энд? Зачем вообще рассказывать эту историю?

Но ведь свои лица Алексей и его жена Ирина не покажут читателям Onliner.by. Почему? Да потому, что они живут в Беларуси и реалистично смотрят на вещи: человек, открывший свой ВИЧ-положительный статус, рискует столкнуться с отвержением, изоляцией, дискриминацией. И уж тем более человек, «посмевший» зажить обычной нормальной жизнью со здоровой женой, родить ребенка…

Эта история — попытка показать изнутри мир человека с ВИЧ. В нем много вины, тревоги, боли и отчаяния. Но и место для любви тоже есть. Просто дослушайте до конца.

«Тупик. Паровоз приехал — и стоит»

В начале девяностых поколение, окончившее школу, уперлось прямо в пустоту. Прежние идеи и смыслы были разрушены. Новых не было. Зато можно было спокойно вызвать такси, и любой водитель знал, где на районе точка с героином. А цыгане в частном секторе предлагали наркотики «по сходной цене». Такой была реальность Алексея где-то в 16 лет.

— Когда я окончил школу и нужно было взрослеть, я не очень-то понимал, что делать дальше. Был испуган тем, что меня обязывали идти в армию, а я не хотел служить. В этот момент в мою жизнь пришли наркотики. Сначала я попробовал марихуану, потом — инъекционные вещества. Домой я приходил только переночевать и поесть. Работы не было, профессии не было, смысла жизни — тоже. Так прошло десять лет. Когда началась ВИЧ-инфекция, я не помню, — говорит мужчина.

О диагнозе «ВИЧ» Алексей узнал в 1997 году. Тогда это заболевание считалось смертельным. Лечения не было никакого. Висели плакаты с огромными воспаленными лимфоузлами, умирающими дядьками, надписями «Вам осталось от двух до пяти лет» — одним словом, полный набор ужасов.

— В 1997-м я в очередной раз проходил лечение от наркозависимости в государственной клинике. Принудительно? Нет. Все зависимые периодически сами ложились в больницу, чтобы отдохнуть, переключиться, сменить обстановку, слезть с дозы героина, снять боль, отоспаться, наесться, — при этом прекрасно понимая, что это «лечение» никак не поможет. Потому что с психикой тогда не работали. Ровно после двух недель детоксикации зависимые садились в такси и ехали на ту же точку за героином, с которой их привезли в больницу.

В клинике брали кровь. Я почему-то догадывался, что у меня что-то есть. Во-первых, воспалились лимфоузлы. Во-вторых, доктор подошел ко мне, сначала долго смотрел в окно, потом — на меня. С сочувствием. А наркоманы у докторов обычно сочувствия не вызывают. Агрессию — да. А здесь было сочувствие, и я начал догадываться, что со мной случилось что-то плохое. «Чего ты будешь выписываться? Полежи у нас еще, прокапайся», — завел разговор доктор. А потом меня вызвали в Центр СПИДа на Ульяновской (был у нас такой раньше), и там огласили диагноз. Тогда я принимал столько наркотиков, что, казалось бы, мне должно быть все равно. Но я почувствовал шок и опустошение.

Наркозависимый постоянно испытывает сильнейшее отчаяние. А что еще испытывать, когда ты понимаешь, что не можешь выздороветь, не можешь не употреблять? Какие бы заклятия ты себе с утра ни читал, ровненько к вечеру идешь за дозой снова. В какие бы больницы или к каким докторам ни обращался — все напрасно. Зависимость в те времена побеждала человека на 100%. Все надеются на твое выздоровление, а ты понимаешь, что рано или поздно подохнешь от передоза. Или в тюрьму заберут. Жизнь превращается в существование, в котором очень много боли, горя, наркотиков, злости, отчаяния, безысходности. Нет надежды, нет света, нет будущего. Казалось бы, уже все равно, чем ты болен, от чего ты умрешь…

Фото носит иллюстративный характер

Несмотря на все это, новость о ВИЧ меня просто выпотрошила. Если какая-то мизерная надежда на будущее все-таки тлела, то теперь она прекратила свое существование. Такой тупик, когда паровоз приехал — и стоит. Ни вперед, ни назад. Ничего. Пустота. Как будто батарея у телефона разрядилась, мигает красным, а подзарядить негде. Но ведь нельзя лечь и умереть. Все равно встаешь по утрам, чистишь зубы, планируешь что-то…

«Я признался, что у меня ВИЧ, группа меня окружила и обняла»

Свой диагноз Алексей скрывал от всех — и от друзей, и от родителей. Признался только на терапевтической группе в реабилитационном центре в 2001 году.

— На группе мы учились жить по-новому, понимали, что, кроме наркотиков, наркоманов, милиции и больниц, есть другие вещи: живые отношения, слезы, смех, откровенность, поддержка. Я признался, что у меня ВИЧ, вся группа меня окружила и обняла. Не на уровне слов, а всем своим существом я ощутил, что меня принимают. Мне стало значительно легче жить с диагнозом. Раньше хотелось отрицать его, заткнуть куда-то, сделать вид, что это произошло не со мной. Диссидентские мысли о том, что ВИЧ не существует — как раз из этой серии, когда люди не могут пережить состояние шока, потому что их никто не поддерживает. Потом я сказал правду родителям. И стало легче.

После десяти лет употребления наркотиков у Алексея началась (и длится до сих пор), как он сам по-медицински говорит, «трезвость». А с 2007 года — антиретровирусная терапия, то есть лечение от ВИЧ. Поначалу Алексей, как и другие пациенты, не понимал необходимости терапии. «Тем ВИЧ и страшен, — говорит мужчина сегодня, — у тебя ничего не болит, так зачем принимать лекарства?»

И все-таки болезнь дала о себе знать. Во-первых, состояние постоянного холода, когда невозможно согреться, что бы ты ни делал. Во-вторых, хроническая усталость. У Алексея хватало сил только на то, чтобы поднять себя утром, дойти до работы, а в шесть вечера вернуться и тут же заснуть в изнеможении. И так каждый день. В конце концов Алексей начал принимать лекарства и делает это до сих пор — день в день, утром и вечером по две таблетки.

«Может быть, с ВИЧ-инфекцией меня никто не будет любить?»

— Когда я признался людям в своем диагнозе, мне стало комфортнее, я понял, что мир состоит не только из тех людей, кто может пренебречь мной или осудить. Я начал строить отношения с девушками. Вопросов все равно было много. Сказать о диагнозе или нет? Когда это сделать? Отвернутся от меня или нет? Может быть, с ВИЧ-инфекцией меня никто не будет любить? С этими вопросами я пытался разобраться. Иногда я был честен и смел, иногда — нет. Но о безопасности партнерши я думал всегда.

История знакомства с Ириной, будущей женой, была довольно банальной, как у всех обычных людей. Дело было на курсах повышения квалификации. Алексей тогда уже получил высшее образование и работал психологом, а Ирина занималась маркетингом в одной общественной организации.

— Заочно с Ириной мы были знакомы, потому что работали в одной сфере. И свой диагноз я не скрывал. Поэтому мне не нужно было раскрывать тайну про ВИЧ-инфекцию, думать, как она к этому отнесется. Я сказал Ире: «Чтобы я не вводил тебя в заблуждение по поводу риска в сексе, ты можешь поговорить со специалистами, с докторами. Узнать, как передается болезнь и как она не передается».

Она поговорила, пообщалась — и все. Стало понятно, что рисков нет или они сводятся к минимуму в двух случаях. Первый — когда человек принимает лечение от ВИЧ, вирусная нагрузка у него снижается. В медицине она называется «неопределяемой». И человек становится неопасным для окружающих. Чтобы нагрузка снизилась, нужно принимать антиретровирусную терапию хотя бы полгода. А я это делаю уже много лет. Второй фактор — предохранение. Если люди используют презерватив, этого достаточно для того, чтобы они друг друга не инфицировали. Все. Конечно, можно предположить какой-нибудь внезапный случай, когда презерватив порвется. Но, опять-таки, если человек принимает лечение от ВИЧ, это неопасно. В быту ВИЧ-инфекция не передается.

Вот так медицина и здравый смысл победили то, что сам Алексей называет «инстинктивным внутренним страхом человека перед заболеванием». Ира сказала «да». После нескольких лет брака пара стала думать о ребенке. Какие здесь существуют способы? ЭКО в Беларуси пациентам с ВИЧ не делают. В РНПЦ «Мать и дитя» есть аппарат по очистке спермы от ВИЧ-инфекции. После очистки происходит искусственная инсеминация. Это сложный способ, и, хотя Алексей и Ирина пытались несколько раз, у них не получилось.

— Тогда мы решили пойти естественным путем. Ведь вирусная нагрузка у меня очень низкая, «неопределяемая». У нас родилась девочка, сейчас ей три года. Она здорова, жена здорова — и слава богу. Мне очень хотелось иметь семью и детей! Да, с ВИЧ-инфекцией это сделать сложнее, но при соблюдении всех правил, консультациях с врачами — возможно.

«Человек с ВИЧ вынужден жить в постоянной тревоге, с Уголовным кодексом на тумбочке»

— Алексей, в Уголовном кодексе Беларуси есть 157-я статья — «Заражение вирусом иммунодефицита человека». Причем она касается даже семей, пар в официальном браке. На ваш взгляд, это нормально?

— Нет, конечно. Хотя в ближайшее время 157-я статья должна быть пересмотрена, для ВИЧ-позитивных людей это ловушка. Тупик, в котором ты никак не можешь быть не наказанным. Ведь дело возбуждают без заявления. То есть не партнер пришел и сказал: «Вот он меня инфицировал!» Происходит иначе. Люди идут сдавать тест на ВИЧ. И если оба положительные, проводится эпидемиологическое расследование: «Кто вас инфицировал? С кем вы спали? Ага, с этим? А ну-ка, иди сюда. Муж ты, не муж — нас не волнует. Пройдемте в зал суда и там уже решим, насколько вы злостный заражатель». И у человека нет возможности сказать: «Подождите, но я же говорил партнерше про ВИЧ-статус. Я предохранялся. Заявителя нет. Так почему вы заводите дело?»

Сейчас предлагается поправка в закон, чтобы была возможность не возбуждать уголовное дело, если человек предупредил о своем статусе.

Понятно, милиция ловит женщин из секс-бизнеса, которые без презерватива передают ВИЧ. Проститутку, которая инфицировала нескольких партнеров, сажают. Но почему не привлекают к ответственности мужчин, которых она инфицировала? Они же тоже имеют голову. Почему не надевали презервативы? Почему пользовались секс-услугами? Здесь есть обоюдная ответственность. Но в законе она однобокая — только для тех, кто имеет ВИЧ-статус.

И человек с ВИЧ вынужден жить в постоянной тревоге. С Уголовным кодексом на тумбочке, я бы сказал.

Фото носит иллюстративный характер

Казалось бы, мы современное общество. Но стигма в отношении ВИЧ-положительных людей никуда не исчезла. Одно дело — соседские сплетни. Такой уровень я даже не хочу рассматривать. Мало ли что говорят соседи. Но когда человека дискриминирует собственное государство на уровне законов и поведения госслужащих, это очень плохо. Если человек с ВИЧ обратится в больницу за медпомощью и откроет свой статус, ему могут отказать, в тот же день выписать — сколько было таких случаев! Или врачи наденут двадцать перчаток во время банального осмотра, будут шушукаться при пациенте… Когда на уровне законодательства есть уголовная ответственность, есть дискриминация, о чем можно говорить?

Я понимаю, что людей, которые могут передать болезнь, нужно оградить. Но ограждения должны быть не в ущерб людям с ВИЧ. Нельзя затрагивать их права. Все не должно сводиться к наказанию людей с ВИЧ-положительным статусом. Должны быть основания. Если мы говорим, что вирус передается только через кровь, то какого черта мне нельзя идти в бассейн? Почему в нашей стране человек с ВИЧ не может работать хирургом, а в Швеции — может?..

Или все эти плакаты со смертями, «СПИД — чума XX века», шприцы, маковые головы — зачем все это? При чем здесь, например, девушка, которую случайно инфицировал парень? Да она никогда в жизни не видела наркотиков! Она сидит на остановке, у нее ВИЧ. Смотрит на плакат, ассоциирует себя с этими шприцами и думает, что если хоть кому-нибудь признается в своем диагнозе, то люди решат, что она наркоманка, а значит, сама виновата. Или сотни домохозяек, которые не выходили из дома? Муж съездил в командировку, потом передал ВИЧ. К какой группе наркозависимых она относится? А уж если ты действительно наркозависимый и заболел ВИЧ — все, оправдания тебе нет. В комментариях только одно: «голубые» или «зеленые», туда вам и дорога. И это вопрос зрелости общества. ВИЧ-позитивные люди становятся своего рода козлами отпущения, на которых можно сливать всю человеческую неудачу. А ведь пройдет еще 10—20 лет, и все про ВИЧ забудут. Это останется болезнью прошлого — вроде натуральной оспы, которую сегодня благодаря прививкам никто из врачей не видел.

«Подруги говорили, что я делаю большую ошибку»

Ирина с гордостью говорит: «Мы уже девять лет вместе с Лешей». Довольная женщина, счастливый брак. Но. Статус своего мужа Ира тщательно скрывает. Об этом не знает даже ее мать. Почему? Потому что принятие — это ни разу не достоинство нашего общества.

— Когда мы познакомились с Лешей, я работала в общественной организации, которая помогает в том числе и людям, живущим с ВИЧ. За много лет работы стала относиться к ВИЧ с меньшей опаской. Я знала, что есть такой Алексей, что у него положительный статус и что он занимается интересным делом — вот, пожалуй, и все. Познакомились мы вживую на курсах повышения квалификации. Они длились неделю, и все это время мы были рядом друг с другом, — вспоминает Ирина.

Прошло время, мы продолжали общаться. В какой-то момент я точно поняла: да, у нас начинаются отношения. И вот тогда мне стало страшно. Было два противоречивых чувства. С одной стороны, возникшая нежность, любовь, притяжение к Леше, а с другой, конечно, страх перед болезнью. Наверное, если бы я до этого столько лет не работала с темой ВИЧ, то не продолжила бы отношения. Ведь заразиться ВИЧ — это было одним из моих самых больших страхов. Сыграли свою роль агитация и борьба со СПИДом в 1980—1990-х, когда эпидемия только начала распространяться и повсюду висели плакаты «СПИД — чума XX века», смерть с косой. Наверное, это глубоко отложилось у меня в подсознании.

Я рассказала подругам о Лешином статусе, делилась с ними и видела ужас в их глазах. Они говорили: «Ира, ты что! Не надо!» Меня предостерегали, говорили, что я делаю большую ошибку.

Честно скажу вам, я не знаю, что сработало. Почему я сказала «да»? Почему пошла в отношения? Наверное, чувства перебороли страх, и я доверилась Леше. К тому же он работает в этой сфере, много знает, консультирует пациентов с ВИЧ.

Рожала ребенка Ира как самая обыкновенная женщина. О статусе мужа врачам она просто не сказала — а они и не спрашивали.

— Поскольку я знаю, что стигма очень велика и включает даже уголовную ответственность за инфицирование, то мы, скажу честно, очень тщательно все скрываем. Оберегаем себя и ребенка. Когда я была беременна, то не говорила, что муж с диагнозом. В поликлиниках есть такая практика, когда мужу говорят сдать анализ на ВИЧ. Но это все по желанию. Я готовилась дать отпор, сказать, что муж не хочет сдавать, даже пособие какое-то с собой взяла, где написано, что подобные анализы — дело исключительно добровольное. Но мне оно не понадобилось, потому что доктор вообще об этом не вспомнил. Так ни в поликлинике, ни в роддоме никто ничего не узнал.

«Я говорила Леше: давай расписку напишу, что знаю о твоей болезни»

— Я считаю ненормальной ситуацию, в которой человека с ВИЧ гипотетически могут посадить, хотя жене известно о его статусе и она сама, по собственному желанию находится в этих отношениях. Все взрослые люди принимают ответственность. Я принимаю на себя ответственность, да, я имею риск. И это дело не только моего мужа как человека с ВИЧ, но и мое собственное. Если человек предупредил о своем диагнозе, то о наказании не может идти и речи. Если же он не предупреждал и не принял никаких мер к предохранению, тогда, конечно же, должны быть другие варианты последствий. Я даже говорила Леше: давай расписку напишу, что знаю о твоем диагнозе и принимаю ответственность. Но это не работает. Такую расписку никто не примет. Так что ситуация нелепая, ее точно нужно менять. Для меня уголовная ответственность за инфицирование — такой же глупый, неработающий рычаг, как смерть с косой на плакатах. Как будто это предотвратит распространение ВИЧ!

— Скажите честно: вы же чувствуете тревогу, боитесь заразиться?

— Да. Не каждый день, не постоянно, но бывает. Особенно когда мы были в процессе зачатия. Я испытывала большие страхи — но ведь и причина была реальной. Сейчас я чувствую тревогу не каждый день. Иногда даже забываю, что у Леши что-то есть. Страх возникает, когда что-то происходит: мелкая ранка у мужа, например. Я думаю, это нормальный инстинкт самосохранения. Раньше я делала тесты на ВИЧ достаточно часто, раз в полгода точно, но после беременности и рождения дочери перестала. Мы занимаемся сексом только в презервативе. А никаких других опасных для заражения ситуаций не было. Сейчас страхов меньше — вот и количество тестов в год уменьшилось.

В быту у нас все точно так же, как у любой семьи. Мы едим вместе из одной посуды, наши зубные щетки стоят в одном стакане. Вообще никаких заморочек.

Я думаю, что нашему обществу не хватает принятия. И не только в отношении ВИЧ-инфекции. У нас много особенных детей, людей с инвалидностью… Общество отвергает их. Люди рассуждают в таком духе: «В моей семье этого нет. Значит, таких людей вообще нет. Их не существует». Но мы есть!

Можно ли жить, если у тебя ВИЧ инфекция

В момент, когда человек узнает о позитивном ВИЧ-статусе, краски жизни меркнут. Но есть способы улучшить жизнь с ВИЧ. Что делать, чтобы ВИЧ не стал смертным приговором?

ВИЧ – не смертельный приговор

Чтобы жить с ВИЧ благополучно и счастливо, нужно знать, как помочь себе и не навредить окружающим. Сегодня ВИЧ-инфекция неизлечима, но это не приговор, который приводится в исполнение немедленно. В России средняя продолжительность жизни 70 лет. Люди с ВИЧ живут в среднем до 63 лет, и эта цифра постоянно растет. Если соблюдать рекомендации врача и бороться за будущее, оно непременно будет счастливым. Каждый выигранный день дает надежду. Ежегодно появляются новые препараты, позволяющие добиться положительного терапевтического эффекта.

Существует много предрассудков по поводу вируса иммунодефицита. До сих пор остаются люди, считающие, что жизнь со СПИДом коротка и мучительна. Из-за недостатка информации социальная смерть наступает порой раньше, чем биологическая. Разъяснительная работа в СМИ помогает осознать – ВИЧ-инфицированные люди живут в обществе,не представляя опасности для окружающих.

Болезнь не передается бытовым путем. Нет противопоказаний находиться с носителем вируса в одной комнате, питаться из общей посуды и оставаться здоровым.

При выявлении ВИЧ-инфекции человек в праве не разглашать свой статус. Он обязан сделать все возможное, чтобы предотвратить заражение других людей. Необходимо предупредить тех, кто живет рядом, соблюдать простые правила профилактики инфицирования.

Важная задача: добиться осознания, что больной – не всегда асоциальная личность. Общество должно не порицать, а поддерживать ВИЧ-инфицированных. Необходимость скрывать болезнь исчезнет только в этом случае.

Позитивный ВИЧ-статус – не повод замыкаться в себе и вести быт отшельника. Носители вируса могут создавать семьи и заводить детей. Современные методики позволяют свести к минимуму риск инфицирования ребенка от родителей. Мужчина, зная о своем статусе, сдает сперму для специальной обработки. В результате искусственного оплодотворения рождается здоровый малыш. Женщинам при постановке на учет во время беременности проводят плановое исследование крови. Если будущая мама с положительным ВИЧ-статус, со 2 триместра начинают прием препаратов, предотвращающих передачу болезни вертикальным путем (от матери к ребенку). При своевременном начале лечения в 75% новорожденный рождается с отрицательным ВИЧ-статусом.

Необходимо начать лечиться

ВИЧ: что нужно знать, чтобы продолжать жить

После заражения вирусом иммунодефицита необходимо настроиться на борьбу и вооружиться информацией. Вера в победу над болезнью поможет жить дальше. Если не удается самостоятельно собраться и действовать, следует обратиться за помощью к профессионалам. Отдельное направление в психиатрии стоит на защите прав пациента. Специалисты оказывают психологическую поддержку, убеждают – нужно жить дальше. Они разъясняют, как правильно вести себя с близкими.

Позитивный настрой очень важен, но без медицинской помощи не обойтись. Обнаружив у себя симптомы ВИЧ, человек должен немедленно обратиться к врачу. Тот даст направление на необходимые анализы и проконсультирует, когда их можно сдать.

Тревожные признаки, которые требуют внимание:

  • потеря веса;
  • лихорадка;
  • постоянная слабость;
  • головные боли;
  • воспаление лимфоузлов;
  • высыпания на коже;
  • молочница;
  • язвы во рту.

Первая стадия болезни чаще всего протекает без клинических симптомов. Первые признаки иногда появляются спустя 5 – 10 лет. Если существовала угроза инфицирования, обратиться к врачу следует, не дожидаясь появления симптомов.

При выявлении ВИЧ-инфекции назначают антиретровирусную терапию (АРВТ). Препараты данной группы применяют комплексно, по 3 – 4 одновременно. Количество связано с тем, что вирус со временем приспосабливается к лекарству. Когда одно перестает действовать, другое продолжает препятствовать размножению вирусных клеток.

При развитии ВИЧ-инфекции происходит постепенное угнетение иммунной системы. Поддержать иммунитет помогают назначенные витамины и пищевые добавки. Вылечить ВИЧ-инфекцию полностью нельзя, но успешная терапия позволяет снизить вирусную нагрузку до неопределяемого значения (менее 50 клеток на 1 мл крови).

Информация помогает в борьбе с ВИЧ. Сегодня уроки на тему: «Осторожно, СПИД!» проводят в школах и детских садах. В ВУЗах и на предприятиях, в офисах и поликлиниках размещают плакаты, где перечислены пути инфицирования и способы защиты.

Основные задачи разъяснительных мероприятий:

  1. Ликвидация безграмотности – первый шаг в лечении и профилактике ВИЧ. Все реже имеют место попытки сбежать от проблемы, избегая медицинского обследования. Заразившиеся люди понимают: вовремя начав лечение, можно жить долгие годы, не отказывая себе в большинстве человеческих радостей. Чем раньше выявлено заболевание и определен перечень мер по борьбе, тем выше шансы на успех.
  2. Второе направление разъяснительной работы – интеграция ВИЧ-позитивных людей в социум. Реабилитация ВИЧ-больных в обществе позволяет им жить, не отгораживаясь от окружающих. Носители инфекции приносят пользу окружающим, строят карьеру, занимаются творчеством.

Как изменяется жизнь и поведение

Жизнь с ВИЧ не менее продолжительна и полна впечатлений, но все же отличается от жизни здорового человека. Медицинское сопровождение больного играет существенную роль в борьбе с болезнью. Но антиретровирусная терапия не достигнет успеха без стремления больного к исцелению.

Жить долго и ярко позволяет только приверженность лечению. Она предполагает выполнение мер, направленных на сохранение и укрепление здоровья:

  1. Строгое соблюдение рекомендаций врача по приему лекарственных препаратов.
  2. Отказ от алкоголя, наркотиков и прочих привычек, разрушающих иммунную систему. При обнаружении ВИЧ-инфекции часто возникает желание уйти от реальности, забыться. Подобное поведение – путь ведущий к скорому концу.

  3. Чтобы жить долго, нужно бережно относиться к своему здоровью. Не надо впадать в панику, следует лишь придерживаться общих для всех правил поведения. Не посещать общественные места в период эпидемий, одеваться по погоде, соблюдать режим сна и бодрствования. Обращать внимание на все сигналы организма и сразу сообщать лечащему врачу о недомогании.

  4. Умеренные физические нагрузки. ВИЧ и спорт вполне совместимы. Рекомендуется избегать травмоопасных видов спорта, где возможен контакт крови больного и здорового человека (бокс). Регулярные пробежки, посещение бассейна, занятия йогой пойдут на пользу. Двигательная активность помогает укрепить организм, избавляет от стресса. Заниматься спортом полезно для сохранения позитивного настроя. При физических нагрузках происходит выброс гормонов радости – эндорфинов.

  5. Правильное питание. Фаст-фуд и избыток сахара оказывают разрушающее действие на здоровье. Вместо борьбы с инфекциями организм вынужден тратить силы на нейтрализацию токсинов, которые содержатся в снеках и сладостях. С помощью здоровой пищи можно благотворно влиять на иммунную систему. Полноценно питаться так же важно, как принимать лекарства. Каждый день нужно съедать 400 г фруктов, свежие овощи – неограниченно. Рекомендуется включить в рацион рыбу, семечки, орехи, растительные масла, крупы и бобовые. Следует пить 1,5 – 2 литра чистой воды в день.

Новость о болезни – не повод опустить руки и ждать смерти. Больному следует пересмотреть привычки, научиться ценить время и жить, наслаждаясь каждым днем. Носитель ВИЧ не должен лишать себя возможности прожить долгую, насыщенную красками жизнь. Необходимо принимать лекарственные препараты, вести здоровый образ жизни и сохранять веру в успех.

Как живут женщины с ВИЧ: три реальные истории

МАРИЯ ГОДЛЕВСКАЯ

34 года

«Узнав свой ВИЧ-статус, самое главное – не гуглить»

Я узнала, что ВИЧ-позитивна, в 16 лет. Совершенно случайно: сдала анализы перед госпитализацией, принесла результаты доктору, а тот меня и пожурил: «Ну что ж ты не сказала, что у тебя ВИЧ?». Честно говоря, сильно удивлена я не была: жила в очаговом питерском районе по ВИЧ-инфекции и вокруг меня были ВИЧ-положительные друзья. ВИЧ не был для меня чем-то «таким».
Я больше переживала за маму: она воспитатель в детском саду, педагог от Бога. Естественно, первое, о чем она подумала, услышав мой диагноз, – что он поставит на ее карьере крест. Но отправившись из этой клиники прямиком в СПИД-центр, мы получили исчерпывающую информацию о заболевании от эпидемиолога и обе продолжили жить практически как ни в чем не бывало.
Мне повезло. Возможно, сыграл свою роль и юный возраст. Сейчас, когда я много общаюсь с тридцати-, сорокалетними женщинами, узнающими свой ВИЧ-статус, все больше понимаю, что главная причина их страхов и депрессий – ворох стереотипов о ВИЧ, которые уже успели накопиться у них за жизнь. Они говорят: «Я такая…». А какая «такая»? Ты просто человек, который заболел. Тебе нужно адаптироваться к этому.
С ВИЧ можно жить вполне качественно и комфортно. Все зависит от того, насколько человек информирован. Именно для этого я веду видеоблог «По пути о главном». Это трехминутные видео, в которых ВИЧ-позитивные люди отвечают на самые банальные бытовые вопросы. Эдакая краткая инструкция: как путешествовать с ВИЧ? Как наладить взаимоотношения с врачом? Как рожать с ВИЧ здоровых детей? Как лечить зубы? Как увеличить грудь? Отсутствие адекватных источников информации очень часто приводит к тому, что человек, узнав свой ВИЧ-статус, живет в искаженной системе координат и сильно себя ограничивает.
Большинство частных клиник в России не работают с ВИЧ-инфицированными – несмотря на то что федеральным законом РФ нам положены равные права. Но клиники боятся огласки. Здесь и начинается настоящая дискриминация, стигматизация ВИЧ-позитивных. Ведь инфицированные люди боятся не вируса как такового – с ним врачи научились успешно бороться, а именно этого вот отношения.

На Марии платье Sportmax

ВИЧ — это качественный фильтр: с тобой не останется «левый» человек. И первый, и второй мой муж, ВИЧ-отрицательные люди, крайне лояльно восприняли мою болезнь еще на этапе дружбы. С первым мы прожили вместе 6 лет, со вторым — 10, у нас общий ребенок Ратмир. Ему 4,5 года, и он ВИЧ-отрицательный.
Ратмир знает, что мама болеет. Что для того, чтобы быть здоровой и красивой, маме надо пить таблетки. Наверное, чуть позже информация обрушится на него в большей степени: все-таки я веду активную социальную деятельность. Но мне это даже интересно – с той точки зрения, что, когда он вырастет, я смогу разговаривать с ним на одном языке. А еще привить уважение к женщине и объяснить, почему нужно всегда пользоваться презервативами.
Я работаю в некоммерческом партнерстве «Е.В.А.» координатором проектов по консультированию женщин, живущих с ВИЧ, или в парах, где один партнер имеет положительный статус, а другой – отрицательный. Моя главная социальная задача – показать, что с ВИЧ можно жить комфортно. Я не думаю каждый день о том, что у меня неизлечимое хроническое заболевание. Я просто веду себя точно так же, как любой другой человек с любым другим хроническим заболеванием.
Человеку, который только что узнал о своем положительном ВИЧ-статусе, я советую не гуглить. Важно сразу дойти до какой-нибудь некоммерческой организации, где у консультанта или психолога будет достаточно времени на то, чтобы объяснить: ВИЧ – не приговор. К сожалению, в государственной больнице у доктора приблизительно 12 минут на одного пациента – что можно объяснить за это время человеку, который в отчаянии?
Иногда общение с теми, кто уже какое-то время живет с ВИЧ, становится ключевым фактором принятия. Просто знать, что перед тобой такой же человек, уже проживший какие-то этапы, порой невероятно важно.
Если все-таки начали гуглить, обходите стороной сайты о том, что ВИЧ не существует. Это самое страшное. ВИЧ-диссиденты вносят ощутимый вклад в то, что эпидемия в России растет ужасающими темпами. Но я верю: если человек будет обладать прозрачной информацией от врача или консультанта СПИД-центра, он никогда не перейдет по подобным ссылкам. Так что еще раз возвращаемся к главному: предупрежден – значит, вооружен.

ТАША ГРАНОВСКАЯ

36 лет

«Я заразилась ВИЧ через самодельную тату-машинку»

Я узнала о том, что ВИЧ-положительна, придя вставать на учет в женскую консультацию. К сожалению, это распространенная для России история. Шел 2003-й год, я была на 10-й неделе беременности и заразилась незадолго до зачатия. Еще весной все было идеально, а в октябре я узнала, что у меня ВИЧ.
Я точно знаю, когда и как заразилась. В июне того года мы с друзьями вдевятером набили себе татуировки одной самодельной машинкой. Это был супербезответственный поступок. Супербезответственный. А татуировка до сих пор на мне.
Я четко знала алгоритм действий в случае получения положительного теста на ВИЧ. Еще в конце 90-х я работала в качестве волонтера с «Врачами без границ» и общалась с большим количеством ВИЧ-позитивных людей. Но в женской консультации я столкнулась с полным непониманием со стороны специалистов. Акушер-гинеколог сказала мне: «Анализы плохие, я записываю тебя на аборт».
Благодаря грамотной терапии я родила прекрасного здорового сына. Ему в конце апреля будет тринадцать. Он относится к моей болезни спокойно. Он не считает ее чем-то особенным.
Впервые я заговорила о своем статусе на широкую аудиторию в 2008 году. На открытии выставки Сержа Головача «Глаза в глаза: женщины против СПИДа». А через месяц мы с тогдашней журналисткой «Московского комсомольца» Настей Кузиной сделали большое интервью, и моя история разошлась парой-тройкой миллионов экземпляров.

На Таше свитер Uniqlo, юбка Zara

Сейчас врачи более спокойно воспринимают пациентов с ВИЧ. Но причина у этого, увы, печальная: инфекция распространяется с такой скоростью, что каждый специалист абсолютно любого профиля так или иначе уже сталкивался в своей практике с ВИЧ-позитивным человеком.
У ВИЧ-позитивных людей в России мало радостей. Конечно, в общем и целом стигма в отношении людей с ВИЧ, СПИДом уменьшилась, но какой ценой? Вот вам пример: некий небольшой городок, кажется, в Орловской области. Там отсутствует дискриминация ВИЧ-позитивных людей, потому что в каждой семье есть такой человек: город находится на героиновом пути – повальная наркомания, повальная ВИЧ-инфекция. Стигмы нет.
Большой вклад в дестигматизацию ВИЧ вносят каминг-ауты известных людей. Того же Павла Лобкова. Именно поэтому я сама много и открыто говорю о своем статусе – в том числе и с большого экрана. Мне кажется, это действительно помогает людям, которые не могут принять себя и находятся в тупике.
Я активно занимаюсь социальной работой. Поддерживаю ВИЧ-позитивных людей, у которых проблемы с доступом к медицинским услугам, с близкими людьми. Сейчас мы готовим выездную паллиативную службу для людей с терминальной стадией, со СПИДом, которые не могут по какой-то причине лечь в хоспис.
Тому, кто только что получил позитивный тест на ВИЧ, я советую сделать много-много глубоких вдохов и выдохов. Успокоиться, не паниковать, не лезть в интернет. Просто брать направление и ехать вставать на учет в СПИД-центр.

АННА КОРОЛЕВА

50 лет

«ВИЧ не смотрит ни на паспорт, ни на диплом»

Меня зовут Анна Петровна Королева. Прямо так: Королева, без точек над «ё» – только живу не в Версале, а в старом доме около Ботанического сада в Москве. Я учительница младших классов, но сейчас работаю частным репетитором и консультантом.
Я узнала о том, что у меня ВИЧ, в 2010 году. Это не стало для меня шокирующей новостью: к тому моменту мой муж уже более 10 лет был ВИЧ-положительным. Но важнее тут то, что он был ВИЧ-диссидентом: это люди, которые отрицают существование ВИЧ и сознательно отказываются от какого-либо лечения. Его мама, медицинский работник, тоже принадлежала к их числу: считала, что нет такой болезни — есть просто пониженный иммунитет.
Когда мне было 43 года, мы с мужем захотели общих детей. Дети не получились, а ВИЧ получился. Брак наш со временем распался. После этого я вышла замуж за ВИЧ-отрицательного мужчину, который с большим пониманием отнесся к моему статусу. К сожалению, через год он умер от рака легких. Так сказать, по не зависящим от ВИЧ причинам.
У меня есть сын, ему почти 25 лет. Он, конечно же, ВИЧ-отрицательный. Сын меня безумно поддерживает: если бы не он – я бы уже не жила. Он знает об этой болезни больше, чем я. А вот почти все родственники и когда-то закадычные друзья со мной общаться перестали. Просто исчезли. Но я их не виню. Думаю так: людям всегда проще свалить свои внутренние проблемы на кого-то еще. Найти врага извне. ВИЧ-положительный человек в этом отношении удачная мишень: смотрите, вот он, плохой, опасный, он может нас заразить! Как заразить, чем заразить?.. В общем, я давно перестала обижаться: у людей собственные внутренние проблемы, с которыми они живут. Я с этими проблемами не живу, у меня все хорошо: появились новые знакомства, совместные планы, будущие живые проекты.

На Анне футболка H&M, джинсы Monki, свитер Uniqlo

Например, сейчас состою в организации «ПлюсМИНУС», которая включает как ВИЧ-положительных людей, так и ВИЧ-отрицательных. Мы все увлечены спортом. Тренируемся вместе: друзья, врачи, родные, студенты, приятели, дети и взрослые. Кто хочет, раскрывает свой ВИЧ-статус. Это очень важно для активной социальной жизни и психологического комфорта, ведь не должно быть отторжения и дискриминации.
Я начала принимать антиретровирусную терапию сразу, как смогла, и на данный момент вот уже два года у меня неопределяемая вирусная нагрузка. Это значит, что в моей крови ВИЧ не обнаруживается.
Почему я решила жить «с открытым лицом»? Просто поняла, что людям, узнающим свой статус после 40 лет (старость не уберегает от вируса: ВИЧ не смотрит ни на паспорт, ни на диплом), гораздо сложнее принять его. Ведь мы все родом из Советского Союза, где ВИЧ всегда называли болезнью маргиналов. Поэтому первые мысли в таком возрасте, как правило, суицидальные. А затем – полная самоизоляция, самостигма. Понимаете, это совершенно нормальные женщины – учителя, бухгалтеры, врачи; у них есть дети, внуки. Для них ВИЧ — шок. Мы как бы есть, но считается же, что нас как бы нет: ну какой ВИЧ после сорока? Но мы же хотим любить вне зависимости от возраста. И в 50, и в 70, и в 100 лет. Столкнувшись с тем, что великолепные женщины, потрясающие жены и матери, выдающиеся работники, ученые, руководители буквально самоуничтожаются и впадают в невероятную депрессию, я решила открыть свой ВИЧ-статус, чтобы помогать бороться и преодолевать страх перед этой болезнью другим. Я оставила номер своего телефона врачам в нашем СПИД-центре и попросила давать его женщинам в возрасте, которым нужна помощь, но которые не могут или не хотят обращаться к официальным психологам, – трудно им это поначалу. Я знаю, что сказать этим женщинам, почти ровесницам. Знаю, как помочь. Я вообще люблю людей. И жизнь.

Сколько живут вич инфицированные люди без лечения

От чего зависит ожидаемая продолжительность жизни?

Ученые оценивают такой параметр, как ожидаемая продолжительность жизни, изучая большое количество данных о людях. Они собирают демографические данные: возраст, раса/этническая принадлежность, пол, место проживания и другие сведения, включая вирус иммунодефицита человека и вирусный гепатит. Затем они просматривают как можно больше информации о том, когда и как люди умирают. В конце концов ученые приходят к цифре, которая и будет выражать среднюю продолжительность жизни.

Некоторые параметры также могут повлиять на оценку ожидаемой продолжительности жизни, такие как потребление табака или алкоголя на протяжении всей жизни, к тому же фактическая причина смерти человека часто не регистрируется. Даже после того, как все данные обработаны, существуют разные способы зарегистрировать информацию, то есть ученые могут оценивать ожидаемую продолжительность жизни с года рождения человека, или же они могут вместо этого оценивать число дополнительных лет жизни, которые человек мог бы прожить еще, будучи в определенном возрасте.

Исследователи из “Кайзер Перманенте”, медицинского интегрированного консорциума, обнаружили, что продолжительность жизни живущих с ВИЧ и получающих лечение значительно возросла с 1996 года. В то сравнительно недалекое время были разработаны новые антиретровирусные препараты, что привело к высокоэффективному существующему терапевтическому режиму лечения ВИЧ. В 1996 году средняя продолжительность жизни инфицированного 20-летнего человека составляла 39 лет.

Некоторые из ВИЧ-инфицированных, соблюдающих все правила лечения, не употребляющих наркотики и не имеющих других инфекций, могут прожить до 70-80 лет.

Процент выживаемости людей, живущих с ВИЧ, также значительно вырос по сравнению с первыми годами эпидемии. Исследователи в работе 2013 года обнаружили, что 78% смертей людей с ВИЧ в период с 1988 по 1995 год были связаны со СПИДом, а с 2005 по 2009 год этот показатель снизился до 15%. Человек, живущий с ВИЧ, не находящийся на лечении, чаще подвержен развитию СПИДа, что, в свою очередь, приводит к ранней смерти.

ВИЧ и СПИД: в чем разница

ВИЧ – вирус иммунодефицита человека, разрушающий естественный защитный барьер организма. Атака происходит медленно, но агрессивно. Если не принимать мер, которые тормозят процесс, то через несколько лет дело доходит до поздней стадии, уже неизлечимой: это и есть СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита. В стадии СПИДа человек лишается иммунитета и малейшая инфекция, безобидная для обычного человека, становится для него смертельной.

Рок-звезда Фредди Меркьюри умер в 45 лет от бронхопневмонии на фоне СПИДа

Это глупое и опасное заблуждение, навязанное глубоко патриархальным и агрессивно-гомофобным обществом, будто ВИЧ и СПИД – это проклятие геев и проституток, а обычного человека, который придерживается «традиционных ценностей», ВИЧ не коснется. Из-за этого многие «натуралы» просто не идут тестироваться.

На самом деле, по данным федерального СПИД-центра, почти 49% новых заражений в России приходится на гетеросексуальные отношения, тогда как на однополые – всего 1,5%. При этом ВИЧ чаще передается от мужчины к женщине, чем наоборот.

Глава центра, академик РАН Вадим Покровский связывает это с «серийной моногамией»: «Люди не живут долго с одним человеком, а постоянно меняют партнеров. Если в эту цепочку попал хотя бы один ВИЧ-инфицированный, то заражаются все».

Принципы лечения АРТ

Антиретровирусные препараты, также известные как анти-ВИЧ препараты, могут помочь замедлить или нивелировать причиняемый ущерб здоровью, вызванный ВИЧ, и предотвратить развитие СПИДа.

Развитие антиретровирусной терапии (АРТ): ежедневный прием препаратов, замедляющих течение ВИЧ-инфекции, впервые выведенных в середине 1990 годов, помог улучшить показатели выживаемости. Комбинированная антиретровирусная терапия используется для лечения ВИЧ в течение 20 лет, но более новые препараты имеют меньше побочных эффектов, включают в себя меньшее количество таблеток, так как они предотвращают репликацию вируса.

Лечащий врач может рекомендовать пройти антиретровирусную терапию. Это лечение потребует приема нескольких препаратов (от трех и более) на ежедневной основе. Комбинация лекарств помогает подавить количество ВИЧ в организме и снизить вирусную нагрузку.

Различные классы анти-ВИЧ препаратов включают:

  • ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы;
  • нуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы;
  • ингибиторы протеазы;
  • ингибиторы слияния;
  • ингибиторы интегразы.

Снижение вирусной нагрузки позволяет людям с ВИЧ жить здоровой жизнью и снижает риск развития СПИДа.

Исследование PARTNER 2014 года показало, что риск передачи или заражения ВИЧ очень мал, когда у человека есть неопределяемая нагрузка. Это означает, что вирусная нагрузка составляет менее 50 копий ВИЧ на миллилитр крови. Это открытие привело к стратегии профилактики ВИЧ, названной “терапией в виде профилактики”, и представляющей собой способ снижения распространения вируса.

С момента возникновения эпидемии лечебная практика ВИЧ продолжает прогрессировать. Два новейших исследования — одно из Великобритании, а другое из Соединенных Штатов — показали многообещающие результаты в экспериментальных методах лечения ВИЧ, которые могут привести к ремиссии и повысить иммунитет.

Сколько живут с ВИЧ инфекцией: продолжительность жизни без лечения у инфицированных людей

При отсутствии лечения – от 5 до 15 лет с момента заражения (в среднем, 10 лет). По данным Роспотребнадзора, средний возраст умерших от СПИДа – 38 лет.

Многое зависит от образа жизни и состояния инфицированного организма. Т.е. условно, наркоман со стажем наверняка проживет гораздо меньше, чем атлет. Но это не значит, что атлет сумеет противостоять вирусу и проживет дольше без терапии.

Если же правильно лечиться, то ВИЧ-инфекция не достигнет конечной стадии СПИДа и человек доживет до глубокой старости. Он не избавится от вируса и будет всю жизнь принимать препараты по расписанию, но при этом сможет жить полноценно и имеет все шансы завести здоровое потомство.

53-летний актер Чарли Шин живет с диагнозом ВИЧ с 2011 года

ВИЧ — это одно из наиболее тяжелых инфекционных заболеваний, которое может существенно повлиять на качество и продолжительность жизни. Статистика, сколько и как живут с ВИЧ-инфекцией, отличается в зависимости от многих факторов, в том числе пола, возраста пациента и наличия сопутствующих патологий.

Терапия, которую предлагает современная медицина, направлена не на выздоровление, а на стабилизацию состояния больного. Средняя продолжительность жизни с ВИЧ составляет от 2—5 до 25 лет и более.

Пациенты, которые наблюдаются у врача и принимают необходимые препараты, живут полноценной жизнью и практически не испытывают ограничений.

Вирус иммунодефицита человека — это инфекция, которая передается с кровью и другими биологическими жидкостями. При ее попадании в организм клинические признаки проявляются не сразу, а антитела к ней начинают вырабатываться спустя 2 недели — 1 год. При этом инфицированный человек может не догадываться о своей болезни и узнать о ней при плановом анализе крови.

В развитии ВИЧ выделяют несколько стадий:

  • период окна — время от попадания вируса в кровь до выработки антител;
  • стадия первичного инфицирования — характеризуется увеличением лимфоузлов, стоматитом, сыпью, незначительным повышением температуры;
  • латентный период — длится 5—10 дней, единственным симптомом остается увеличение лимфатических узлов;
  • пре-СПИД — инфекция начинает разрушать лейкоциты, часто сопровождается герпесом;
  • СПИД — терминальная стадия, протекает с обострением любых заболеваний и отсутствием иммунной защиты.

Сколько живут с ВИЧ

Основная причина смертности ВИЧ-инфицированных — это СПИД. Заболевание атакует клетки иммунной системы, из-за чего пациент становится особенно чувствительным к любым бактериальным и вирусным болезням. Однако, современные антиретровирусные препараты позволяют людям вести полноценный образ жизни и вызывают минимум побочных эффектов.

Показатели, сколько живут с ВИЧ, зависят от нескольких факторов:

  • приема медикаментов;
  • пола и возраста больного;
  • стадии, на которой была обнаружена инфекция;
  • наличия сопутствующих заболеваний, в том числе вирусного гепатита.

При соблюдении рекомендаций и регулярном приеме медикаментов инфицированный может прожить до 70—80 лет и более. При этом человек может вести полноценный образ жизни, испытывая лишь некоторые ограничения. Эти меры разработаны для безопасности окружающих и предотвращения заражения пациента сопутствующими заболеваниями.

Статистика, сколько живут люди с ВИЧ, не зависит от пола. Однако, в России инфицированных мужчин больше: 2,8%, по сравнению с 1,3% женщин. Эти данные касаются возрастной категории от 35 до 39 лет. После заражения можно жить долго и полноценно, но прогнозы будут следующими:

  • при отсутствии лечения срок жизни составляет максимум 3—4 года;
  • в сочетании с вирусным гепатитом — 1—2 года;
  • при условии приема препаратов — 10—15 лет;
  • при полноценном лечении и здоровом образе жизни — до старости.

Показатели смертности при высокоактивной форме болезни на поздних стадиях стремится к 100%. В зоне риска находятся люди, которые не принимают терапию и имеют пагубные привычки (курение, алкоголизм, прием наркотиков).

Эти факторы снижают активность иммунной системы и препятствуют образованию защитных клеток.

Вирус иммунодефицита не вызывает летальный исход — его причиной становятся любые другие заболевания, в том числе обычный грипп или ОРВИ, которые протекают с осложнениями.

Показатели, сколько живут с ВИЧ представители женского пола и как происходит заражение, незначительно отличаются. Женщины заражаются в более молодом возрасте, но срок их жизни также зависит от приема препаратов и наличия отягощающих заболеваний. Статистика, сколько лет живут со СПИДом, неутешительна — с таким диагнозом мало кто проживет более 1—2 лет.

Основная опасность для женщин, инфицированных ВИЧ, — узнать о своем диагнозе в период беременности. Если заражение произошло в первом триместре, риск передачи инфекции плоду составляет 20%, во втором — 30% и в третьем достигает 70%.

Не стоит игнорировать болезненные ощущения при беременности — как и обострение герпеса и других хронических заболеваний, они могут оказаться симптомами ВИЧ.

Вирус иммунодефицита может передаваться ребенку во время беременности. Этот показатель наиболее высок в тех случаях, когда женщина заражается непосредственно в этот период либо не принимает антиретровирусные препараты. Если мать начинает лечение еще до беременности — шансы родить здорового ребенка высоки.

До 12-ти лет Т-лимфоциты у человека образуются в вилочковой железе (тимусе). Увеличение этого органа должно стать поводом для исследования крови на антитела к ВИЧ, поскольку она разрушает именно эти клетки. В подростковом возрасте происходит регрессия тимуса, и далее он постепенно атрофируется.

После рождения ребенок, инфицированный ВИЧ, отличается недостаточной массой тела. Также он подвержен различным инфекционным заболеваниям. Показатели, сколько живут ВИЧ-инфицированные дети, зависят от своевременности постановки диагноза. Продолжительность жизни при ВИЧ составляет до 10—15 лет и более, а с обнаруженной на ранних этапах инфекцией можно бороться до старости.

Время, сколько можно прожить с ВИЧ-инфекцией, зависит от пациента. Средняя продолжительность — 10—15 лет. Некоторые люди годами живут полноценной жизнью и даже могут родить здоровых детей. Есть несколько факторов, которые вызывают обострение болезни, что приводит к летальному исходу:

  • прием наркотических средств и другие пагубные привычки;
  • отказ от терапии;
  • наличие гепатита.

Синдром приобретенного дефицита иммунной защиты — терминальная стадия. На этом этапе иммунная защита не действует из-за разрушения Т-лимфоцитов. Прогноз для таких больных часто не превышает 1—2 года, редко людям удается прожить более 3-х лет.

Принципы лечения

Продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных напрямую зависит от регулярного приема препаратов. Несмотря на что, что болезнь не лечится, медикаменты следует принимать обязательно.

Всего разработано несколько классов таких средств в виде таблеток, которые пьют по несколько единиц ежедневно. Назначается прием трех препаратов минимум.

Лечение антиретровирусными средствами преследует несколько целей:

  • снижение вирусной нагрузки;
  • предотвращение развития болезни до терминальной стадии;
  • профилактика распространения инфекции.

Без лечения сроки жизни человека существенно сокращаются. Ранее считалось, что проведение процедур и терапия могут полностью избавить человека от вируса. Однако, исследования указывают на то, что медикаменты могут только продлить срок жизни больного.

Его состояние зависит от вирусной нагрузки, то есть от концентрации инфекционного агента в крови. У некоторых пациентов она становится настолько низкой, что серологические исследования дают ложноотрицательный результат.

Лекарства, которое полностью избавляет человека от вируса, не существует.

В России (РФ) проводятся меры по выявлению инфицированных. Всего зарегистрировано более 1 млн лиц, проживающих на территории государства, которые являются носителями вирусного заболевания ВИЧ. Из них более 900 тысяч получают терапию по принятой схеме.

Сроки ожидаемой продолжительности жизни с ВИЧ варьируют от 10—15 до 25 лет и более. Это зависит в том числе от возраста, в котором болезнь была диагностирована. Несмотря на то, что полностью излечить (вылечить) ВИЧ невозможно, у пациентов есть все шансы дожить до старости. После лечения показатели вирусной нагрузки снижаются, патология не приводит к осложнениям и не передается окружающим.

Справка! Показатели, сколько живут при ВИЧ-инфекции, зависят не только от приема препаратов, но также от экономической ситуации в стране. Так, в развитых странах с высоким уровнем доходов, при заражении в возрасте 20 лет, после начала антиретровирусной терапии пациенты живут около 60 лет, в средних и низкоразвитых — 51 год.

На сегодняшний день инфицированные люди без лечения имеют неблагоприятные прогнозы. Заразившиеся этой инфекцией подвержены опасным осложнениям, а вирус в их организме постепенно прогрессирует. Без терапии болезнь быстро переходит в терминальную стадию, которая длится не более 1—2 лет.

Прогнозировать сроки жизни больного можно на основании двух основных тестов:

  • количества CD4 лимфоцитов — в норме составляет 400—1600 у мужчин и 500—1600 у женщин, при ВИЧ может снижаться до 200—300;
  • вирусной нагрузки — этот показатель проверяют в том числе для оценки эффективности лечения.

Те, кто препараты не принимают, проживут меньше, чем пациенты, проходящие полноценный курс терапии. Некоторые инфицированные узнают о своем диагнозе у врача и отказываются проходить лечение.

Этому есть несколько объяснений: страх перед побочными эффектами препаратов, недоверие к правильности диагностики и финансовые аспекты.

Для эффективности терапии больной должен не только пить медикаменты, но и отказаться от вредных привычек.

Синдром приобретенного иммунодефицита — это терминальная стадия ВИЧ, поэтому прогноз, сколько живут со СПИДом, неблагоприятный.

На данном этапе происходит разрушение клеток иммунной системы и развитие опасных осложнений. Вне зависимости от эффективности лечения, срок жизни пациента редко удается продлить более 6—19 месяцев.

Однако, не стоит путать данные, сколько живут при СПИДе, с прогнозом при наличии ВИЧ-инфекции в крови.

Несмотря на то, что продолжительность жизни инфицированных людей может не меняться, они вынуждены соблюдать некоторые ограничения.

Влияние ВИЧ в долгосрочной перспективе

Несмотря на то, что перспективы для ВИЧ-инфицированных значительно улучшились, все же существуют отдаленные последствия.

Они могут включать:

  • “ускоренное старение”;
  • нарушение когнитивных функций;
  • осложнения, связанные с воспалениями;
  • влияние на уровень содержания липидов;
  • рак.

Тело может подвергаться изменениям из-за того, как организм обрабатывает сахар и жиры. Это может привести к увеличению жира в определенных областях тела, форма тела может измениться.

Если лечение протекает плохо или оно вовсе отсутствует, вич-инфекция может развиться в СПИД.

СПИД — состояние, когда иммунная система слишком слаба и не может защитить тело от инфекций. Врач, скорее всего, выявит СПИД в случае, если количество лейкоцитов в иммунной системе, число CD4 (антигенный маркер хелперных Т-лимфоцитов) опустится ниже 200 клеток на миллилитр крови.

Симптомы СПИДа включают опухоли головного мозга и серьезную потерю веса. Синдром может привести к другим проблемам со здоровьем, в том числе:

  • грибковой инфекции;
  • туберкулезу;
  • пневмонии;
  • раку кожи.

ВИЧ очень быстро может нанести ущерб иммунной системе, что приведет к СПИДу. Раннее выявление и своевременное лечение являются основой для контроля вируса, увеличения продолжительности жизни и снижения риска передачи. Те, кто избегает терапии, кто не лечится, чаще испытывают осложнения, которые впоследствии ведут к болезни и смерти.

Передается ли ВИЧ через поцелуй и оральный секс

Хотя вирус присутствует во всех биологических жидкостях инфицированного человека, опасность заражения несут только эти:

  • кровь и лимфа

  • сперма и предсеменная жидкость

  • вагинальный секрет

(Исключительно для младенцев также опасно грудное молоко, потому что у них еще не вырабатывается желудочный сок с соляной кислотой в составе, убивающей ВИЧ).

Слюна, пот, слезы, моча и т.д. – совершенно безвредны, если в них не присутствует кровь, как это может быть, например, при повреждениях. Соответственно, при соблюдении этого условия поцелуй полностью безопасен.

Что касается орального секса, то риск заражения есть, но довольно низкий. При куннилингусе он крайне низок. А при стимуляции пениса важно прервать контакт до эякуляции (либо использовать презерватив).

Первая фаза инфекции наступает в среднем через 2-3 недели, но может и раньше – уже через 5 дней, или гораздо позже – через 3 месяца. Самое тревожное, что конкретных внешних признаков, по которым можно было бы сразу опознать именно ВИЧ, нет.

У одних все происходит бессимптомно, у других могут возникнуть недомогания, как при простуде и гриппе, которые через пару недель проходят сами собой. Да и вообще, многие симптомы «маскируются» под признаки других болезней.

СПИД-центры рекомендуют незамедлительно обратиться к врачу при любом из следующих симптомов:

  • увеличение и/или болезненность лимфоузлов

  • необъяснимая потеря веса больше чем на 5 кг

  • непроходящая диарея (либо ее периодические приступы)

  • длительное повышение температуры

  • необъяснимая сыпь на коже и слизистых

  • длительный тяжелый сухой кашель, не связанный с курением или последствиями простуды

Однако важно знать, что в первые недели после заражения делать тест на ВИЧ бесполезно – он еще ничего не покажет или будет неопределенным. Оптимально пройти обследование через 3 месяца после «подозрительного» контакта.

Мисс Мира 2015 Мирейа Лалагуна сдает тест на ВИЧ в Москве в поддержку программы ООН

РИА Новости / Евгения Новоженинина

Осложнения

Со временем ВИЧ может убить клетки иммунной системы, что помешает организму бороться с серьезными болезнями. Такие оппортунистические инфекции могут стать опасными для жизни. В таком случае человеку будет поставлен диагноз «СПИД».

Некоторые из инфекций, спровоцированных ослаблением иммунитета:

  • некоторые виды рака, такие как лимфома, саркома Капоши и инвазивный рак шейки матки;
  • туберкулез;
  • рецидивирующая пневмония;
  • синдром атрофии;
  • сальмонелла;
  • заболевания головного и спинного мозга;
  • различные типы легочных инфекций;
  • хронические кишечные инфекции;
  • вирус простого герпеса;
  • грибковые инфекции;
  • ВИЧ-обусловленные нарушения мозговой деятельности;
  • цитомегаловирусная инфекция.

Оппортунистические инфекции являются наиболее распространенной причиной смерти людей, живущих со СПИДом. Лучший способ предотвратить оппортунистическую инфекцию — продолжать терапию и проходить плановые обследования. Важно практиковать безопасный секс, применять вакцину и есть хорошо приготовленную пищу.

Как быстро у ВИЧ-инфицированного развивается СПИД? Продолжительность развития СПИДа варьируется от человека к человеку, как разнится и то, сколько живут со СПИДом. Не прибегая к АРТ, большинство людей, инфицированных ВИЧ, в течение 5 -10 лет будут замечать признаки развития различных заболеваний, хотя этот период может быть короче.

Время между приобретением ВИЧ и диагнозом СПИД обычно составляет от 10 до 15 лет, иногда дольше.

Что можно и что нельзя при ВИЧ

При правильном лечении под контролем СПИД-центра инфицированный человек может жить абсолютно нормальной жизнью, лишь с некоторыми обязательствами и ограничениями.

Можно практически все, что делают здоровые люди – заниматься сексом, заводить детей, пить алкоголь (не злоупотребляя), есть все, что нравится, заниматься спортом, путешествовать и проч. Главное – помнить о защите сексуальных партнеров и не нарушать режим приема препаратов.

Само собой, не стоит делать того, что подрывает или перегружает иммунитет, например, садиться на диету или принимать иммуностимуляторы.

Почему нельзя вылечить ВИЧ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *