Способен ли коронавирус уничтожить экономику Китая

Китайская экономика в первом квартале 2020 года может замедлиться на 1,4% быстрее, чем ожидалось, показав рост около 4,5%, прогнозируют эксперты Bloomberg Economics. Коронавирус ударит по производственному сектору, поясняют они. Пострадают и ближайшие соседи Китая — Корея и Япония, так как эпидемия негативно скажется на всех производственных цепочках.

Экономист Академии общественных наук КНР Чжан Минь ранее предсказывал увеличение дефицита бюджета Поднебесной до 3%, поскольку власти страны будут вынуждены усилить государственное стимулирование экономики. Но темпы экономического роста могут восстановиться позднее в этом году, полагает он, и в целом по его итогам ВВП прибавит 5,7%.

Эффект домино

Замедление темпов экономического роста в Китае наблюдается уже довольно продолжительное время (в прошлом году он составил 6%). Эту тенденцию в последние годы усиливала торговая война между США и КНР. Сейчас наметилось перемирие, но не исключено, что инертность будет сохраняться в первой половине года. И, разумеется, последствия эпидемии тоже могут добавить негатива, отмечает ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

Это, в свою очередь, приведет к снижению темпов роста мировой экономики, причем эффект может оказаться ощутимым, полагает эксперт. Обусловлено это тем, что экономики стран, ориентированных экспортом на Китай, просядут вслед за китайской экономикой.

Среди явных претендентов Австралия и Новая Зеландия. Косвенные подтверждения этому можно наблюдать уже сейчас. Австралийский и новозеландский доллар последние три недели находятся под жестким прессингом и активно снижаются, а валютный курс — это в том числе отражение здоровья экономики страны. Так, с начала года пары AUD/USD и NZD/USD просели более чем на 4%, — рассуждает аналитик.

В России, по его мнению, ситуация благоприятнее: во-первых, выше диверсификация в международной торговле, во-вторых, новое правительство обещает увеличить расходы бюджета, что может способствовать ускорению темпов роста ВВП, тем самым сгладить локальное падение.

Рано делать выводы

Подобные оценки могут носить только предварительный характер и не могут претендовать на высокую точность, поскольку эпидемия еще не прошла свой пик, предупреждает руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

На официальном уровне в Китае пока лишь отметили, что темпы роста ВВП в первом квартале замедлятся ниже 5% в годовом выражении (на 1% ниже показателя IV квартала прошлого года). Трудность такой оценки также добавляет вероятный ответ властей в виде стимулирующих мер, объем которых также будет отталкиваться от причиненного эпидемией ущерба, добавляет эксперт. В итоге текущие оценки замедления экономики Поднебесной рынком разнятся от 0,4% (Goldman Sachs) до 1,4% (Bloomberg Economics). Примерно такой же диапазон — 0,4—1,1% — озвучили в Аналитическом кредитном рейтинговом агентстве.

Во втором квартале темпы роста способны восстановиться при условии, что эпидемия коронавируса все же пойдет на спад за счет компенсирующих мер, поддерживает аналитик мнение китайского коллеги. Так было и в прошлый раз в период эпидемии атипичной пневмонии, которая нанесла ущерб, по оценкам Азиатского банка развития, в размере 69 миллиардов долларов.

Тем не менее официальному прогнозу роста ВВП по итогам года в 6—6,5% уже едва ли суждено сбыться — текущий консенсус рынка смещается к 5,5—5,7%, — констатирует Коган.

Не стоит забывать и о том, что за 17 лет после атипичной пневмонии доля экономики КНР в глобальном ВВП возросла с 8,7 до 20%, что на фоне развития глобализации сильно ударит по экономикам стран — торговых партнеров Китая. Так, по оценкам японского инвестбанка Nomura, рост экономики страны в I квартале недосчитается примерно 0,45%. Экономики Таиланда и Вьетнама могут пострадать не только из-за срыва производственных цепочек, но и из-за сокращения прибытий китайских туристов, которым запрещено покидать пределы страны, — на них приходилось четверть турпотока.

Ощутят на себе последствия нового коронавируса также экономики еврозоны и США. Председатель ФРС Джером Пауэлл на заседании в среду отметил, что эпидемия в Китае несет в себе риск для американской экономики. Гипотетически это может повлиять на сроки сворачивания временных стимулирующих мер, чего ранее не случалось при аналогичных вспышках неизвестных науке заболеваний, считает эксперт.

Но эпидемия коронавируса не способна столкнуть мировую экономику в рецессию, уверен он. Для этого она должна приобрести характер пандемии, как, например, испанский грипп в начале XX века, и обладать куда более высоким показателем смертности, в том числе среди работоспособного населения.

А этого, несмотря на повышение Всемирной организацией здравоохранения статуса 2019-nCoV до мировой угрозы, к счастью для жителей планеты и мировой экономики, не наблюдается, — успокаивает Коган.

Соломинка и верблюд

Вероятность возникновения полноценного кризиса на данный момент крайне невелика, соглашается директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев, но возможные долгосрочные последствия могут привести к глобальным экономическим проблемам в среднесрочной перспективе.

Многие заводы в Китае уже прекратили работу из-за разрушенной цепи поставок, напоминает он. Даже если производство находится далеко от Уханя или даже в другой стране, на него неизбежно влияют проблемы у поставщиков комплектующих, без которых выпуск продукции попросту невозможен.

По словам эксперта, иностранные компании выбирают Китай из-за невероятно развитой инфраструктуры — найти необходимых подрядчиков очень просто, да еще и можно получить экономию за счет снижения издержек. Тем не менее причин для сохранения производства в стране становится все меньше: растущие средние зарплаты, замедление экономики, торговые войны, а теперь еще и необходимость соблюдать карантин.

Вполне возможно, что коронавирус станет той самой соломинкой, которая сломает спину верблюду: сами по себе кратковременные последствия эпидемии не должны оказаться серьезными, однако новая болезнь способна подтолкнуть все еще сомневающихся предпринимателей перенести производство или найти альтернативных поставщиков из других стран, — допускает аналитик.

Даже короткий перерыв в работе способен привести к масштабным последствиям. Взять, скажем, Boeing, чье руководство практически сразу после прекращения работы заводов 737 MAX было вынуждено задуматься о компенсации для поставщиков, которые могли обанкротиться за время простоя, и тогда авиакомпании пришлось бы создавать цепь поставок с нуля.

Такими образом, все будет зависеть от продолжительности карантина и успеют ли организации за этот срок найти контрагентов из других стран, заключает эксперт.

Коронавирус заразил экономику Китая

В этом квартале вирус Covid-19 обойдется мировой экономике примерно в $1 трлн в годовых объемах производства, большая часть которых находится в Китае. Можно ли говорить о том, что Пекин ждет рецессия или того хуже?

Невозможно сказать, насколько серьезной станет пандемия Covid-19. Аналогичные события — атипичная пневмония в 2002 году, смертоносный грипп в 2009 году и MERS в 2012 году — проходили быстрее, чем предполагалось, что позволило рынкам и экономикам быстро восстанавливаться. Соблазнительно взять их в качестве примера, с помощью которого можно прогнозировать исход сегодняшних проблем. Но лучшее, чем могут помочь подобные примеры — дать лишь общее представление о том, как будут развиваться будущие события. Этот вирус может повести себя совершенно по-другому. Чем дольше он продлится и чем больше людей убьет, тем хуже будет экономический эффект. Даже не принимая во внимание будущие боли и потери, Covid-19 уже наложил тяжелый отпечаток на мировую экономику.

Эта болезнь началась в Китае, и именно здесь экономические потери ощутились сильнее всего. Однако экономические проблемы захватили остальной мир быстрее, чем сам вирус. Потери китайской экономики нанесли экономический ущерб в других частях Азии, Европы и Северной Америки. Экспорт в Китай повсюду сокращался, экономический дефицит Китая прервал потоки поставок, фирмы, на первый взгляд не связанные с китайской торговлей, столкнулись с трудностями при соблюдении графиков производства. В текущем квартале может произойти явная рецессия в нескольких экономиках, в том числе в Китае.

Карантин, введенный Пекином, и страхи рабочих перед поездками туда, где они могут заразиться, привели к закрытию значительной части производства этой страны. Индекс Caixin/Markit Manufacturing PMI упал более чем на 20% в феврале, с 51,1 до 40,3. Индекс производства упал в феврале до рекордного минимума в 35,7. Внезапность этого падения обусловлена только вирусом Covid-19. Наряду с этой плохой новостью, компании сообщают о снижении продаж автомобилей на 8% в Китае по сравнению с прошлым годом и о падении покупок мобильных телефонов на 7%. Пассажирские междугородние перевозки сократились на 40%. Недавний опрос Китайской академией социальных наук (CASS) показал, что чуть менее половины китайских предприятий ждут потери в этом году.

Из-за сомнительного характера официальной статистики в Китае трудно реально оценить общий ущерб. Некоторые источники отмечают 10%-е годовое реальное снижение экономической активности Китая в I квартале 2020 года. Возможно, этот показатель преувеличен, но экономический спад вполне возможен. Официальная статистика, всегда занимающая оптимистичную позицию, показывает, что реальный рост в прошлом году составил 6,1%, быстро по стандартам большинства стран, но медленнее роста экономики Китая за 30 лет.

Однако неофициальные данные рисуют более печальную картину. Некоторые китайские эксперты считают, что реальные темпы роста в стране приближаются к 3-3.5%%. Исходя из этого, легко предвидеть реальный экономический спад в ответ на распространение коронавируса. Провинция Хубэй, где началась болезнь, остается закрытой. Поскольку на ее долю приходится около 4% ВВП Китая, одни только ее потери могут привести к рецессии экономики. Даже если учесть официальный показатель роста за прошлый год, потеря Хубэя приведет к тому, что темпы роста Китая будут еще медленнее, чем в прошлом году в США. Как видно из вышеприведенных цифр, экономическое бремя Китая выходит далеко за пределы Хубэя.

Потери от коронавируса затронут не только Китай. Некогда большой поток китайских туристов в Америку, Европу и другие страны Азии иссяк: Пекин их не выпускает, а США и другие страны, опасаясь заражения, не решатся впустить туристов из Китая. В прошлом году китайский туризм в США, который и так уже страдал от бушующей в то время торговой войны, все же принес $20,1 млрд в экономику этой страны. Это 0,1% ВВП Америки, но и он почти полностью иссяк в I квартале 2020 года. Другие страны пострадали значительно больше. На китайский туризм обычно приходится около 0,5% ВВП ЕС, включая Великобританию, 0,8% ВВП Японии и колоссальный 1% ВВП Южной Кореи. Эти потоки тоже высохли. Одних этих потерь уже достаточно, чтобы привести в упадок медленно растущие экономики.

На туризме потери не заканчиваются. В конце концов, на долю Китая приходится треть всей мировой торговли. Он поглощал 24% экспорта Южной Кореи, кроме туризма, в основном это касается электроники, машин и химикатов. По крайней мере, до того, как начались эти экономические проблемы. Около 20% японского экспорта обычно поступает в Китай и такая же доля экспорта из ЕС (включая Великобританию), Вьетнама и Канады. Китай получает только 8% экспорта США, довольно значительный показатель, хотя и в меньшей степени зависит от этого рынка, чем другие страны. Потери этого бизнеса или его значительной части могут легко обрушить некоторые экономики в I квартале года. Даже США, которые выросли в реальном выражении на 2% в прошлом году, едва ли компенсируют потерянные экспортные продажи. Южная Корея также выросла примерно на 2%, но потери продаж могут оказаться в три раза больше из-за потери экспорта в Китай. Между тем, в реальном выражении ЕС вырос всего на 1,5%, а Япония — еще на 1%, то есть дефицит экспорта в дополнение к потерям в сфере туризма может легко создать отрицательный показатель реального роста в текущем квартале.

Поскольку производители по всему миру производят исходные материалы и запасные части, ситуация в Китае прервала цепочки поставок повсюду и таким образом остановила производство по всему миру. Согласно статистическим данным ОЭСР, Европа обычно получает примерно 10-15%% своих производственных ресурсов из Китая и Канады с аналогичным процентом. Россия и Индия выглядят более уязвимыми, обычно импортируя около 20-25%% своих материалов и деталей из Китая. А наиболее уязвимыми в этом масштабе выглядят США. В прошлом году производители этой страны импортировали более 25% своих материалов и деталей из Китая.

Немногочисленные текущие статистические данные дают представление о степени этого нарушения. Порт Лонг-Бич, штат Калифорния, основной порт для китайских товаров, сообщает о 40%-м снижении контейнерных перевозок. Наблюдатели в Китае отмечают, что контейнеры находятся в доках в важных портах Тайнцзин и Нинбо. Китайские порты, как правило, предупреждают о четырехмесячной задержке перевозки контейнеров в США. Профсоюз работников автомобильной промышленности недавно предположил, что нехватка китайских запчастей вскоре приведет к закрытию заводов General Motor. Фармацевтические фирмы отмечают, что нехватка китайских ингредиентов повлияет на производство 150 рецептурных препаратов. Группа стран G-20 обобщила все эти последствия коронавируса, решив, что потери от вспышки болезни обойдутся мировой экономике в $1 трлн только в этом квартале.

Если влияние коронавируса прекратится относительно быстро, как было с SARS и MERS, экономики и финансовые рынки восстановятся. Ситуация с весенним кварталом будет выглядеть лучше, мировые экономики вернутся к своим прежним показателям роста в последнем квартале года. Китай очень рассчитывает на это в будущем. Нужен быстрый отскок — чтобы спастись от рецессии и потому что прошлогодняя торговая война создала условия, при которых начался уход от источников в китайской экономике. Чтобы Китай мог немедленно отреагировать на любой отскок, Пекин уже снизил налоги на малый бизнес и поручил трем своим государственным банкам увеличить кредитование по специальной низкой ставке для малого бизнеса. Если вирус пойдет на спад, эти шаги помогут ускорить восстановление, в котором нуждается Китай, и остановить диверсификацию источников финансирования, которой боится Пекин.

Никакие усилия Пекина не будут иметь значения, если вирус Covid-19 будет распространяться и дальше. В этом случае экономические потери вырастут вдвое. Без сомнения, ФРС и ЕЦБ снизят ставки и наводнят рынки ликвидностью в попытке компенсировать экономические неудачи. ФРС почти обещала это. Но денежно-кредитная политика показала себя менее мощной, чем когда-либо в том, что касается содействия экономическому росту. Это окажется еще менее эффективным перед лицом ограничений, связанных с текущей ситуацией.

Вырисовывается мрачная экономическая картина для мировой экономики и для Китая, если эта чрезвычайная ситуация сохранится.

Минэкономики не исключило ускорения инфляции из-за ослабления рубля

Обвал котировок и ослабление рубля

Члены заседания ОПЕК, в котором участвовали также представители стран ОПЕК+ (Россия, Казахстан и Азербайджан), 6 марта не смогли прийти к единому решению о дополнительном сокращении добычи нефти из-за коронавируса. На фоне сообщений о распаде соглашения и возможном увеличении добычи Саудовской Аравией цены на нефть обрушились. Стоимость североморской нефти Brent, в частности, упала почти до $31 за барр. (сейчас фьючерсы на Brent немного восстановились и торгуются на уровне $37).

После этого подскочили курсы доллара и евро к рублю. По состоянию на 14:08 мск курс доллара на Мосбирже составляет 71,20 руб., евро — 80,88.

Из-за скачков на мировых площадках Центробанк временно отказался от закупок иностранной валюты в рамках бюджетного правила и начал ее продажу.

Как сильно могут вырасти цены

Ослабление рубля с начала года составило сейчас примерно 15%. По оценкам главного экономиста ING по России и СНГ Дмитрия Долгина, это может дать дополнительный инфляционный эффект на уровне 0,5–0,7 п.п. Соответственно, прогноз Минэкономразвития по инфляции в 2020 году может ухудшиться до 3,5–3,7%.

Долгин, впрочем, считает прогноз министерства слишком оптимистичным. «До всех этих событий я ожидал ускорения инфляции до 3,5–4%», — заметил он, сообщив, что теперь инфляция может составить 4,0–4,2% по итогам года.

Центробанк таргетирует инфляцию на уровне 4%. В случае роста инфляции выше целевого показателя регулятор может принять решение повысить ключевую ставку, которую до этого он снижал шесть раз подряд (сейчас составляет 6%). Однако пока с повышением ставки регулятору спешить не стоит, отмечал ранее директор аналитического департамента «Локо-Инвеста» Кирилл Тремасов, поскольку сейчас другая ситуация, нежели в 2014 году, во время предыдущего обвала цен на нефть, — резервы больше, введено инфляционное таргетирование. Ослабление рубля даже ставит ЦБ в более комфортные условия, поскольку помогает вернуть инфляцию к ориентиру 4%, считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

По словам экономиста по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Софьи Донец, при сохранении цен на нефть и курса рубля на текущих уровнях инфляция может превысить 2,5% в апреле и 4,5% во второй половине года.

По мнению главного экономиста БКС Владимира Тихомирова, из-за коронавируса и обвала цен на нефть инфляция в России может составить 4,3% по итогам года. Но подавленный внутренний спрос будет сдерживать рост индекса потребительских цен, что приведет к смещению приоритетов: антикризисные меры придут на смену инициативам, направленным на ускорение роста, отмечает Тихомиров. «Таким образом, в сфере денежно-кредитной политики Россия может прибегнуть к повышению ставок и потенциальным валютным интервенциям», — не исключает экономист.

Тихомиров, однако, отметил, что построение макроэкономических прогнозов в текущих условиях — непростая задача. «Очевидно, что низкие цены на нефть и слабый рубль будут влиять на будущую динамику экономических показателей, однако многое также будет зависеть от того, как долго продлится нефтяной кризис и какие шаги предпримут власти для его преодоления», — сказал он. Эксперт призывает не забывать, что кризис разворачивается в условиях распространения эпидемии COVID-19. «Вполне возможно, что последнее может оказаться гораздо более серьезным фактором для российской экономики, чем падение цен на нефть», — предположил он.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Исследование фонда «Общественное мнение» инфляционных ожиданий и потребительских настроений граждан, которое проводилось для Банка России в первой декаде марта 2020 года, зафиксировало стабилизацию ожиданий на уровне февраля и заметное улучшение оценок текущего материального благополучия граждан. Продолжили улучшаться потребительские настроения, выросла оценка текущих и будущих доходов, а доля респондентов, полагающих, что за год цены выросли более чем на 30%, резко понизилась — до минимума с начала 2018 года (3,4%). Впрочем, на фоне этого оценки экономических и финансовых возможностей граждан фактически не поменялись: 10% респондентов денег не хватало на еду, 28% — только на нее и хватало (см. график), сбережения были лишь у 32% (минимум с сентября 2018 года), экономили в повседневной жизни 76%.

«Большая часть анкет была получена до резкого роста волатильности на развивающихся рынках… Произошедшее в феврале—марте ослабление рубля… приведет к временному ускорению годовой инфляции в ближайшие месяцы. Инфляционные ожидания населения и бизнеса также могут временно повыситься»,— отметили в ЦБ. Согласно Росстату, инфляция с 17 по 23 марта 2020 года на фоне ослабления рубля и ажиотажного спроса на продукты питания из-за ситуации с коронавирусом разогналась до 0,3% после трех недель по 0,1% и двух недель нулевого изменения цен. Сахар подорожал на 7%, гречка — на 2,8%, яйца — на 1,4%, рис, мука, макароны и вермишель — на 1–1,2%. Если с начала года по 23 марта цены выросли на 1,3%, то за 23 дня марта — на 0,5%. Среднесуточный рост цен за 23 дня марта составил 0,023% против 0,014% за аналогичный период марта прошлого года. В результате из данных о среднесуточной инфляции следует, что годовая инфляция в РФ на 23 марта ускорилась до 2,5% с 2,3% на 16 марта, оценили в «Интерфаксе». Однако «замедление роста внутреннего и внешнего спроса является значимым дезинфляционным фактором, оно будет оказывать сдерживающее влияние на инфляцию, в этих условиях с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция вернется к 4% в 2021 году», ожидают экономисты Банка России.

Алексей Шаповалов

Новости Экономика

Распространение коронавируса нового типа, вспышка которого зафиксирована в Китае, уже оказывает влияние на различные отрасли не только в КНР, но и других стран. По словам аналитиков, общих негативных последствий для экономики России не избежать. Основной удар придется по поставкам энергоресурсов, металлов, а также по лесной промышленности, автопрому и туристическому рынку. В то же время оптимистично на ситуацию смотрят производители удобрений и лекарств.

Товарооборот между Россией и Китаем в 2019 году, по данным ФТС, составил 109 млрд долларов. Из-за вспышки коронавируса он может сократиться на 2-4%, пишут «Известия». По подсчетам аналитиков, если вирус купируют в ближайшие недели или месяц, а рост числа заболевших за сутки замедлится с нынешних 25 до 10%, то давление на экономику России составит 0,02-0,1%. Продолжение эпидемии в ближайшие два месяца замедлит темпы роста ВВП в I квартале от 0,2-0,4% до 0,8-1%. В целом если вспышку удастся взять под контроль за две недели, то потери российской экономики не превысят 0,2% в I квартале. Такие показатели укладываются в рамки обычной сезонности, когда заболеваемость ОРВИ приводит к аналогичному показателю сокращения ВВП.

Наибольшее влияние ситуация с коронавирусом может оказать на авиаотрасль. Авиакомпании прекращают выполнение рейсов в Китай. Чартерные перевозчики приступили к вывозу туристов с острова Хайнан. При этом авиакомпании вынуждены возвращать деньги, потраченные на билеты, без штрафных санкций, и они продолжат отменять полеты из-за риска попасть под карантин в иностранном порту, что приведет к еще большим убыткам. Им выгоднее отказаться от «опасных» рейсов, так как вынужденный простой обойдется им в 400-800 тысяч долларов в день. По прогнозам аналитиков, вынужденное ограничение авиасообщения и отмена чартеров может сократить выручку перевозчиков примерно на 5-10%.

Кроме того, распространение коронавируса сказывается на турпотоке китайских путешественников. Представитель Минэкономразвития, ссылаясь на расчеты Ростуризма, сообщил, что туркомпании в РФ могут потерять на выездном туризме около 438 миллионов рублей, пишет газета «Ведомости».

Власти КНР ранее дали рекомендации о прекращении продаж туров внутри страны и за рубеж. Ограничение бессрочное – до нормализации ситуации, поэтому отечественная туристическая отрасль может понести немалые потери, рассказала исполнительный директор Ассоциации туроператоров (АТОР) Майя Ломидзе. По оценкам туроператоров, потери отрасли оцениваются в сумму до 100 млн долларов.

Если запрет на въезд туристов из КНР будет сохраняться и летом, в высокий сезон, отрасль может потерять уже не менее 1,2 млрд долларов. Особенно сложно придется отелям, 80-90% гостей которых составляют китайские туристы. В такой ситуации гостиницы могут прибегнуть к демпингу, считает вице-президент Федерации рестораторов и отельеров России (ФРИО) Вадим Прасов.

Китайская провинция Хубэй, где расположен эпицентр распространения коронавируса город Ухань, является одним из промышленных центров. Регионы, затронутые эпидемий, потребляют более 60% электроэнергии Китая, пишет «Коммерсант». Ограничение производства там окажет влияние на рынок энергоресурсов, в первую очередь нефти. Крупнейший российский поставщик «Роснефть» 40% продукции экспортирует в Китай. Согласно годовому отчету компании, в 2018 году она отправила около 38 млн тонн нефти в КНР по трубе и еще 12 млн тонн – через порты Козьмино и Де-Кастри.

Нефтяники неохотно комментируют сложившуюся ситуацию, но в Минэнерго РФ уже признают риск снижения спроса. Министр энергетики Александр Новак ранее заявил, что из-за эпидемии может быть перенесена на более ранний срок назначенная на 6 марта встреча участников соглашения ОПЕК+ по ограничению добычи нефти, на которой планируется обсуждать продление сделки.

В Фонде национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) отметили, что риски негативного воздействия эпидемии на промышленный и экономический рост в КНР сохраняются, что может негативно отразиться и на спросе на газ. Осложниться может и продажа газа в Европу: цена трубопроводного сырья привязана к стоимости нефти, которая «сильно упала» (марка Brent за январь подешевела на 12%.) Цены на СПГ также частично привязаны к стоимости нефти.

Точку зрения энергетиков разделяют и металлурги, также зависящие от спроса в Китае. КНР производит и потребляет около 50-60% мирового объема черных и цветных металлов, причем в провинциях, затронутых эпидемией, находится около 90% мощностей страны по выплавке меди, около 60% сталеплавильных производств и 65% НПЗ. «Ситуация достаточно тяжелая. В зависимости от того, какие будут масштабы, она может оказать влияние на экономику Китая как ключевого производителя и потребителя стали и по цепочке – дальше», – сказал в конце января CFO «Северстали» Алексей Куличенко.

Уже сейчас наблюдается падение стоимости железной руды в Сингапуре. Цена меди в последние десять дней продемонстрировала худшую динамику с 1986 года. Впрочем, эксперты допускают, что речь может идти о чисто психологическом давлении: ряд независимых аналитических агентств и глобальных инвестиционных домов не видят перебоев в работе китайских мощностей по выплавке стали, меди, алюминия и цинка.

Еще одна отрасль, ощутившая на себе негативное воздействие от вспышки коронавируса, – лесная промышленность. Китай – главный рынок для целлюлозы и пиломатериалов, также туда направляются 10% от общего объема лесозаготовки в РФ. «В третьем и четвертом квартале 2019 года торговые войны с США уже привели к снижению темпов роста экономики КНР, что стало причиной падения на 25-36% цен на базовые лесоматериалы в Китае и по всему миру»,– отмечает вице-президент Российского союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Николай Иванов. Решение о продлении новогодних каникул из-за эпидемии влечет снижение деловой активности и, как следствие, снижение спроса.

Эпидемия создает риски для России не только как поставщика, но и как импортера. В частности, речь идет об отечественном автопроме, который получает из Китая много комплектующих. Российские автоконцерны очень надеются на нормализацию ситуации до марта. В противном случае им придется корректировать модельный ряд, вести «превентивную работу» с поставщиками и искать альтернативы. По словам экспертов, «моментальных угроз» российскому автопрому нет. Есть надежда, что ситуация с вирусом разрешится быстрее, чем концерны найдут альтернативных поставщиков по высокотехнологичным и сложным компонентам.

Тем временем, производители удобрений считают, что эпидемия откроет для них новые возможности. Рынок рискует потерять более 1 млн тонн фосфатных удобрений, производимых в Китае, что создаст определенный дефицит, поддержит цены и может увеличить доходы российских химиков.

Выиграть на фоне распространения коронавируса может и фармацевтическая отрасль. В российских аптеках уже вырос спрос на защитные маски и противовирусные препараты – начиная с середины января наблюдают рост продаж лекарств в этой категории на 80%. При этом значительного повышения цен, скорее всего, не произойдет, говорят аналитики, так как аптеки борются за потребителя и понимают, что он может уйти к конкурентам за более дешевым препаратом.

Москва, Служба информации РИА «Новый День»

Москва. Другие новости 03.02.20

На Ямале сгорел дом помощницы окружного депутата, находящегося под следствием. / Бывший вице-мэр Мегиона стал министром экономики Свердловской области. / В правительстве Курганской области одна отставка и новое назначение.

Коронавирус и кризис 2020 ютуб

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *