Коронавирус против Нового Шелкового пути — китайский мегапроект под угрозой

Когда председатель КНР Си Цзиньпин отправился в середине января в Мьянму подписывать соглашения по новым инфраструктурным проектам, казалось, ничто не может помешать поступательному движению Поднебесной и ее флагманского мегапроекта «Один пояс, один путь» (BRI). Тогда вдали только-только начали появляться маленькие тучки, которые, однако, очень быстро превратились в мощнейший грозовой фронт. Ураган бросил в пучину кризиса глобальную экономику, включая, естественно, вторую экономику планеты, китайскую, с любимым детищем товарища Си — BRI.

Мегапроект «Один пояс, один путь» уже не первый год считается, по крайней мере, на Западе, одним из главных орудий Пекина для расширения и усиления его влияния на планету. Сейчас коронавирус Covid-19 наглядно показывает, что вместе с инвестициями и кредитами китайский мегапроект способен экспортировать в другие страны и проблемы огромной страны.

Историки уже давно обратили внимание на любопытную закономерность: когда взаимодействуют рынки и культуры разных стран и народов, когда происходит обмен технологиями и начинает развиваться торговля, одновременно с товарами и знаниями происходит и обмен… болезнями. По тем же самым дорогам, по которым везут товары и технологии, за ними по пятам следуют и болезни. Эта закономерность неоднократно повторялась с незапамятных времен. Можно сказать, со времен Шелкового пути. Сейчас она произошла вновь, только уже с новым Шелковым путем, как иногда называют BRI.

«Одним из наиболее важных требований к историкам является мониторинг интенсивности и скорости, с которыми происходят обмены технологиями и товарами, — объясняет профессор истории Оксфордского университета и автор книги „Шелковые пути: Новая история мира“ Питер Франкопал. — Стоит помнить, что чем больше мы взаимодействуем друг с другом, тем сильнее и глубже взаимодействуют экономики. Следует также помнить, что человеческий опыт и жизнь — это значительно больше, чем просто покупка и продажа товаров. И так же, как при конкретных транзакциях товаров или обменах идеями, по пути, по которому передвигались наши предки, передвигались и другие вещи. Например, страшные болезни».

Пандемии прошлого, к примеру, Юстинианова чума (VI век), считающаяся первой пандемией в истории человечества; Черная смерть, Восточноазиатский грипп 50−60-х гг., атипичная пневмония и ближневосточный респираторный синдром прекрасно иллюстрируют, как люди, торгуя, совершая паломничества, путешествуя в научно-исследовательских или развлекательных целях, переезжая с одного места на другое для того, чтобы повидать родных и друзей, разносили патогенные микроорганизмы, менявшие ход истории.

Сейчас очередной критический случай обмена технологиями, идеями и товарами. Причем, интенсивность и скорость протекания таких обменов достигла в наши дни максимума, невиданного в истории планеты. Этим во многом и объясняется огромная скорость распространения эпидемии коронавируса Covid-19. Согласно компьютерной модели, созданной специалистами Центра безопасности Джонса Хопкинса в области здравоохранении, болезни типа коронавируса могут охватывать всю планету в течение шести месяцев и убить за полтора года порядка 65 миллионов человек.

Директор сингапурской инвестиционной компании Atlantic Partners Asia Арв Сридхар считает, что вирус может поменять акценты в работе китайских фирм.

«Китай находится под невероятным давлением текущей ситуации, — говорит он. — Приоритетной задачей Пекина сейчас являются деньги. Ему необходимо заключить приемлемое соглашение с США в торговой войне. Кроме этого, ему сейчас одновременно приходится бороться и с экономическими, и с финансовыми последствиями эпидемии коронавируса».

Спад в инвестициях и в консолидации уже вложенных в проекты средств, начавшийся еще до начала эпидемии коронавируса, получил в первые месяцы 2020 года дополнительный импульс от почти полной временной остановки второй экономики планеты.

Американский институт предпринимательства (AEI) и Heritage Foundation проанализировали приблизительно 3600 наиболее крупных транзакций китайских компаний после 2005 года и пришли к выводу, что инвестиции китайского бизнеса за границей в прошлом году составили всего лишь $ 68,4 млрд. Это самый низкий результат за десятилетие. Снижение по сравнению с 2018 годом составило 41%. Правда, следует иметь в виду, что официальный Пекин приводит куда более высокие цифры по заграничным инвестициям китайского бизнеса в 2019 году — $ 124,3 млрд.

Под угрозой многие миллиарды долларов и годы планирования

Стремительно распространяющая по всем континентам эпидемия коронавируса Covid-19, которую Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) на прошлой неделе официально признала пандемией, что в числе многого прочего разрешает компаниям отказываться от исполнения контрактов на основании форс-мажорных обстоятельств, не могла не затронуть такой громадный проект как «Один пояс, один путь». Она вызвала многочисленные задержки и срывы в работе над многими проектами BRI и поставила под угрозу годы планирования, а также десятки и сотни миллиардов долларов экономической дипломатии, уже потраченные на претворение грандиозного замысла Си Цзиньпина в жизнь.

Работа остановилась в Китайско-пакистанском экономическом коридоре (CPEC), стоимость проектов которого оценивается более чем в 60 млрд долларов; в камбоджийской Сихануквильской особой экономической зоне (SSEZ), на большой угольной электростанции Пайра в Бангладеш. Приостановлены или отложены многочисленные проекты на Шри Ланке, в Индонезии, Малайзии, Мьянме и других странах.

Поскольку родиной нынешней пандемии так же, как большинства пандемий прошлого, является Китай, то больше всего от коронавируса досталось проектам в странах, граничащих с ним или расположенных от него на незначительном удалении. Конечно, проблемы с проектами, входящими в BRI, сейчас не только в азиатских странах, но и в странах Европы, Африки, Океании и Австралии, но в Азии этих проектов и проблем больше и проявляются они из-за близости Китая нагляднее.

Карантины и ограничения на передвижения людей физически отрезали десятки тысяч китайских рабочих от строительных площадок. Эту проблему, хотя и не без потерь и издержек, еще можно было бы попытаться хоть как-то решить, заменив китайцев зачастую уступающей им в квалификации местной рабочей силой, но коронавирус разорвал еще и цепи поставок, то есть ударил по перемещению не только людей, но и товаров. Между тем, Пекин по понятным причинам обеспечивает подавляющее большинство проектов BRI в той или иной мере не только рабочей силой и финансированием, но и строительными материалами, технологиями и многим другим.

Один из высокопоставленных китайских чиновников, отвечающих за BRI, рассказал агентству Bloomberg в начале марта, что неудача в остановке распространения пандемии за границами Китая неизбежно скажется на проектах, входящих в BRI. Другой китайский чиновник уверяет Bloomberg, что влияние коронавируса на главные проекты BRI ограниченное и что серьезные задержки носят исключительно краткосрочный характер.

Задержки и прекращение работа на проектах BRI обнажили или, вернее, очередной раз подчеркнули растущую зависимость региона от Поднебесной в развитии инфраструктуры. Несмотря на то, что в самом Китае эпидемия явно пошла на спад и число заражений с каждым днем снижается, правительства стран региона, участвующих в BRI, очень боятся новых вспышек болезни. Основания для таких опасений очень весомые и их достаточно. Достаточно назвать страны, где коронавирус сейчас превратился в общенациональную проблему. Это Иран, Италия, Южная Корея и ряд других стран. Причем, список их вне всяких сомнений будет в ближайшие недели и месяцы расти. Эти страны служат наглядным предупреждением соседям Китая о том, с какой скоростью, на первый взгляд, несерьезная болезнь может выйти из-под контроля и стать угрозой целым народам и странам.

«Кроме рисков задержек и отмен проектов, не следует забывать и о рисках преждевременного возобновления работы, — говорит советник правительства США Бонни Глейзер, которая возглавляет в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (CSIS) программу China Power Project. — Си, похоже, намерен сейчас продемонстрировать, что жизнь возвращается в нормальное русло. Он хочет вновь запустить экономику на полную мощность. Возобновление проектов BRI, скорее всего, входит в список его первоочередных задач. Причем, не только по экономическим причинам, но еще и потому что осуществление мегапроекта помогает Китаю распространять и усиливать свое политическое влияние».

С BRI трудно конкурировать

Еще перед вспышкой эпидемии коронавируса Си Цзиньпин внес в свое детище серьезные коррективы. Он, к примеру, решил несколько понизить поставленные перед BRI задачи в связи с серьезным замедлением развития китайской экономики и нарастающей волной критики в странах-партнерах, недовольных предоставляемыми Пекином условиями и, в первую очередь, естественно, ценами.

В прямом смысле слова сильно постарались и Соединенные Штаты, развязавшие против «Одного пояса, одного пути» своего рода войну, которая, впрочем, сильно не дотягивает по накалу, по крайней мере, пока, до в буквальном значении этого слова нездорово-бешеной реакции Вашингтона на «Северный поток-2». Главным доводом США является трогательная забота об азиатских странах, которые из-за китайских займов и кредитов попадают в так называемую «долговую ловушку». Беспокоясь на словах из чисто альтруистических побуждений о государствах региона, Вашингтон, конечно, не забывает и о собственных стратегических интересах.

Американцы создали государственный фонд «Корпорация по финансированию международного развития США» (DFC), который, надеются в Белом доме, сможет стать серьезным конкурентом китайскому BRI. Многие американские специалисты считают его наиболее важным инструментом мягкой силы Америки более чем за десятилетие.

В прошлогоднем исследовании Американо-китайской комиссии в сфере экономики и безопасности (USCESRC) говорится, что в 2019 году Пекин предпринимал огромные усилия по продвижению BRI. В исследовании подчеркивалось, что проект втягивает на китайскую орбиту десятки стран в Азии, Африке и Латинской Америке, а также отдельные государства в центре и на востоке Европы.

В США все эти годы уделяли BRI явно недостаточное внимание. Ситуация начала меняться в прошлом году. Министр торговли Уилбур Росс подтвердил в ноябре 2019 года, что для противодействия китайскому мегапроекту США намерены увеличить инвестиции в азиатские экономики и расширить торговлю с ними. Росс также упомянул об инициативе «Сеть голубых точек» (BDN), которая оценивает инфраструктурные проекты. Через несколько дней после выступления министра предшественник DFC — Корпорация частных зарубежных инвестиций (OPIC) объявила о новом совместном с Транстихоокеанской сетью (TPN) проекте прокладки самого длинного в мире подводного телекоммуникационного кабеля в Индо-Тихоокеанском регионе. Этот проект — вызов китайскому телекоммуникационному гиганту Huawei.

«По многим аспектам нас можно считать инвестиционным банком, — объясняет директор OPIC Эдвард Барриер. — Мы принимаем решения по инвестициям, мы занимаемся кредитами и изучаем способность возвращать займы…»

Американские правительственные организации типа OPIC и USAID играли важную роль в оказании помощи частным американским компаниям, которые хотят инвестировать в инфраструктурные проекты в развивающихся странах. Одними из последних примеров такой деятельности служат компании Anadarko и AES Corporation, сделавшие большие инвестиции в крупные проекты в Мозамбике и Вьетнаме соответственно. Однако бороться с китайским BRI с учетом громадных масштабов этого мегапроекта тяжело.

«DFC — очень положительный шаг, мощный пример межпартийного сотрудничества, которое, надеюсь, продолжится и поможет сформировать долгосрочную стратегию для работы с Китаем, — комментирует старший сотрудник Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Джонатан Хиллман. — Эффективность работы DFC будет зависеть от того, удастся ли ему снять преграды на пути финансирования частного сектора, где и находятся главные ресурсы».

Не хватает рабочих и материалов

Проекты, которые остановил коронавирус, можно перечислять долго. Среди наиболее крупных, например, строительство высокоскоростной железной дороги в Индонезии со сметой $ 6 млрд, которая должна связать Джакарту с Бандунгом на индонезийском острове Ява.

«Конечно, имеются препятствия на пути торговли и инвестиций между Китаем и странами, входящими в „Один пояс, один путь“», — заявил журналистам 21 февраля в Индонезии посол КНР при АСЕАН Дэн Сицзюнь.

По словам Дэна Сицзюня, Пекин ни в коем случае не собирается отказываться от проектов BRI и обязательно поможет восстановить их нормальную работу. Однако в тот же день министр по координации морских и инвестиционных проектов Индонезии Лухут Пандджайтан признал, что многомиллиардная высокоскоростная железная дорога между столицей и Бандунгом, которая считается одним из ключевых проектов всего мегапроета, скорее всего столкнется с существенными задержками. Свой пессимистичный прогноз он объяснил тем, что более 300 китайских специалистов, строивших дорогу, застряли в Китае или из-за карантина, или из-за ограничений в передвижении, которые власти на местах начинают медленно ослаблять только сейчас.

Госкомпания China Railway International Group, являющаяся главным подрядчиком строительства железной дороги, создала специальную комиссию, которая следит за ситуацией с вирусом. Она настоятельно советует всем китайским рабочим не возвращаться на работу в Индонезию.

По этой же причине — отсутствия китайских строителей, кстати, остановилось и строительство 510-мегаваттной плотины в местечке Батанг Тору на острове Суматра, которая по плану должна дать первые киловатты уже в 2022 году. С каждым днем все реальнее перспектива срыва сроков.

К проблемам с рабочей силой на строительстве железной дороги в Индонезии прибавились и не менее крупные проблемы со строительными материалами, как минимум половина из которых поставляется из КНР. Так что сейчас современную скоростную железную дорогу, которую в Индонезии ждут с огромным нетерпением, не только некому, но и нечем строить.

Из-за коронавируса остановлены никелево-кобальтовые проекты компаний Tsingshan Holding Group, GEM Co. Ltd. и Zhejiang Huayou Cobalt общей стоимостью $ 11 млрд.

К слову, аналитики крупнейшего индонезийского банка — Bank Indonesia сделали прогноз, что вирус Covid-19, в этом году снизит ВВП Индонезии как минимум на 0,1% от ВВП. По оценкам Министерства туризма Индонезии, убытки казны от сокращения количества только китайских туристов превысят $ 4 млрд.

По тем же причинам пандемия остановила строительство железной дороги на восточном побережье в соседней с Индонезией Малайзии, оцениваемой в $ 10,4 млрд. Из приблизительно 200 китайских рабочих на работу после затянувшихся новогодних праздников вернулись менее 10 человек. Остальные рабочие, если и захотят выйти на работу, смогут сделать это лишь после отбытия 14-дневного карантина.

В Пакистане, где особенно много проектов BRI, причем, подавляющее большинство в области энергетики и строительства, компании Engro Polymer & Chemicals Ltd. и Pakistan Oxygen Ltd. заявили о больших задержках, вызванных серьезными проблемами китайских подрядчиков в Китае.

Много новостей о задержках приходит и из Шри Ланки. Там главным проектом BRI является модернизация и расширение столичного порта, которое проводит китайская компания China Communications Construction Co. Коммерческая палата Шри Ланки сообщила, что почти половина из ста опрошенных компаний жаловалась на проблемы, связанные с распространением коронавируса. По словам генерального секретаря Строительной палаты Шри Ланки Ниссанки Виджерате, особенно сильно пострадали от пандемии проекты по строительству жилья и дорог.

Китайские рабочие, возвращающиеся в Коломбо, в обязательном порядке проходят двухнедельный карантин. Глава отдела развития и планирования расширения порта Коломбо Тулси Алювихаре утверждает, что коронавирус пока не особенно сильно затронул строительство, но на самом острове многие называют его слишком большим оптимистом.

Угольную электростанцию Payra в Бангладеш, на которой работали более 2000 строителей из Китая, должны были сдать еще в начале февраля, но, как нетрудно догадаться, не сдали. К концу февраля на работу вернулись после 14-дневного карантина менее 1% рабочих, лишь два десятка человек.

Китайское руководство, включая Си, утверждает, что страна сможет выполнить поставленные перед китайской экономикой еще перед вспышкой эпидемии задачи на 2020 год. Говоря обо всей экономике, китайские власти имеют в виду, конечно, и проект «Один пояс, один путь». Сделать это будет крайне трудно и, на первый взгляд, невозможно. И все же неисчерпаемые ресурсы Поднебесной и упорство, с которыми китайцы добиваются поставленных целей, дают основание говорить, что порой они могут делать даже невозможное.

Сергей Мануков

Почему Россия не вкладывается в Новый шелковый путь

В сентябре 2013 года председатель Си Цзиньпином официально объявил о масштабном мегапроекте — строительстве транспортно-логистической системы «Один пояс — один путь». В упрощенном виде проект был назван новый Шелковый путь, он призван расширить нескончаемый поток китайских товаров в Азию и Африку, но, в первую очередь, в ЕС.

Реклама

Инициатива была поддержана 40 странами и с восторгом была встречена в России. Нам отводилась завидная роль страны-транзитера, которая может неплохо заработать на доставке китайских товаров и заодно вдохнуть жизнь в восточные регионы.

На начальной стадии проект возрождения Шелкового пути выглядел в самом деле абсолютно вдохновляющим. Но спустя шесть лет Россия и Китай все еще пытаются найти общий язык для реализации этого проекта.

Ворох меморандумов, куча презентаций

В августе делегация Внешэкономбанка (ВЭБ в России главный институт развития, в том числе по совместным инфраструктурным проектам с КНР) обсудила в Пекине «реализацию совместных проектов с Государственным банком развития Китая (ГБРК) и представителями китайского бизнеса». Представители ВЭБ встречались и c представителями Фонда Шелкового пути и Экспортно-импортным банком Китая. С китайской стороны был высказан интерес «к российским проектам в сфере лесохимии и магистральной инфраструктуры».

Это образец той риторики, которая обычно сопровождает попытки Москвы и Пекина нащупать почву. Прошедшие шесть лет ушли на подписание целого вороха меморандумов о намерениях, на проведение презентаций, роуд-шоу, на обмен бизнес-делегациями, на участие правительственных чиновников в форумах и конференциях, посвященных новому Шелковому пути…

В конце концов была создана банковская инфраструктура для финансирования проектов. И названы сами проекты. Они однозначно подаются, как совместные, как согласованные с китайскими партнерами в рамках Нового шелкового пути. Но только

самого Шелкового пути, который планировалось проложить от границ Китая через территорию России, как не было, так и нет.

Между Россией и Китаем реализуется немало двусторонних проектов, это правда. К 2024 году Россия планирует удвоить товарооборот с Китаем — до $200 млрд. Задача вполне реальная. Добиться ее выполнения можно хотя бы за счет наращивания поставок нефти, газа, леса.

Более того, некоторая часть двусторонних проектов с Китаем может стать частью нового Шелкового пути. Например, в его морском варианте. Россия совместно с партнерами из Китая готовится профинансировать строительство судов ледового класса для развития проекта «Ледового Шелкового пути», сообщало 17 сентября агентство Синьхуа.

На финансирование проектов поставки танкеров привлечены средства Государственного банка развития Китая в объеме 27 млрд рублей. Проект подается как механизм «сопряжения интеграционных инициатив ЕАЭС и «Пояса и пути». Но выстраивание Шелкового пути по северным морям — это еще более отдаленная и еще более затратная идея, чем сухопутный вариант.

Тянут на себя китайское одеяло

Даже Китай не может позволить себе распылять средства на все направления сразу. Но стоит ли тогда удивляться, что имеющиеся госфинансы, размазанные тонким слоем на многие годы вперед, не дают эффекта?

И пока Россия только приступает к точечной реализации проектов в рамках Шелкового пути, партнеры не дремлют. Тянут китайское шелковое одеяло на себя.

Зарабатывать на транзите товаров из Китая в Европу мечтает едва ли не каждая страна, чье географическое положение это позволяет. Глава Белоруссии Александр Лукашенко достраивает под китайский мегапроект особую экономическую зону «Великий камень». Причем достраивает на китайские же миллиарды юаней.

Перетянуть на себя Шелковый путь давно готовы Азербайджан и Турция вместе с Грузией. Эти страны уже прошли путь подписания пекинских меморандумов о намерениях. Еще в 2017-м началось сервисное обслуживание новой железной дороги от Баку (порт Алят) через Тбилиси до турецкого города Карс.

Протяженность магистрали Баку — Тбилиси — Карс (БТК) составила 826 км.

В перспективе эта ветка станет частью нового Шелкового пути, соединив Китай с Европой до самого Лондона. Через турецкий тоннель под Босфором и в обход России.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по случаю пуска первого состава по БТК сделал громкое заявление: «Мы объявляем о создании прямого железнодорожного сообщения от Лондона до Китая».

В первые годы эксплуатации по этой магистрали предполагается перевозить 1 млн пассажиров и 6,5 млн тонн грузов, на втором этапе объем грузоперевозок может достичь 17–20 млн тонн и до 2 млн пассажиров в год.

В России наоборот свернули сопоставимый по протяженности железнодорожный проект Москва – Казань (порядка 850 км), изначально проектируемый под китайский Шелковый путь.

Не сошлись в условиях сделки. А брать целиком на себя расходы в 1,3 трлн рублей на прокладывание этой ветки российское правительство не решилось.

Казахстан тоже построил для китайских товаров особую экономическую зону — Хоргос — на границе с западной частью Китая. И одновременно Казахстан участвует в проекте Баку-Тбилиси-Карс. «Казахстан стал транзитным государством, эффективно соединяющим Азию, Европу, север и юг», — говорил ранее по этому поводу экс-глава республики Нурсултан Назарбаев.

Слишком медленно, слишком опасно

У России потенциально сохраняется шанс вписаться в новый Шелковый путь, предложив модернизированный Транссиб. По нему и сейчас идут грузы из Китая. «Но проблема упирается в загруженность Транссиба внутренними российскими грузами, низкую пропускную способность магистрали и недостаточную скорость движения. Выдержать масштабный дополнительный транзит из Китая затруднительно», — говорит Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade.

Похоже, Россия сама похоронила идею вписаться в новый Шелковый путь, переключив финансовые ресурсы на строительство железнодорожного и автомобильного сообщения из Краснодара в Крым. Следующий проект такого рода — магистраль от Ростова до Краснодара. Это еще десятки миллиардов рублей.

Эксперты, впрочем, говорят, что проблема присоединения к новому Шелковому пути не всегда только в ограниченности средств. Проблема в геополитике, в обострившихся взаимоотношениях России с Западом.

Китайцы любят повторять, что между Пекином и Вашингтоном прохладные политические отношения, но горячие экономические связи.

В Китае давно прописались все крупнейшие торговые компании США и банки. С Россией все наоборот. Идеологически две страны близки друг другу, что неоднократно доказывают, например, результаты голосования по повестке Совбеза ООН. А вот экономическая интеграция развивается с трудом. «Одна из главных проблем, которая произошла с Россией в последние годы, это то, что она стала труднопредсказуемой страной, с непредсказуемостью внешней политикой», — предупреждает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Но и сами китайцы — трудные партнеры, отмечает Сергей Дейнека, финансовый аналитик «БКС Премьер». «В частности, китайцы предоставляют финансирование по проектам на невыгодных условиях, зачастую навязывая свое не самое уместное в конкретных условиях оборудование, рабочую силу и т. д.», — говорит эксперт.

Кроме того, китайцы опасаются работать с рядом российских партнеров, близких к властям РФ. «И все из-за опасений вторичных санкций», — указывает Дейнека, поясняя, что в инфраструктурных проектах обычно участвуют крупные китайские компании, бизнес которых выходит далеко за пределы Китая, и таким компаниям небезраличны санкции США и ЕС.

Пекину гораздо интереснее работать с Африкой и Латинской Америкой, где правительства, ввиду тяжелого экономического положения, легко позволяют ему строить заводы с помощью китайской техники и использованием китайских же рабочих. «В отличие от России, в этих странах Пекин может достаточно легко получить доступ к полезным ископаемым и контролировать всю производственную цепочку до самой отгрузки в Китай», — подчеркивает Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями.

«Можно назвать достаточно большое число стран, попавших в кредитную кабалу от Китая», — напоминает эксперт, добавляя, что 15 африканских стран отказались от сотрудничества по «Шелковому пути», а в тех, что согласились, периодически проходят митинги с требованием прекратить китайскую экспансию.

Санкции Запада в таких долгосрочных мега-проектах не важны, достаточно привести пример с российским газопроводом «Северный поток — 2», его строят вопреки санкциям, возражает Эмиль Мартиросян, доцент кафедры менеджмента Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС.

Эксперт считает, что европейские партнеры пока воздерживаются от инвестиций в новый Шелковый путь, поскольку банально не видят финансовых преимуществ. «Ключевые характеристики логистических проектов — скорость, стоимость доставки и уровень брака, издержек. Сейчас вариант доставки грузов по «большой воде» в целом устраивает Европу, тариф приемлем», — заключает Мартиросян.

Коронавирус на службе мирового правительства

Выпущенный не то из американской, не то из китайской лаборатории вирус-мутант, который вызывает пневмонию «коронавирус», она же КОВИД-19, продолжает победное шествие по миру и обрушение мировой экономики. Призывы здравомыслящих людей, в том числе врачей, посмотреть на медицинскую статистику, успокоиться и не поднимать панику, остаются без внимания властей предержащих: коронавирус стал не просто поводом для массового психоза в большинстве стран мира, но настоящим когнитивным оружием, с помощью которого разрушается мировая экономика, стратегические планы, а в перспективе, возможно, и целые государства (в частности, никто из серьезных аналитиков до сих пор не опроверг предположения о том что целью запуска истерии с коронавирусом был подрыв экономики Китая по заказу США, через американскую агентуру из числа т.н. «комсомольцев», к которым относят в том числе и руководство города Ухань) Ведущая роль в раскрутке истерии принадлежит, естественно, американским и европейским СМИ, контролируемым глобальными олигархами, а также подконтрольным им структурам вроде Всемирной организации здравоохранения, которая вчера объявила пандемию по коронавирусу (при 100 с небольшим тысяч заболевших по всему миру) что позволило США тут же закрыть свои границы от европейцев. РИА Катюша публикует статью аналитика Константина Царенко, который не понаслышке знаком с современным биологическим оружием и иными методами информационной войны. Редакция не во всем разделяет мнение аналитика, но считает его весьма интересным и заслуживающим внимания наших читателей:

Для того, чтобы оценить, как работают современные вирусы, сеющие панику, вроде коронавируса SARS-CoV-2, приводящего к смертельной пневмонии COVID-19 для строго определенной группы риска людей, рассмотрим ближайший пример – СПИД, который называют «чумой 20 века». Еще в 1969 году в иностранной печати была зафиксирована утечка информации ряда центров финансируемых кланами глобалистов от Рокфеллеров до Соросов, которые разрабатывали стратегию применения вирусов и систему регулирования «защиты от вирусов» за счет их «естественного» вброса в различные социальные группы людей. В частности, речь идет о медицинской школе «Маунт Синай» («Синайской горы») в Нью-Йорке и Американской федерации по планированию семьи, которые рассматривают вирус ВИЧ, как часть своего проекта «Инвестиция в Развитие Секса». Как следует из утечки (часть информации размещена тут http://100777.com/node/19), в наименовании СПИД, скрыта иная интерпретация, а не фраза «Вирус Иммунного Дефицита Человека». Аббревиатура раскрывает иной процесс «заражения» общества, точнее аббревиатура раскрывает «шизофренические» замыслы мировых элит, их богатейших династических кланов, зараженных идеей мирового господства и регулирования количества населения Земли. (Элитой именуют себя семьи или, как модно, говорить кланы: олигархов, политиков; банкиров и биржевиков; промышленных и информационных воротил; таких, например, как Рокфеллеры или Соросы. Эти кланы, финансирующие или информационно поддерживающие такие действия, как создание вирусов, дали данному геноциду «красивое» наименование, назвав его проектом «Золотого Миллиарда». Уменьшение количества людей планируется достичь благодаря механизации, роботизации, биохимии, информатизации, генной инженерии, внедрения искусственного интеллекта и т.п., для чего мировые элиты подкупают политиков и национальных лидеров, чиновников разного уровня, настраивая политическую систему, экономику подконтрольных им государств под осуществление своей идеи. Эту идею после Второй Мировой войны многократно озвучивали политики разных передовых Западных стран. Так, бывший госсекретарь президента США Генри Киссинджер (урожденный в Германии как Хайнц А́льфред Ки́ссингер), рассказывал в своих выступлениях об идее «Золотой миллиард», как уже утвержденном проекте. Ему вторила некогда госсекретарь США Мадлен Олбрайт (урожденная в Чехии, как Мария Яна Корбелова). Признанный сверхэффективным политиком бывший экс премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер (урожденная баронесса Робертс) также активно говорила о сокращении населения. В современное время политикам вторили члены королевских семей, аристократии и бизнесмены рангом ниже, чем Рокфеллеры или Ротшильды, такие как Билл Гейтс, антисоциально «жалея планету» от перенаселения и вреда человечества природе Земли. Все они сообща стали делать вклады, создавая фонды, для воспроизведения новых вирусов под видом ученных исследований или «для защиты» населения, чтобы создать вакцины. Та же «жалость к своей расе, как исключительность ее нахождения в природе», была у финансируемого мировой элитой Запада Адольфа Гитлера, дружившего лично с крупным олигархом из США Генри Фордом. В наше время идея оставить жить на Земле «расово чистых» трансформировалась в идею человеческого инкубатора для Общности, Одинаковости и Стабильности (девиз Мирового государства из книги масона и писателя Олдоса Хаксли «О дивный новый мир»).

Итак, в аббревиатуре «СПИД» (англ.- «AIDS») скрыта реальная фраза «Agent Investment Development Sex» – Агент (сам вирус) Инвестиции Развития Секса. То есть сам вирус иммунодефицита (ВИЧ) это есть Агент. Таким образом, напрашивается вывод, что ВИЧ это сам объект инвестиции, который имеет Агента, выполняющего задание Инвестора (создателя вируса) и реинвестирует, то есть выступает от имени Инвестора и создает условия развития в головах людей желаний иметь только Секс, но не иметь семью и/или детей. Задача ВИЧ, созданного в закрытой лаборатории США — убивать не болезнью (не СПИДом) «больных» людей, измотав их убийственным «лечением» (это долго и не эффективно), а убивать здоровых «не зараженных» людей в процессе их жизни за счет примера мучений «зараженных» людей, селя в здоровых людях страх инфицироваться ВИЧ и заболеть СПИДом. Этот пример страданий несет информационный характер распространяемый через подконтрольные мировым элитам СМИ, являясь физическим геноцидом, отбивая желание у всех людей иметь Секс способный привести к деторождению и созданию семьи. То есть, страх заразиться ВИЧ и заболеть СПИДом убивает не человека, как такового, а его желание любви к зарождению ребенка через соприкосновение плоти без защиты. Любовь — это ответственность, она наступает, она когда люди становятся обязаны друг другу, соприкоснувшись плотью, и в этот момент уже готовы взять на себя природное бремя иметь детей и иметь семью. Секс без любви -это безответственность. В проекте «Золотой миллиард» Секс должен быть «безопасен». Поэтому создание ВИЧ – это подпроект, наступление болезни СПИДа – это то же не конечная цель, а задача, то есть подпроект проекта для уменьшения количества половых связей, могущих привести к деторождению. Проект, то есть цель ВИЧ и СПИДА это «Золотой миллиард», а все вышеуказанное подпроекты, создающие каскад процессов (подпроекты проектов). СПИД убивает не сотни тысяч людей на континентах, а миллиарды желаний по всей Земле! Задача СМИ поддерживать этот страх. В каждой стране создано системное и медийное лобби из популярных людей, чтобы они разжигали информацию о ВИЧ инфицированных и проблемах с больными СПИДом до эпидемии и пандемии. В России таким центром лоббирования избран Екатеринбург, как регион наиболее удобный для другого подпроекта по расчленению России (Start up начала каскада процессов по отказу регионов подчиняться центральной власти). Как факт работы СПИДа — это реальное старение и вымирание Европы или России, в которой количество проживающих людей местных национальностей сокращается катастрофически, так как другие подпроекты тоже действуют. В частности, подпроект роста рынка контрацептивов, который растет вместе со страхами заразиться ВИЧ, болеть СПИДом, подпроект зачистки местного этнического населения за счет интегрирования в него людей из других регионов, прибывающих из Азии и Африки, подпроект роста личных сексуальных свобод, что приводит к росту количества представителей секс меньшинств и однополых «браков» и их концентрации в политическом электорате (чтобы изменить консервативные законы на либеральные), подпроект ювенальной юстиции, которая отбивает желание иметь детей, которые в любой момент могут быть изъяты из семьи государством и переданы в другие семьи, включая однополые, подпроект торговли взрослыми и детскими органами, подпроект эвтаназии, подпроект развития педофилии и др. Все вышесказанное работает на проект «Золотой миллиард» и финансируется его адептами.

Появление коронавируса SARS-CoV-2 из Китая и эпидемия вызванной им пневмонии COVID-19 очень похожа на историю с распространением СПИДа, просто в меньшем масштабе. SARS-CoV-2 — не единственный вирус, стартанувший за последние годы в Китае. Однако раскрутить решили именно его. Интересен также тот факт, что вся Европа, да и США, как и в описанном нами ранее случае с огуречным психозом, ополчились на Италию, национальная политика которой не устраивает современных фашистов. При этом много фактов того, что заболевшие пневмонией COVID-19 в Италии не контактировали с носителями вируса SARS-CoV-2. Также есть факт того, что новый коронавирус не проявляется у носителя и это говорит о необходимости в безопасном общении «со здоровыми», а лучше не общении с людьми желтой расы, как подозреваемыми в основном переносе вируса. Так что СМИ создает информационный расовый подпроект вируса, порождая ксенофобию, разрушая экономики стран, где концентрировано проживает большинство населения желтой расы, а это такие страны, как страны БРИКС. Каскад процессов в действии.

Проект «Золотой Миллиард» предусматривает и другие вирусные вариации, сопричастные с социальной активностью людей, их общением, в том числе Сексом (с Сексом или совместной работой с желтой расой) и это заставляет самодостаточных людей белой расы быть ксенофобами, отвлекает все расы на Земле от работы, социальной активности, создания международных связей, свободной жизни передвижения, семейных уз, создания семьи, деторождения. Каскад процессов работает так, как и вся ранее указанная система подпроектов. Любые варианты снятия страхов и стрессов производятся за счет других подпроектов в каскаде процессов — сладострастного времяпрепровождения от шопингов до жратвы, от музыки до кино, от педофилии до педерастии, от шовинизма до расизма, для выхода агрессии. Вышеуказанное происходит сейчас у нас на Земле, как в регулируемом инкубаторе и элитарный фашизм руководит этим инкубатором, контролируя ОБЩНОСТЬ, ОДИНАКОВОСТЬ, СТАБИЛЬНОСТЬ.

Национальные политики, действуя как лидеры своих стран под контролем и по заказу богатейших людей планеты, создают из своих государств огромные инкубаторы для людей и законодательно-информационные, торговые и медицинские (за счет допуска вредных ГМО продуктов и вакцин на рынок) системы регулирования их деторождения. Инкубаторы уже действуют на Земле и развиты практически до идеальной системы. Но не везде. Так как инкубатор нацелен на разрушение страны не принимая во внимание «хотелки» национальных элит, некоторые страны Латинской Америки и Евразии ( Россия и Китай), как-то держатся на грани того, что национальные лидеры этих стран, в угоду своему электорату, мешают проектам и подпроектам. Например, ограничивают производство ГМО продуктов и вакцин западными ТНК. А значит, современные коронавирусы должны ударить генетически избирательно по неугодным «белым» и «желтым». Для этого Пентагоном ведутся исследования генетического материала различных национальностей, а мир окутан испытательными биохимическими лабораториями Министерства обороны США и Великобритании. Мы сейчас наблюдаем, как происходит попытка Запада привести Восточные элиты в полный формат соответствия проекту «Золотой миллиард», дав высокопоставленным коллаборационистам Азии шанс захватить всласть в КНР за счет компрадорства. Для этого необходимо уничтожить идеологию Китайской Народной Республики, как некогда уничтожили СССР, создав зависимость Китая от идеологии Запада. Поэтому проект «Золотой миллиард» запускает подпроект разрушение КНР, как некогда был разрушен СССР. Для этого мощные элиты Запада (Атлантическая) и Восточная (Тихоокеанская) вот-вот соединят свои усилия за счет окончательного предательства национальных элит Азии, и на Земле наступит мировой порядок для мирового инкубатора, где у власти есть только мировые фашиствующие элиты, как оракул, заявляющие о своем предикторстве (мессии прогноза, мессии защиты от всех бед), а фактически тоталитарно монополизирующих власть.

Возникший в Ухане (КНР) коронавирус необходим мировым фашиствующим элитам, чтобы, как некогда в СССР запустили разрушительную мощь Чернобыля и дефицит в магазинах, невыплату заработных плат на стратегических предприятиях, запустить катастрофические последствия которые направлены на искусственное разрушение страны за счет предательства национальных элит своего народа. В Китае и в других странах этот подпроект «закрытия связей между регионами» запускает каскад процессов, на пике которого устраняется идеология КНР, как центра социалистической Азии и последнего социалистического форпоста мира для возникновения нового разрозненного экономически слабого государства. Подпроект действует за счет панических страхов и убийства физически сильных людей желтой расы. В других же странах – инкубаторах, новый коронавирус должен убить национальные экономики и старых, немощных людей (читай малоплатежных людей в системе потребительского общества) – и при этом носителей традиционных (консервативных) ценностей. Вирус, разрушив сильные национальные экономики, конкурирующие с экономикой транснациональных корпораций, принадлежащих мировым элитам, быстро затухнет не фактически, а юридически, так как СМИ перестанут информационно работать над подпроект болезни COVID-19 и очередным вирусом SARS-CoV-2. Примеров затухания информационного фона предостаточно, так как уже до SARS-CoV-2 были другие коронавирусы, которые получили свою пожизненную прописку в человеческом социуме.

Мы уже практически не сопротивляемся наступившему тоталитарному мировому порядку, воспринимая цифровизацию общества (учет и контроль действий инкубируемых) или его вакцинацию (при помощи которой останавливают деторождение и заражают вирусами) как благо, а не подпроекты, ведущие в проект фашистский «Золотой миллиард». Между тем, одни аспекты переплетаются с другими в плане управления человеческим обществом богатой династической элитой. Россия — форпост всех цивилизаций планеты Земля, которым угрожает глобальный фашизм. Всем читающим необходимо в своих семьях, среди близких, среди своих рабочих коллективов разъяснять что фашизм в современном мире есть и проявляется в действиях мировых династических кланов, которые зомбируют себя мессианской идеей (в христианстве такой «мессия» называется Антихрист), в рамках которой позволительно все, включая геноцид на оккупированной ими территории. Они скрываются за лозунгом — ОБЩНОСТЬ, ОДИНАКОВОСТЬ, СТАБИЛЬНОСТЬ, используя террор и геноцид, чтобы хаос и лозунг действовали на нас через политические, социально-бытовые, религиозные взгляды. После 2-й Мировой войны прошла новая, Холодная война одной системы против другой, которая была проиграна СССР фашистам нового Мирового порядка. СССР, стоявший в центре Евразии между Западом и Востоком, проиграл из-за коллаборационизма своих национальных политических лидеров. С потерей центра Евразии в лице СССР, Западу открылся «победный» путь на Восток, где КНР — оплот восточный цивилизации. После развала СССР западные элиты начали подкупать КНР, чтобы внутри него создать заинтересованные в материальных благах (власти и капитале) национальные элиты. По всей видимости, круг коллаборационистов в КНР сформирован и сейчас враг применяет против КНР информационное оружие (через СМИ) и бактериологическое оружие (через вирусы), чтобы создать такие же условия, как некогда в СССР, укрепляя во власти КНР реформаторов (лоббистов-компрадоров).

«Странное совпадение». Как получилось, что маршрут коронавируса повторяет Шелковый путь?

В природе часто случаются события, которые при тщательном разборе выявляют совмещения. Особенности их причинно-следственных мотивов иной раз дают достаточно поводов, чтобы говорить, или о прямой взаимосвязи, или же о непроизвольном совпадении.

Коронавирус угрожающе бродит по просторам. Объявившись в начале года в Китае, он стал перемещаться, и особенности его навигации стали вдруг в точности повторять маршрут одного из наиболее нашумевших проектов современности.

Речь об инициативе Китая «один пояс — один путь», который в силу своей масштабности и неординарности, завоевал умы видавших виды политтехнологов и экспертных сообществ. Не остались в стороне от его обсуждений политические элиты, которые по определению не могут бездействовать в геоэкономическом действии, коль на кону судьба крупнейшей интеграционной программы.

Объявились ярые сторонники и противники проекта, который призван воссоздать новую, более современную и технически совершенную модификацию великого шелкового пути. Казалось бы, какую в себе опасность может таить новое слово в совершенствования глобальной инфраструктуры? Она же обещает невиданные импульсы системе коммуницирования.

Китай, который прочат в мировые экономические лидеры, давно отошел от келейной концепции саморазвития, и с годами все больше раскрывается, предлагая смелые решения преодоления традиционных проблем. Он стал мобильным в диверсификации производства, потребления и распределения, и в этом его выигрышная особенность.

Застолбив большую фору в глобальной конкуренции, Поднебесная стала играть наиболее гибкую роль в сносе системы, которая давала преимущества только сильным. Наступили новые времена, требующие активного участия в глобальной игре, обещая выигрыш всем акторам. Порыв Пекина находит понимание в умах большинства деловых элит. Большинства, но не всех.

Проект неожиданно закрутил вихрь дебатов и погнал по информационным каналам столбы тревожных мнений. Мировую паутину захлестнула волна скепсиса, которая стала подбивать пользователей на глубинные сомнения. В контексте китайской инициативы вошло в оборот определение «великая афера века».

Откуда росли ноги у дитя скепсиса, не трудно догадаться. Из-за океана не последовало одобрительной отмашки, и Вашингтон ясно дал европейским партнерам знать, что не одобряет прорывной ход Пекина, видя в нем массу новых рисков.

В чем они конкретно заключались, США не уточняли, однако предупреждали партнеров, что от Китая исходит ассиметричный вектор партнерства, и от него следует держаться как можно дальше.

Смысл сигнал ясен. Он равносилен призыву глушить инициативу и всеми силами отдалять от него всех, кого только можно.

Вроде, европейские партнеры США всецело поддержали заокеанского гегемона, дав понять, что разделяют опасения о таящихся рисках проекта. Но только вот единогласной поддержки видение Вашингтона не нашло.

Карты Белому дому попутал Рим, согласившийся сложить воедино усилия с Пекином. Италия не только готовится пустить китайский бизнес в свои пенаты, но и выступает с встречными предложениями о создании полноценной экономической унии.

Произошло это ровно год назад, когда в марте 2019 годы лидер КНР Си Цзиньпинь совершил исторический вояж в Италию.

В ходе государственного визита его сопровождало более 500 человек, которые были готовы найти новые точки соприкосновения. Главным же пунктом двусторонней встречи в верхах стало подписание меморандума, который откроет доступ китайскому торговому флоту в итальянские порты Генуя и Триест.

Согласно обоюдному желанию, китайский капитал также заручился правом участия в экономике страны-участницы большой семерки, которая пошла своим путем и поддержала порыв Пекина в выстраивании новых парадигм интермодальных грузоперевозок.

Перевалку грузов из дальневосточного региона контейнерами в европейском направлении до сих пор никто не планировал в столь масштабной форме. Говорят же, что все невероятное когда-нибудь да случается. Рим всецело поддержал желание Пекина найти новый путь, соединяющий Азию с Европой. Это еще и означало, что Поднебесная выражает готовность к инвестиционной активности на всем протяжении пути со всеми партнерами.

Не заставившая себя долго ждать негативная реакция Вашингтона не только удивила, но и ужаснула. Белый дом заявил, что расценивает идею сближения Рима с Пекином не иначе, как удар в спину. Но было уже поздно.

Трехдневный визит китайского лидера завершился триумфом. Две страны сообща оформили заявку на стратегическое сближение, которое подразумевает соединение аж трех континентов, включая Африку.

Пекин готов поделиться национальными ресурсами со всеми странами, которые поддержат «один пояс», и это сулит потенциальным партнерам преференции в виде займов, технологий и стабильного наращивания взаимодействия. А Рим с Пекином в транспортно-коммуникационном содружестве заприметили, что смогут осилить до 20% объемов морских грузоперевозок. Это сулит странам огромные преференции.

США в такой перспективе узрели угрозу своим интересам, ибо Пекин в скором времени создаст собственный международный банк, который составит мощную конкуренцию не только подконтрольному США Международному валютному фонду, но и Федеральной резервной системе.

Крупнейшему мировому должнику в лице США явно не по себе. Китай не только дышит в затылок, но и загоняет соперника в угол.

Но, кажется, неожиданная подмога мировому гегемону пришла, откуда не ждали. Заставивший содрогнуться мир коронавирус странным образом начал навигацию по маршруту «одного пояса – одного пути». Случайно ли?

Под совпадениями, как известно, имеются в виду совмещения событий и процессов, которые не имеют под собой очевидной причинно-следственной связи. Их большей частью относят к разряду случайных стечений обстоятельств. Но иной раз самые невероятные вещи происходят согласно закону о случайностях, который отвергает все сходства с конспирологическими теориями.

На дворе новые времена, утверждающие законы криптополитики. Конспирология это уже пройденный этап.

Тофик Аббасов, аналитик

Путь на Восток: Почему Италия выбирает Китай вместо плана Макрона

Путь на Восток: Почему Италия выбирает Китай вместо плана Макрона Луиджи ди Майо и Маттео Сальвини Фото из открытых источников 10:5326.03.2019

Георгий Кухалейшвили

политолог-международник

Итальянские евроскептики вновь оказались в центре внимания европейской общественности. На прошлой неделе Италия присоединилась к глобальной китайской инициативе «Новый Шелковый путь», которая предполагает реализацию инвестиционных проектов в сфере логистики, производства, инфраструктуры. Проект включает сухопутные и морские маршруты, связывающие развивающиеся страны с развитыми странами, чтобы укрепить их экономические и политические отношения, сократить сроки доставки грузов, сделать транспортное сообщение более удобным. В проекте «Нового Шелкового пути» участвуют свыше 50 стран мира, включая Россию, страны Центральной Азии, Восточной Европы. Италия стала первой страной из «Большой семерки», которая присоединилась к китайскому проекту. Министр экономического развития и лидер правящей популистской партии «Движение пяти звезд» Луиджи Ди Майо заявил, что участие Италии в «Новом Шелковом пути» никак не отразится на приверженности страны к членству в НАТО и альянсу с США и европейскими партнерами.

Тем не менее, присоединение Италии к китайскому проекту встретило критику на Западе. Пресс-секретарь Совета национальной безопасности США Гарретт Маркис считает, что участие Италии в проекте «Новый Шелковый путь» не принесет никаких выгод, а лишь приведет к легализации экспансионистской инвестиционной политики Китая. На встрече в Брюсселе 22 марта лидеры стран-членов Евросоюза заявили о том, что пора забыть о наивном отношении к Китаю, который проводит протекционистскую политику ради защиты своих отраслей. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас отметил, что участие Италии в китайской инициативе может привести к росту зависимости от Поднебесной. Президент Франции Эммануэль Макрон подчеркнул, что его страна никогда не присоединится к «Новому Шелковому пути». Однако Конте и Ди Майо поддержали китайский проект по вполне рациональным причинам.

Деньги и имидж

Присоединиться к проекту «Нового Шелкового пути» итальянские власти решили из-за финансовых разногласий с ЕС. «Движение пяти звезд» и «Лига Севера» обещали своим избирателям создать условия для роста ВВП. Ради этого в 2018 г. правительство Конте разработало проект бюджета на 2019 г. с увеличением госрасходов. Власти планировали сохранить дефицит бюджета на уровне 2,4%, снизить пенсионный возраст, потратить 10 млрд евро на повышение пенсий, минимальных зарплат, чтобы улучшить благосостояние 6,5 млн малоимущих итальянцев, повысить занятость среди молодежи. Однако Еврокомиссия не согласовала данный проект бюджета из опасений, что увеличение расходов может повлечь за собой рост дефицита бюджета Италии на 1,4%. Сейчас итальянская экономика переживает непростые времена. В третьем квартале 2018 г. ВВП Италии вырос всего лишь на 0,2%. По оценкам консалтинговой фирмы Capital Economics, планируемые расходы итальянского правительства в 2019 г. могли обойтись в 67 млрд евро и привести к росту дефицита бюджета до 6,2% от ВВП. Под угрозой введения санкций ЕС правительство Конте откорректировало проект бюджета таким образом, чтобы снизить дефицит бюджета до 2,1%-1,8% ВВП в 2020-2021 гг.

Легче итальянцам от режима жесткой экономии не стало. В феврале 2019 г. в Риме состоялась стотысячная демонстрация профсоюзов против действующей власти. Секретарь Всеобщей итальянской конфедерации труда Маурицио Ландини призвал правительство Конте увеличить инвестиции в создание рабочих мест. В Италии существует проблема безработицы среди молодежи. В сентябре уровень безработицы среди итальянской молодежи составил 30,60%, в то время как в еврозоне этот показатель в среднем составляет 16,80%. Митингующие выступили против пенсионной реформы (выход на пенсию в 62 года вместо 67 лет), введения гражданского дохода для неимущих и безработных за счёт итальянских налогоплательщиков. Отдельная проблема — это устаревшая транспортная инфраструктура в некоторых итальянских городах, которая требует обновления. В августе 2018 г. в Генуе обрушился мост, в результате чего погибли 26 человек. Ремонтные и строительные работы требуют расходов из госбюджета, против увеличения которых выступает Еврокомиссия.

Джузеппе Конте Reuters

Поэтому премьер-министр Конте стал искать финансирование в Китае. В отличие от западного бизнеса, китайские инвесторы не боятся вкладывать средства в проекты на территории стран, где существуют политические или экономические риски. По мнению профессора Оксфордского университета Питера Франкопана, Китай активно вкладывает деньги в строительство портов, железнодорожных веток, перерабатывающих предприятий. В рамках реализации проекта «Нового Шелкового пути» Пекин инвестирует не только в развитие транспортной инфраструктуры, но и в новые рабочие места. В ходе визита председателя КНР Си Цзиньпиня в Рим 21-22 марта он подписал с премьер-министром Италии Джузеппе Конте меморандум о взаимопонимании и 29 контрактов на сумму 5-8 млрд долл. в сфере энергетики, финансов, сельхозпроизводства (потенциал сделок достигает 20 млрд евро). Согласно договоренностям, итальянские энергетические и строительные компании смогут выйти на китайский рынок, а «Китайская компания коммуникаций и строительства» получит доступ к итальянским морским портам Триест и Генуя. Италия рассчитывает увеличить объемы экспорта в Китай на 7 млрд евро благодаря сделке.

В большей степени участие Италии в проекте «Новый Шелковый путь» имеет политическое значение. Китай хочет придать своему проекту западный лоск, добавить престижа. Италия — это четвертая экономика Европы, глобальный игрок, чьи бренды и продукция известны во всем мире. В последнее время происходит активизация торгово-экономического сотрудничества двух стран. В 2014-18 гг. объемы экспорта Италии в Китай увеличились на 25% (до 13,1 млрд евро). Поднебесная заинтересована, чтобы вслед за Италией к участию в проекте «Нового Шелкового пути» присоединились другие страны Запада.

Плевок в лицо Макрону

Новости по теме

  • Варшавский договор 2.0: Евроскептики объединяются перед выборами в Европарламент 12:3908.01.2019

Италия присоединилась к китайскому проекту «Новый Шелковый путь» незадолго после публикации президентом Франции Эммануэлем Макроном своего плана по реформированию ЕС, который прозвали «Европейским ренессансом». Он разослал свои идеи в 28 европейских изданий. Суть плана Макрона сводится к тому, что он предложил преодолеть кризис ЕС, вызванный Брексит, с помощью еще большего укрепления европейской интеграции в сфере безопасности, борьбы с дезинформацией и вмешательством третьих стран в выборы в европейских странах, унификации политики в отношении предоставления политического убежища. Французский президент предложил подписать новое соглашение в области безопасности, которое регламентирует обязательства стран-членов ЕС перед НАТО (ранее он предлагал создать Европейскую армию). Макрон считает, что ЕС должен определять политику в области конкуренции и торговли, вводить штрафы или запрещать бизнес, который не соответствует стратегическим интересам, вредит окружающей среде, избегает прозрачной оплаты налогов. Он даже предложил ввести одинаковую минимальную зарплату и социальные гарантии во всех странах-членах. В качестве угрозы для существования ЕС Макрон видит реакционных националистов и популистов, которые выступают против углубления европейской интеграции и ничего не предлагают взамен.

Для итальянских властей план Макрона в какой-то степени оскорбителен. Исходя из соображений французского президента, партии «Лига Севера» и «Движение пяти звезд» подпадают под категорию тех самых реакционеров, с мнением которых якобы не стоит считаться. После прихода к власти в Италии евроскептиков Рим постепенно превратился в альтернативный Германии и Франции полюс влияния в Евросоюзе, который объединяет страны, выступающие за реформирование интеграционного образования и снижения влияния наднациональных органов. Например, у министра внутренних дел Италии и лидера партии «Лига Севера» Маттео Сальвини есть собственное видение реформирования Евросоюза («Европа регионов»). Евроскептик предложил пересмотреть основополагающие договоры ЕС, вернуть интеграцию на стадию Европейского экономического сообщества, сократить полномочия наднациональных органов в пользу усиления влияния национальных правительств на принимаемые решения.

Фото из открытых источников

Присоединяясь к проекту «Новый Шелковый путь», итальянские евроскептики плюют в лицо Макрону и дают понять, что они сыты по горло фантазиями о всеобщем благополучии в Единой Европе и не собираются вкладывать деньги в углубление европейской интеграции. Вместо этого они предпочитают инвестиционное сотрудничество с Поднебесной, несмотря на то, что китайская компания Huawei подозревается на Западе в шпионаже, и на продолжающуюся торговую войну Китая и США. Италия, как и другие европейские страны-участницы проекта «Новый Шелковый путь», где у власти находятся евроскептики (Австрия, Чехия, Польша, Венгрия), пытается разбавить зависимость от решений, принимаемых в Брюсселе, укреплением торгово-экономических отношений с другими центрами силы, как Китай, сохраняя при этом приверженность военно-политическому альянсу с США в рамках НАТО. Отдавая предпочтение китайскому проекту, Конте и Ди Майо подчеркнули самодостаточность Италии в международных отношениях, ее намерение проводить многовекторную внешнюю политику.

Китайский дракон крадется в Европу

Опасения США и ЕС насчет присоединения Италии к проекту «Новый Шелковый путь» не безосновательны. Даже партнер Ди Майо по коалиции в парламенте, Сальвини, выступил против инициативы своих коллег, поскольку опасается «колонизации» Китаем итальянских рынков. Для Китая проект «Нового Шелкового пути» — это не просто транспортный коридор, а инструмент геополитической экспансии. Вкладывая деньги в экономики стран-участниц, китайцы усиливают их зависимость от Поднебесной в экономическом плане, которая может быть использована для влияния на их политический курс.

Китай укрепляет свое влияние в Европе. Италия — далеко не первая европейская страна, которая участвует в реализации проекта «Нового Шелкового пути» (14 из 28 стран-членов ЕС принимают участие в данной инициативе). В 2016 г. Греция продала китайцам 51% долю порта Пирей. В 2017 г. к проекту присоединилась Украина. Между нашими странами были достигнуты договоренности о транзите грузов по железной дороге из Китая в Словакию, Польшу и Венгрию. Даже Германия, которая формально не участвует в проекте «Новый Шелковый путь», связана с ним через железнодорожные пути, пересекающие город Дуйсбург и морской порт Гамбург.

Италия станет более зависимой от Китая, понабравшись у него долгов, что вполне ожидаемо от популистов, которым нужно оправдать доверие избирателей. Госдолг Италии составляет 2,3 млрд евро, или 133,1% от ВВП. Также в отношениях Италии и Китая существует проблема торгового дефицита в размере 17,7 млрд евро (Италия больше покупает продукции в Китае, чем реализует на китайском рынке). Китай умело использует конфликт евроскептиков с Брюсселем, чтобы найти себе новых партнеров в ЕС и связать их взаимными обязательствами. Возможно, Китай хочет использовать Италию в качестве лоббиста своих интересов в ЕС, глаз и ушей в НАТО. До конца не известно, сколько денег готовы потратить китайцы, чтобы купить верность итальянских евроскептиков.

Георгий Кухалейшвили

политолог-международник

Новый шелковый путь и коронавирус

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *