Американский научный журнал Nature возвращается к своим же публикациям, из которых следует, что в США активно проводились эксперименты и был искусственно создан коронавирус, который заражал летучих мышей и человека.

Подборка статей предваряет оговорка редактора: «Нам известно, что эта история используется в качестве основы для непроверенных теорий о создании нового коронавируса, вызывающего COVID-19. Нет никаких доказательств того, что это правда. Ученые считают, что животные являются наиболее вероятным источником коронавируса». Все верно, доказательств нет. Пока нет. Но если в США велись подобные эксперименты, то нельзя же полностью исключить, что искусственно созданный в лабораторных условиях вирус мог как-то попасть в естественную среду?

Nature напоминает об «эксперименте, в ходе которого была создана гибридная версия коронавируса летучей мыши, связанная с вирусом, вызывающим SARS (тяжелый острый респираторный синдром)». Журнал также отмечает, что эксперимент даже подтолкнул к возобновлению дискуссии о том, стоит ли продолжать разработку вариантов вирусов с возможным пандемическим потенциалом. Тем более, что после этого правительство США запретило финансировать подобные эксперименты, руководствуясь, якобы, требованиями безопасности. То есть польза от подобных опытов, как предупреждали многие ученые, была намного меньше, чем риск. Но их оппоненты требовали «свободы творчества» и снятия моратория на подобные опыты.

В статье, опубликованной в Nature Medicine 9 ноября 2015 года говорится: ученые исследовали вирус SHC014, который обнаружен в подковообразных летучих мышах в Китае. Исследователи создали химерный вирус, состоящий из поверхностного белка SHC014 и основы вируса SARS, который был адаптирован для роста у мышей и имитации человеческого заболевания. Химера инфицировала клетки дыхательных путей человека — доказательство того, что поверхностный белок SHC014 имеет необходимую структуру, чтобы связываться с ключевым рецептором на клетках и инфицировать их. Это также вызвало болезнь у мышей, но не убило их». Вирус создан, но каков же научный «выхлоп?». Он в этой фразе: «Полученные данные подтверждают подозрения, что коронавирусы летучих мышей, способные непосредственно заражать людей (вместо того, чтобы сначала развиваться у промежуточного животного-хозяина), могут встречаться чаще, чем считалось ранее».

Или говоря словами авторов опасного эксперимента. «Хотя почти все коронавирусы, выделенные у летучих мышей, не способны связываться с ключевым человеческим рецептором, SHC014 не первый, кто может это сделать, — написал журнал Nature. — В 2013 году исследователи впервые сообщили об этой способности другого коронавируса, выделенного из той же популяции летучих мышей». «Обнадеживающая» информация…

Уже тогда многие вирусологи задались вопросом: оправдывают научные результаты подобных опытов потенциальный риск от их проведения? Вирусолог из Института Пастера в Париже Саймон Уэйн-Хобсон по этому поводу заметил: «Хотя степень любого риска трудно оценить, исследователи создали новый вирус, который „замечательно хорошо растет“ в клетках человека. — Если вирус вырвется, никто не сможет предсказать траекторию». Следовательно, этот специалист отнюдь не исключает, что стены лабораторий могут пропустить заразу наружу. Кстати, что-то подобное не раз писали и о СПИДе, который некоторые ученые также считали искусственным порождением своих коллег. Ему вторит Ричард Эбрайт, специалист по молекулярной биологии и биозащите университета Рутгерса в штате Нью-Джерси (США): «Единственный результат этой работы — создание в лаборатории нового неестественного риска».

Но их оппоненты, проводившие рискованные манипуляции с вирусом не согласны. «Результаты исследования превращают этот вирус из потенциального возбудителя в явную и существующую опасность», — говорит Питер Дашак, соавтор статьи 2013 года, в которой описываются опыты. Дашак — не просто ученый, он президент EcoHealth Alliance, международной сети ученых со штаб-квартирой в Нью-Йорке, которая собирает вирусы от животных и людей по всему миру. Оказывается, есть и такая сеть, и этот Дашак знает, о чем говорит. Его коллега, некто Баррик, один из авторов экспериментов в статье в Nature в 2015 году уверял мировую научную общественность: «Последняя работа показывает, что вирус уже преодолел критические барьеры, такие как способность захватывать человеческие рецепторы и эффективно инфицировать клетки дыхательных путей человека, говорит он. „Я не думаю, что вы можете игнорировать это“. Он планирует провести дальнейшие исследования с вирусом у нечеловеческих приматов, которые могут дать данные, более актуальные для человека». На этом история обрывается.

Удалось ли одержимым истиной американским вирусологам продолжить эксперименты с искусственными вирусами не ясно. Как нет ответа и на вопрос: удалось ли вирусам вырваться из лабораторий или же они действительно проникли к человеку на уханьском продуктовом рынке? Но все это дает еще больше оснований для подозрений, что нам не все говорят. И так ли уж беспочвенны вопросы, которые задал представитель МИД Китая, требуя от американской стороны обнародовать данные о первых инфицированных COVID-19?

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель «Труда»

Коронавирус в России, новости:

Собянин объявил о беспрецедентных ограничениях в Москве

Инфекционист: в России готовятся к «взрывному» развитию ситуации с коронавирусом

Смотрите карту распространения коронавируса онлайн

Коронавирус в России: правда ли, что власти скрывают число заболевших?

Идея «а власти скрывают» вечно притягательная для людей. Всегда будут миллионы, готовые поверить во что угодно, если это «что угодно» совпадает с их интуитивными ожиданиями. А реальная жизнь часто с этими ожиданиями расходится, что ведет к когнитивному диссонансу. Можно попытаться понять, почему в своих ожиданиях был не прав ты, но далеко не всем людям нравится пересматривать свои взгляды и искать свои ошибки. Психологически комфортнее найти их у других.

Ситуация с коронавирусом выглядит эпидемией огромного масштаба: от нее в мире уже умерло всего вчетверо меньше чем за то же самое время от сезонного гриппа в США. Заметно, что Китай предпринимал значительные усилия, чтобы обуздать эпидемию. При этом многие страны с развитой медициной — от Южной Кореи до Италии — испытывают огромные проблемы с этим самым обузданием.

Уровень медицины в России традиционно оценивается согражданами как низкий или очень низкий, а за пределами нашей страны — как высокий. Эту особенность ментальности не изжить никакими средствами. Бесполезно вспоминать, что в том же Китае детская смертность сильно выше российской, и тому подобное: эту сторону «национального характера» надо просто учитывать.

В соцсетях настоящий безумный карнавал конспирологических теорий о коронавирусе. Согласно некоторым из них Китай не победил эпидемию, а лишь перестал с ней бороться, чтобы оживить экономику. Мы вынуждены признать, что это не самая алогичная теория заговора вокруг новой болезни / ©Facebook

И она нашептывает нам: если в Италии 15 тысяч заболевших (каждый четырехтысячный), то в России их никак не может быть меньше. Кроме того, у Италии с Китаем общей границы нет, а у нас есть — и длинная. Значит, по логике, вокруг должно быть полно заболевших, а официально их всего 45 человек. Почему так? Соцсети массово выбирают два варианта: или в стране нет тестов для выявления коронавируса, или они есть, но власти, чтобы не создавать панику, их не используют, и заболевших «приказано» классифицировать как гриппозных или жертв ОРВИ.

На этом месте в большинстве случаев мысль заканчивается: в мире конспирологии истина непознаваема, потому что власти могут все (разумеется, только пока дело касается злых дел — полезных от них не дождаться): заставить молчать каждого врача, показать по телевизору любую реальность, вне зависимости от того, что происходит на деле, и так далее.

Утешает одно: наши конспирологи на фоне заокеанских политиков просто дети. Глава штата Огайо не только считает, что у него сто тысяч носителей вируса, но и утверждает, со ссылкой на неназванных экспертов, что это число будет удваиваться каждые шесть дней. Майка Деуэйна никак не смущает тот факт, что в Китае эпидемия остановилась до того, как заразила хотя бы 0,01% местного населения. Скорее всего, как и положено политику, сам он в цифры не вникал, доверившись своему пресс-секретариату / ©Twitter

Интересно, что такие идеи циркулируют не только в соцсетях, но и достигают прессы. Та же «Медуза» опубликовала текст «По всему миру бушует коронавирус, а в России все здоровы. Это какое-то невероятное везение или есть другие объяснения?». Более того, изданию даже удалось найти врача-инфекциониста Валентина Ковалева из питерской клиники «Рассвет» (правда, педиатра), который своим авторитетом подтвердил версию о том, что, на самом деле, больных коронавирусом у нас много:

«Я думаю, что коронавирусная инфекция уже давно к нам попала из Китая — и многие ею уже переболели. Но об этих случаях мы не знаем, потому что в большинстве случаев инфекция течет как обычная ОРВИ и человек сам поправляется. У нас же никто рутинно не обследует тех, кто болеет простудой на дому».

Мы попробуем пойти чуть дальше. В самом ли деле тестов на коронавирус в стране нет? И можно ли выдать массовую эпидемию этой болезни за грипп, ОРВИ и тому подобное?

Тест на тесте и тестом погоняет

Идея о том, что в России нет тестов на коронавирус, основана на некотором незнании фактов. В действительности такие тесты в довольно больших количествах производит новосибирский научный центр «Вектор». Создал он их на базе вполне отработанных технологий ПЦР-тестирования за исключительно короткий срок — пользуясь данными о геноме вируса, полученными из Китая. Слишком удивляться такой оперативности не стоит.

Во-первых, чтобы создать тест на основе отработанного еще на других болезнях метода, нужно не так много времени. Во-вторых, «Вектор» еще в советские времена изначально создавался как центр для отработки средств быстрой диагностики и борьбы с биологическим оружием вероятного противника.

Огромные массы населения соцсетей убеждены, что в России нечем обнаружить коронавирус. Они даже не знают, что именно российские тест-системы выявляют Covid-19 в десятке стран: их здесь достаточно, чтобы передать множество тестов в помощь более серьезно пострадавшим странам / ©Facebook

Готовился он к борьбе с 37 наиболее эффективными боевыми патогенами, предположительно, по данным КГБ и ГРУ, интересовавшими западных военных как наступательное оружие. Согласно утверждениям замминистра обороны России, для создания такой защиты разведка похищала «реальные образцы биологических боеприпасов». Во время биологической войны (мы не говорим «бактериологической», поскольку «Вектор» исходно работал и с вирусами) реагировать надо быстро, потому что времени на раскачку особо нет.

Чтобы понимать, насколько поднаторела эта организация в борьбе с вирусами, отметим, что у нее есть одна из самых полных в мире коллекций вирусов, в том числе активные образцы оспы (в мире таких мест всего два). И занимается она не только тестами: к июню этого года там планируют создать и испытать вакцину от Covid-19.

Технически Россия может изготавливать не менее 100 тысяч таких тестов в неделю — вполне достаточная цифра даже по китайским меркам. Распространять их по регионам начали еще в январе. Дефицита в тестах в стране нет до такой степени, что на 12 марта 50 тысяч из них безвозмездно передали Ирану. Такие же поставки шли в еще девять стран. Именно «векторовскими» тест-системами обнаружен коронавирус в Армении и Белоруссии: у самих этих стран собственных средств такого рода нет.

Напомним: поголовное тестирование населения для борьбы с коронавирусом не нужно, его не делали даже в Китае. Диагностируют лишь тех, кто показывает симптомы или вошел в группу риска из-за близкого контакта с лицом, у которого подтверждено заболевание. Именно поэтому для борьбы с болезнью даже десятки тысяч тестов вполне значимы.

Вывод: никакого недостатка тестов в России нет.

«Но об этих случаях мы не знаем, потому что в большинстве случаев инфекция течет как обычная ОРВИ и человек сам поправляется»?

Как же быть с цитируемым «Медузой» мнением инфекциониста Валентина Ковалева, с его «Я думаю, что коронавирусная инфекция уже давно к нам попала из Китая — и многие ею уже переболели»? Он считает, что выявить Covid-19 сложно, потому что в большинстве случаев инфекция протекает легко, а с симптомами обычной ОРВИ мало кто захочет тащиться в больницу, чтобы узнать, не коронавирус ли у него.

Мы должны сразу сказать: нет гарантий, что «Медуза» точно передала его слова. Ситуация «Ученый изнасиловал журналиста» слишком часта, чтобы игнорировать возможную ошибку цитирования. Но даже если врач в самом деле сказал такое — он, мягко говоря, не вполне прав. Да, в большинстве случаев новый коронавирус переносится легко. Но в каждом пятом зарегистрированном случае он имеет тяжелое течение — с выраженной пневмонией и заметным риском летального исхода.

Особо подчеркиваем: в каждом пятом зарегистрированном случае. В интервью другому изданию все тот же Валентин Ковалев утверждал: «Учитывая, что очень многие переносят инфекцию бессимптомно, процент осложнений и летальность не выше обычного сезонного гриппа».

Это достаточно сложно доказуемая точка зрения, но исключить ее правоту нельзя. Действительно, даже в Ухане всех поголовно не тестировали, и не исключено, что в реальности заболевших в Китае было больше оценочных цифр. И тогда смертность от коронавируса не 3-4%, а куда меньше, действительно ближе к гриппу.

Но даже в этом случае мы можем установить, есть ли в России тысячи и десятки тысяч скрываемых больных коронавирусом или нет. Допустим, в Москве и области есть хотя бы «итальянская» концентрация больных: один на четыре тысячи. Тогда здесь их пять тысяч, а тысяча — с выраженной пневмонией, тяжелых.

Множеству из них нужен будет кислород или аппарат искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Примерно каждый тридцатый больной умирает, а значит, от пневмоний должно умереть дополнительно полторы сотни человек за пару-тройку недель. Речь идет о 7-10 дополнительных погибших от пневмонии в сутки. Если вспомнить, что несдерживаемый вирус быстро распространяется — цифра будет еще выше.

Во всей России, по данным Росстата, от пневмонии умирают в среднем 52 человека в сутки. Мы берем именно горожан, потому что вне городов вероятность гибели от нее ниже, да и коронавирус туда, скорее всего, придет куда позже, чем в города, — причем по той же причине, что и самая обычная пневмония. Городского населения у нас 110 миллионов человек, то есть в среднем в сутки от пневмонии в городах погибает один человек на два миллиона. Следовательно, типичный «фон» таких смертей в Москве и области — порядка 7-10 человек в сутки. Даже в холодное время года эта цифра редко выше десятка.

Сопоставим данные: при наличии коронаврусной эпидемии в Москве на «итальянском» уровне от пневмонии, вызванной новым вирусом, должно гибнуть в день 7-10 человек, от обычной пневмонии — примерно столько же. Итого: если власти в самом деле «скрывают», то число жертв пневмонии должно удвоиться уже сейчас.

Происходит ли это? Сомнительно. Мы живем в эпоху соцсетей, предельно склонных к распространению панических слухов, а также массовой регистрации всех фактов бытия на селфи — которые делают даже с похорон, не то что из больницы. Многие сотни дополнительных случаев пневмоний плюс удвоение смертности от них — факт, который было бы просто невозможно не заметить. Весь Instagram был бы забит соответствующими снимками.

Пирамида «Алмазной принцессы»

Есть еще один важный индикатор того, «скрывают» власти или все-таки нет. Мы назвали бы его фактором «Алмазной принцессы» — по имени круизного лайнера, на борту которого заболел каждый пятый человек. Фактор этот прост: пока нет надежной диагностики и изоляции больных коронавирусом, число заболевших им не просто растет, а растет очень быстро.

Люди не могут просто взять и тихо переболеть в своей квартире, как это происходит с гриппом. Как отмечает Государственный комитет по вопросам здравоохранения КНР, 83% всех случаев заражения приходится на членов семьи зараженного. То есть те, кто лечатся у себя в квартире, — мощный источник распространения заразы. Остановить его можно, только диагностировав такого человека и поместив его в больницу — ну или заблокировав всю его семью в доме. И то, и другое без диагностики болезни просто невозможно.

Именно так поступили в Китае, и в итоге новых случаев Covid-19 там нет. Эпидемия как минимум приостановлена. Напомним: число заболевших не достигло даже одной десятитысячной населения КНР,

А на «Алмазной принцессе» медперсонал этого не сделал, поэтому там число заболевших достигло одной пятой всех людей в зоне риска.

Там, где эпидемию не выявляют, а ее носителей — включая тех, у кого нет риска гибели от пневмонии — не изолируют от остального населения самым жестким образом, неизбежна мощная вспышка нового коронавируса. Если бы в России в самом деле были тысячи больных, отлеживающихся дома, как обычные жертвы гриппа, они заразили бы своих родных (маску обычный гриппующий у нас не носит), а те, выйдя на улицу и отправившись на работу, позаражали бы множество людей там.

Будь в Москве много раз описанные в соцсетях 20 тысяч скрываемых заболевших, число их, как и на «Алмазной принцессе», за три недели выросло бы в десятки раз. Достигло сотен тысяч, а то и миллиона.

То есть частота пневмонийных смертей лишь сперва удвоилась бы, а за считаные недели выросла сначала в десять, а потом — в сто раз выше нормы. Достигла бы тысячи человек в сутки — притом что в среднем в Москве умирают всего 330-340 человек в сутки. Были бы забиты все больницы и морги. Где все это? А ведь без этого гипотеза «у нас уже полно переболевших» объективно не работает.

Итальянский пример: почему в одних странах много заболевших, а в других — мало

Чтобы понять, почему на самом деле в России случаев заболевания меньше, можно обратиться к примеру Италии. Там уже 15 тысяч заболевших. Более одного заболевшего на четыре тысячи населения — цифра даже выше, чем в КНР за пределами провинции Хубэй, эпицентра эпидемии. Одних умерших от новой болезни там тысяча человек. Ничего подобного в других странах ЕС пока нет — несмотря на то, что во Франции китайских туристов, способных, по идее, занести инфекцию, не меньше, чем в Италии.

В Индонезии с коронавирусом боротюся весьма интенсивно. Но, возможно, самым сильным препятствием для него в странах третьего мира остается малый медианный возраст их населения / ©Antara/Galih Pradipta

Начать стоит с объективных факторов. Итальянцы сами по себе сегодня плохо размножаются: их медианный возраст (не путаем со средним) 47,3 года, то есть половина населения — старше этой отметки, а половина — младше. Что характерно, медианный возраст заболевших коронавирусом, по данным китайской статистики, — те же самые 47 лет. То есть итальянцы идеальная среда для новой инфекции. У Италии самое старое население в Европе — и не только в ней: медианный возраст в США — 38,3 года. 23% итальянцев старше 65 лет.

У пожилых устойчивость против Covid-19 минимальна, а смертность от него — максимальна. У них чаще бывает диабет или рак — заболевания, при которых иммунитет в принципе заметно слабее, чем у здорового человека. Они сильнее болеют, больше кашляют, то есть выбрасывают в окружающую их среду больше капелек с капсидами вируса. К тому же вирусу здесь легче перейти на новую жертву: ведь она старше, чем в остальном мире.

Хорошо видно, что число больничных коек на тысячу человек в Италии всего 3,2. Это в разы меньше, чем в Германии (8,0) или России (8,1). Это еще одна важная причина большей смертности итальянцев в сравнении с теми же немцами / ©OECD

В России, как и в США, медианный возраст близок к 38 годам. Это значит, что распространение болезни (и смертность от нее) здесь в принципе не может протекать как в Италии: местное население в среднем менее податливо новой инфекции.

Тут уместно вспомнить другую страну, резко выделяющуюся на фоне соседей в плане числа больных коронавирусом. Это Иран с его медианным возрастом населения в 30 лет. Казалось бы, его связи с Китаем, эпицентром эпидемии, никак не более (а то и менее) тесные, чем у соседнего Пакистана. Тем не менее в Пакистане больных коронавирусом во много раз меньше, чем в Иране, — и в абсолютных цифрах, и на душу населения. Почему? Наиболее вероятный ответ прост: медианный возраст пакистанцев ниже 24 лет. Вирусу трудно заразить новых жертв, потому что достаточно старых людей вокруг слишком мало.

Разумеется, Иран попал на второе место в мире по числу заболевших не только потому, что у него население старше соседей. Сказалось и то, что в стране в начале вспышки не было тестовых систем, а местные власти первое время категорически не хотели вводить карантин, договорившись до того, что это «старомодная практика».

Оно, конечно, так, слово и практика появились в Италии в XIV веке, но дело в том, что далеко не все средневековые практики на самом деле плохие (вспомним хотя бы об университетах). В России, однако, нет такого неуважения к средневековым практикам, как в Иране, в том числе к карантину. И собственных тестов в стране немало, так что иранский сценарий здесь маловероятен.

Солдат южнокорейской армии в костюме химбиозащиты участвует в карантинных мероприятиях. Интересно, что в Италии людей в таких костюмах особо не увидеть. Возможно, большая энергия южнокорейцев в сдерживании болезни — одна из важных причин их меньшей смертности от коронавируса / ©YONHAP/AFP via Getty Images

Третье место в мире по числу заболевших занимает Южная Корея, восемь тысяч зараженных. Медианный возраст там — около 42 лет. На четвертом — Испания, медианный возраст почти 43 года, пятое — Франция, более 41 года, шестое — Германия, 47 лет, почти как в Италии. Впрочем, здравоохранение у немцев организовано, как и практически все, заметно лучше, чем у итальянцев (больничных коек в два с половиной раза больше). Вывод: Россия и не должна была показывать скорости распространения эпидемии на уровне европейских стран, потому что пока ее население не настолько старое.

По логике скорость распространения эпидемии у нас надо сравнивать с США — благо в нашей стране такой же медианный возраст. Более того, здесь коронавирус должен распространяться даже медленнее, так как пассажиропоток между Штатами и КНР куда выше, чем между Россией и КНР.

Любимый аргумент конспирологов о том, что у нас и Китая длинная сухопутная граница, показывает только их слабое знакомство со статистикой: в наше время основная масса людей между крупными странами перемещается самолетами, именно поэтому поток людей из Китая в США всегда намного выше, чем из Китая в Россию. Проверим эту мысль: в Штатах 1742 заболевших, примерно один на 200 тысяч населения. У нас их 45 — примерно один на три миллиона. Разница примерно один к пятнадцати: высокая, но практически наверняка со временем она снизится. В Штатах процесс просто начался раньше, благо туда ранее прибыл «нулевой пациент».

Итого: скорость распространения коронавируса в России абсолютно нормальная, если учесть медианный возраст ее жителей, наличие «Вектора», реликта былой эпохи подготовки к биологическим войнам, быстро обеспечившего страну тестами, а также большую, чем в Иране, склонность руководства к средневековым практикам карантина и прерывания транспортного сообщения с теми или иными странами окружающего мира.

Странно, скажет читатель. Тезисы про меньший медианный возраст в России, зловещие традиции «Вектора» и любовь отечественных чиновников «тащить и не пущать» совершенно очевидные и легко понятные. Почему же мы не видим их в прессе, а читаем вместо этого глубокомысленные гипотезы о 20 тысячах скрываемых коронавирусниках в одной Москве?

Ответ на этот вопрос лежит в области психологии масс. Русская ментальность сильно отличается от ментальности других народов мира. Необычайно сильная фиксация на образе «дурака» в фольклоре — на том месте, где в фольклоре других стран видят героев — появилась у нас не просто так. Здесь любят чувствовать себя жертвами непреодолимых обстоятельств, например властей. Это позволяет оправдать почти любые свои ошибки бессмертным «не мы такие, а жизнь такая».

Подобная полуактивная жизненная позиция спасает от неудобных вопросов к себе, скажем — о личной ответственности за происходящее. Идея «власти скрывают, а эпидемия уже давно пришла к нам из Китая» позволяет не спрашивать себя: зачем россияне, что принесли эпидемию в Москву, ездили в Италию после того, как стало известно, что там вспышка коронавируса?

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl + Enter. Закладка Скопировать ссылку Email Печать Twitter VK Facebook Telegram

В соцсетях паника из-за коронавируса. Мы поговорили с русскими в Ухане и Пекине: так ли все страшно?

Полина Деманова тоже учится в Китае, в Пекине. В эти выходные она вернулась в Москву.

– Мы вылетали из Пекина в Красноярск, а оттуда – в Москву. То что крутят по телеку, якобы все самолеты проверяют и у всех измеряют температуру, – неправда. Единственный раз, когда проверяли температуру, было на паспортном контроле в Китае.

Аэропорт пустой, в том числе, из-за праздников хотя почти все в масках. Мы так в масках и летели. В Красноярске в самолет зашла женщина с тепловизором и было ощущение, что ей максимально по фигу. Никого особо не проверяли, хотя в самолете было достаточно много людей, которые кашляли, дети шмыгали носом. В Москве уже нас никто не проверял.

– Что ты думаешь о сообщениях в соцсетях и жутких видео?

– Просто человеку могло стать плохо, и не обязательно в Ухани. Кто-то мог собрать много видео и выложить в сеть, навести панику. В Пекине вообще все достаточно спокойно. Когда мы заходили в холл университета, где есть интернет и все сидят, у нас измеряли температуру. В общагу приносили маски на каждого.

Ну и мы просто не выходили на улицу и перемещались внутри кампуса или выходили за пределы института, чтобы купить еду. Нам сказали не покупать ничего мясного, рыбного, готовой продукции. Есть овощи, фрукты, дошираки.

– В Китае к происходящему относятся спокойнее? Читал о 53 выздоровевших при 80 смертельных случаев.

– У себя в инстаграме я пощу только картинки и мемы, типа пиво «Corona» спасет мир от коронавируса. Люди за границей, кажется, больше обеспокоены. Потому что СМИ все раздувают, пишут о страшном, крутят сюжеты по телевидению: «Там столько жертв!» И никто не пишет, сколько вылечили.

Мы старались поменьше читать слухов. Писали всякое: то вирус появился из-за летучих мышей, то из-за каких-то исследований. Понятно только, что он так развился, в том числе, из-за антисанитарии, потому что в Китае и правда сильно грязно, отвратительное отношение к гигиене.

Другие новости по теме:

«У 85% коронавирусная инфекция протекает в лёгкой форме и проходит за неделю».

Стоило мне сегодня с утра опубликовать этот пост в Фейсбуке, как тут же пошла волна панических и истерических комментариев в стиле «мы все умрём», «в Италии смертность 50%» и так далее. Не знаю, платят этим идиотам за такие комментарии, или они «по зову сердца» панику сеют, но давайте я вам расскажу, как на самом деле.

Почему в Италии смертность от коронавирсной инфекции 8%, в Китае 3%, а в Южной Корее около 0,6%? Да всё очень просто: во многих странах те, кто заболел в легкой форме, могут вообще не обратиться к врачам, не попасть в поле зрения здравоохранения и, следовательно, не отражаются в общей статистике. А таковых, как я уже отметил выше, подавляющее большинство — 85%.

Чтобы было более понятно, немного арифметики: представим себе, что заболело 100 человек. Из них 85 человек заболели в легкой форме, к врачу обратились только 15. У них диагностировали коронавирус. Еще 12 человек заболели в более тяжелой форме, все обратились к врачу, кого-то госпитализировали, ну и, понятное дело, всех обследовали, и выявили коронавирус. Ещё 3 человека заболели в крайне тяжелой форме, попали в реанимацию, и один умер. Но мы знаем, что обследовали на коронавирус только 30 человек, и они считаются заболевшими, поэтому 1 умерший от 30-ти заболевших даёт 3,3% смертности. Это — китайский вариант. В Китае население — 1,5 миллиарда, они не могли физически обследовать всех, по закону больших чисел.

В Италии народ намного более расслабленный и намного менее дисциплинированный, чем в Китае, и там нет коммунистического тоталитаризма, людей трудно загнать в рамки, даже когда эти рамки нужны. Поэтому там из упомянутых ста заболевших в поле зрения попали только пациенты с тяжелой и крайне тяжелой формой. Соответственно, для итальянской медицинской статистики заболевших — только 15 человек из 100, и один умерший составляет сколько? Правильно, одну пятнадцатую, т.е. где-то 7-8%%.

В Италии народ намного более расслабленный и намного менее дисциплинированный, чем в КитаеФото: REUTERS

В Южной Корее обследовали всех! Провели тотальный скрининг, и в итоге выявили всех, у кого был вирус — и в лёгкой форме, и вообще бессимптомное течение, и, естественно, тяжелые случаи. И у них получилось 0,6% смертности, что не намного выше, чем у обычного гриппа. По поводу обычного гриппа никто в истерике не бьётся? А ведь от него тоже умирают. Так люди вообще умирают, потому что смертны. Цветущие мужчины в возрасте 40 лет могут внезапно умереть от инфаркта! Это — медицинский факт. В год умирает 9 миллионов человек.

От коронавирусной инфекции умирают люди, мягко говоря, сильно пожилые. Так, по данным экспертов из Италии, которые проанализировали 2500 смертей, «средний возраст скончавшихся составляет 79,5 лет. По состоянию на вторник, 17 марта, от нового коронавируса в Италии умерли 17 человек младше 50 лет». Вдумайтесь: из 2500 человек только 17 умерших были моложе 50-ти лет! Источник — Bloomberg.

Ну, что касается тех, кому 79,5 лет, то тут комментарии излишни — в таком возрасте умирают и от гриппа. Любая инфекция опасна для пожилого и больного человека. Смертность от коронавирусной инфекции будет уменьшаться — потому что очень быстро врачи находят более эффективные схемы лечения. Когда появились первые случаи, не знали, как лечить, но уже сегодня выработан протокол лечения, и он эффективен. Но у большинства инфекция проходит и без лекарств, как это часто бывает с обычным гриппом и ОРВИ.

Вот как британский врач, шестидесятилетняя Клэр Герада, перенесшая коронавирусную инфекцию, описывает её течение: «после кашля и боли в горле поднялась температура, началась лихорадка и дрожь. Женщина сдала анализы и направилась на карантин, но ее состояние ухудшалось с каждым днем. Пропал аппетит, еда приобрела металлический привкус. Пришлось пить воду с лимоном, чтобы хоть как-то успокоить сухой кашель и унять боль в горле. При этом в носу у Герады появились небольшие язвы.

Медик отметила, что так плохо она себя никогда не чувствовала. Пришлось трижды в день принимать парацетамол, так как температура была очень высокой. А когда пришли результаты анализов, которые подтвердили наличие коронавируса в организме, кашель исчез, а температура тела понизилась. Спустя 5 дней с момента появления первых симптомов к британке вернулся аппетит, а еще через 2 дня она почувствовала себя здоровой».

Всё! Как видите, из всего лечения — только вода с лимоном и противовоспалительный препарат. Хотя женщине 60 лет, и она — в зоне риска.

Однако, как отмечает сама врач, отсутствие тяжелых сопутствующих заболеваний позволило ей так быстро победить коронавирус.

Все вышесказанное не отменяет мер профилактики: нужно обязательно носить маску в общественных местах и дезинфицировать руки!

Подчеркиваю: маску носить должны здоровые люди, а не больные, как думают некоторые!

Больные люди вообще должны находиться дома или в больнице. Нужно думать не только о себе, но и об окружающих — только так мы все вместе победим вирус. Всем здоровья, и долгих лет жизни!

Поделиться видео </> xHTML-код

Медикам — аплодисменты!.Мир аплодирует медикам, которые, рискуя своей жизнью, спасают всех нас от пандемии коронавируса. Врачи и медсёстры, спасибо вам за ежедневный подвиг!

Каким будет мир после коронавируса: банкротство целых стран, изменение границ и падение зарплат

Известный писатель-прогностик Сергей Переслегин в интервью «Комсомольской правде» рассказал о последствиях пандемии (подробности)

«Меня держали на кислороде». Истории людей, которые вылечились от коронавируса

Сюжет: Пандемия коронавируса.

Профессору университета Пак Хену 48 лет. Он всегда считал, что делает все возможное, чтобы сохранить свое здоровье. Он ходил в спортзал пять дней в неделю и следил за личной гигиеной — постоянно мыл руки и пользовался дезинфицирующим средством. Но все это не помешало ему подхватить коронавирус.

В Южной Корее зафиксировано более чем 8000 случаев заражения вирусом, 84 человека умерло.

«Мы должны быть бдительны! Но не допускать паники и не бояться! — написал Пак на своей странице в Facebook. — Я был наивен и глуп, думая, что это не моя проблема. Да, как всегда, я был непростительно самоуверен».

За тестами на Covid-19 выстроилась очередь

В городе Пусан, где живет профессор, первый случай заражения зафиксирован 21 февраля. В тот же день Пак почувствовал «слабую боль в горле и небольшой сухой кашель».

В течение следующих двух дней он чувствовал нарастающее давление в груди. Поэтому решил остаться дома, пропустив ежедневный визит в спортзал.

«Не из-за собственного плохого самочувствия, а потому что узнал о том, что рядом с моим домом зарегистрировано несколько случаев заражения», — отметил он.

24 февраля рано утром у Пак Хена начались проблемы с дыханием. Он испугался, потому что знал — в его районе находится церковь Инчхон, где содержатся пациенты с коронавирусом.

Он лихорадочно начал звонить в органы здравоохранения, где его сначала отговорили проходить тест на коронавирус, так как в тестовых центрах стоят длинные очереди и существует высокий риск заразиться. К тому же его случай не казался таким уж тяжелым. Однако скоро симптомы ухудшились, и после третьего звонка ему посоветовали отправиться в ближайшую больницу, чтобы сделать тест.

Несмотря на раннее утро, перед тестовым центром уже стояла длинная очередь. Паку сказали, что ждать придется четыре часа.

«Примерно через 30 минут ожидания в очереди у меня снова появилась одышка, и я упал, ударившись головой об пол», — пишет Пак.

Тогда ему оказали помощь в связи с травмой головы, взяли кровь на анализ и отправили домой.

На следующий день он получил сообщение, подтверждающее, что тест дал положительный результат. Паку также заявили, что он должен оставаться дома еще 24 часа, а затем обещали положить в больницу. Вскоре ему позвонила сотрудница больницы, чтобы проверить его последние контакты. В ходе беседы она осознала всю серьезность его состояния, и Пака перенесли вперед в очереди на госпитализацию.

Уже ближе к полуночи профессора поместили в бокс со специальным оборудованием для фильтрации воздуха в карантинном отделении госпиталя при университете Кощин.

Паку сделали томографию и провели несколько тестов, а затем дали ему лекарства и подключили к кислороду.

К 26 февраля ему стало немного легче дышать, но боль в груди все еще была достаточно сильной.

«Я чувствовал жгучую боль в груди и животе. Возможно, из-за лекарств, которые я принимал, возможно, как проявление коронавируса, — пишет он. — У меня была небольшая температура, и мне становилось то лучше, то хуже. Сначала было чувство, будто мне на грудь давит чугунная плита. Затем острая боль стихла, но тяжесть осталась. Иногда я испытывал острое чувство голода … Я знал, что должен есть, чтобы выжить, но не мог проглотить почти ни кусочка из-за затрудненного дыхания».

Пака выписали из больницы через девять дней, и теперь он дома на карантине еще на 14. У всех знакомых, с которыми он общался за неделю до подтверждения диагноза, включая его мать и сестру, тесты показали отрицательный результат на вирус.

Профессор поблагодарил врачей и медсестер, которые ухаживали за ним «как за членом семьи».

Заразилась я и еще 12 моих друзей

Элизабет Шнайдер 37 лет. Она считает, что заразилась коронавирусом на вечеринке, потому что через несколько дней одновременно с ней заболели еще несколько друзей.

Через три дня ей стало плохо на работе. Она почувствовала сильную усталость, ломоту в теле и головную боль. Термометр показал 37,7. Элизабет ушла домой.

— Вскоре температура поднялась до 38, а вечером достигла отметки в 39,4, — рассказывает Шнайдер.

Она посчитала, что у нее грипп, и даже не подумала, что это может быть коронавирус. Ведь у нее не было ни кашля, ни одышки, ни каких-либо проблем с дыханием.

Момент истины наступил, когда она узнала, что около 12 ее друзей с той же вечеринки слегли в тот же день с похожими симптомами.

Город Сиэтл, штат Вашингтон — эпицентр вспышки коронавируса в США. На сегодняшний день в Соединенных Штатах более 6 тысяч заболевших, 108 человек умерли.

Тем не менее ни Шнайдер, ни ее друзей не проверили на коронавирус. Врачи посчитали, что это обычный грипп, хотя тесты были отрицательными.

— Мы все были немного разочарованы тем, что нам не разрешили пройти тест на коронавирус, — говорит Шнайдер.

Одна подруга рассказала ей об исследовательском центре, где Шнайдер прошла тест, который подтвердил Covid-19. После этого Элизабет осталась дома, отдыхала и принимала безрецептурные лекарства.

— Из всей ситуации я вынесла следующий вывод: пожалуйста, не паникуйте, — говорит Шнайдер. — Если вы полны сил, вовремя обратились к специалистам и умеете позаботиться о себе, то вы поправитесь. И я живое тому доказательство.

Перевод Марии Строгановой

Коронавирус правда или паника?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *