Как следует из официальной статистики Всемирной организации здравоохранения, неизвестный до сегодняшнего дня китайский коронавирус в Узбекистане не зарегистрирован. Эту информацию подтверждает и штаб, созданный властями республики для поддержания благополучия страны в санитарно-эпидемиологическом отношении. По данным его сотрудников становится известно, что все жители страны, обратившиеся за медицинской помощью, проходят специальный лабораторный контроль, но наличие инфекции не подтверждается.

Меры, принятые властями для предотвращения появления инфекции

Как только официально сообщили о вспышке китайского вируса и первых случаях его выявления в других странах, правительство Узбекистана приняло ряд мер, направленных на предупреждение проникновения инфекции на свою территорию.

Разработана специальная программа мер, постоянно анализируется общемировая и региональная эпидемиологическая обстановка, налажен обмен информацией с другими странами.

Все, кто обращается за медицинской помощью и проявляют симптоматику ОРЗ, в обязательном порядке проверяются на наличие неизвестного заболевания.

На пограничных пунктах оборудованы санитарно-карантинные посты, оснащенные стационарными и переносными тепловизорами, закуплены средства для диагностики, позволяющие определить наличие вируса в Узбекистане.

В учреждениях образования и общественном транспорте реализуются необходимые мероприятия профилактического характера, вся структура здравоохранения переведена в режим «полная готовность».

К 1 марта запланировано подать предложения по разработке и изготовлению отечественных лекарств противовирусной группы и средств для индивидуальной защиты от инфекционных заболеваний.

Ежедневно в средствах массовой информации публикуются сообщения на тему «есть ли в Узбекистане коронавирус», представителями Министерства здравоохранения проводится разъяснительная работа среди населения.

По состоянию на 6 февраля полностью завершена эвакуация граждан страны из Поднебесной. Возвращено более семисот человек, каждый из группы прошел двухнедельное наблюдение медиков на предмет наличия инфекции.

Любые попытки дезинформации пресекаются официальными сообщениями СМИ.

К примеру, недавно распространилась информация, что коронавирус в Узбекистане появился, якобы в Джизаке с такой болезнью зарегистрирован первый пациент. Как сообщают официальные источники, сведения о заболевшем являются фейком.

Как вирус нашел себе отражение на экономике страны

Стоимость бананов на крупных рынках республики снизилась примерно в два с половиной раза. В социальных сетях мелькают сообщения, что плоды, доставленные из Китая, инфицированы вирусом пневмонии. Отмечены случаи, когда стоимость одного килограмма бананов не превышала семидесяти пяти центов, а перезревшие плоды отдавали еще дешевле.

Напомним, что коронавирус передается между живыми организмами, но рынок страны отреагировал своеобразно, и стоимость плодов действительно снизилась.

Сообщение о возможном появлении коронавируса в Узбекистане в 2020 году – не секрет для населения страны. Власти предупреждают о такой вероятности и просят соблюдать правила личной гигиены.

Медики считают, что именно профилактика санитарно-эпидемиологического характера помогает предупреждать появление инфекции на территории Узбекистана.

Стало известно, чем лечат коронавирус в Узбекистане

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Руководитель Госинспекции санитарно-эпидемиологического надзора Нурмат Атабеков накануне в ходе брифинга в Ташкенте рассказал, чем лечат коронавирус в Узбекистане.

Это лекарственный препарат «Хлорохин» (Chloroquinum). Он обладает умеренным иммуносупрессивным, специфическим и неспецифическим противовоспалительным действием.

«Данный препарат показывает хорошие результаты, он ранее использовался для лечения малярии. Тот факт, что при его применении в Узбекистане выздоровели 25 инфицированных, доказывает эффективность лекарства», – сказал Отабеков.

Отметим, что несмотря на ограниченные доказательства эффективности в профилактике и лечении COVID-19, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) предоставило экстренное разрешение на поставку миллионов доз Гидроксихлорохина и Хлорохина в больницы США.

В поддержку эффективности этого противомалярийного препарата при COVID-19 приводятся данные исследования, проведенного во Франции. В нем участвовало 20 пациентов с COVID-19, часть из которых в дополнение к гидроксихлорохину получала антибиотик азитромицин. Согласно его результатам, шесть пациентов, получавших комбинацию, и семь из 14 пациентов, получавших только гидроксихлорохин, выздоровели. Как поясняют авторы исследования, несмотря на небольшой размер выборки, лечение гидроксихлорохином в значительной степени уменьшало или устраняло вирусную нагрузку у пациентов с COVID-19, и его эффект усиливался азитромицином.

Напомним, что хлорохин представляет собой производное 4-аминохинолина. Молекула была синтезирована в Германии компанией Bayer в 1934 году и применялась примерно 70 лет в качестве эффективного заменителя природного хинина (соединение, найденное в коре хинных деревьев, родом из Перу).

В течение десятилетий хлорохин был передовым препаратом для лечения и профилактики малярии и является одним из самых назначаемых лекарств в мире. К этой же группе относится гидроксихлорохин. Он отличается от хлорохина наличием в молекуле гидроксильной группы. Гидроксихлорохин также активен, как и хлорохин, против возбудителя малярии Plasmodium falciparum, но менее токсичен, а, следовательно, может использоваться в более высоких дозах и в течение более длительного периода.

Хлорохин обладает широким спектром действия против целого ряда бактериальных, грибковых и вирусных инфекций. Он активен в отношении многих РНК- и ДНК-вирусов (имеются данные об его активности in vitro против таких РНК-вирусов, как вирусы бешенства, гепатита А, и C, гриппа A, B, и A H5N1, вирусов Чикунгунья, Денге, Зика, Ласса, Конго-Крымской геморрагической лихорадки, Эбола и других, а также против таких ДНК-вирусов, как вирус гепатита В и вирус простого герпеса).

Хлорхинин также показал свою эффективность против вирусов SARS-CoV-1 и MERS-CoV. В настоящее время, основываясь на ограниченных клинических данных in vitro, хлорохин фосфат и гидроксихлорохин сульфат уже рекомендованы в нескольких странах для лечения госпитализированных пациентов с COVID-19.

Тем не менее использование гидроксихлорохина и хлорохина является спорным из-за потенциально серьезных побочных эффектов. Поэтому, FDA рекомендует использовать эти противомалярийные препараты только для кратковременного лечения COVID-19. При этом клиницистам будут предоставлены информационные бюллетени о всех известных рисках и взаимодействиях гидроксихлорохина и хлорохина с лекарственными средствами.

Следует отметить, что в настоящее время в Медицинской школе Университета Вашингтона и Медицинской школе Гроссмана при Нью-Йоркском университете инициировано двухмесячное клиническое испытание с планируемым участием более 2000 пациентов. Будем надеяться, что оно прольет свет на вопросы эффективности профилактического и лечебного действия гидроксихлорохина и хлорохина при COVID-19. Его результаты станут известны уже этим летом.

На данный момент фармацевтические гиганты Novartis и Bayer уже сделали поставки миллионов доз гидроксихлорохина или хлорохина в Национальный стратегический запас США.

Не пропусти ничего важного: больше новостей в Telegram-канале Podrobno.uz.

SARS-CoV-2 на поверхности клеток в культуре

Исследователи из Нидерландов обнаружили, что человеческое антитело 47D11 к S-белку на поверхности вируса SARS-CoV нейтрализует и SARS-CoV-2 в культурах, не давая ему прикрепиться к клеткам и проникнуть в них. Статью подали на рецензирование в Nature, с ее препринтом можно ознакомиться на biorxiv.org.

SARS-CoV-2, который стал причиной нынешней пандемии, по строению очень похож на SARS-CoV — возбудитель тяжелого острого респираторного синдрома («атипичной пневмонии»), чья вспышка пришлась на 2002–2003 годы. В рамках борьбы с той эпидемией были разработаны некоторые потенциальные средства против SARS-CoV, однако провести их клинические испытания не удалось: снизилось и стало недостаточным для таких испытаний количество инфицированных.

Теперь Беренд-Ян Босх (Berend-Jan Bosch) из Утрехтского университета и Франк Гросвелд (Frank Grosveld) из Медицинского центра Роттердамского университета Эразма протестировали моноклональные антитела к S-белку на поверхности SARS-CoV, которые они получили около 15 лет назад и с тех пор хранили в замороженном состоянии, так как эпидемия, вызванная тем вирусом, на тот момент уже закончилась.

Антитела, в частности 47D11, получили из гибридом трансгенных мышей и ввели в культуры клеток зеленых мартышек VeroE6 и клеток человеческой почки HEK-293T, предварительно инфицированные вирусами везикулярного стоматита с S-белками от SARS-CoV или SARS-CoV-2 на поверхности. Далее иммуноферментным анализом проверили, присоединились ли 47D11 к S-белку вирусов.

Нейтрализация вирусных частиц, имитирующих SARS-CoV и SARS-CoV-2, антителом 47D11

Chunyan Wang et al. / biorXiv, 2020

Поделиться Антитело нейтрализовало вирусы (то есть прекращалось их распространение по культуре) в половине случаев, когда его вводили в концентрации 0,19 и 0,57 мг/мл соответственно. Иммуноферментный анализ выявил, к какой именно части S-белка присоединяется 47D11. Это оказался довольно консервативный участок S1B, которым вирусный белок соединяется с белком ACE2 (АПФ-2, ангиотензинпревращающий фермент 2) на человеческой клетке.

47D11 — первое человеческое антитело, способное помешать проникновению SARS-CoV и SARS-CoV-2 в клетку и таким образом остановить инфекцию. В теории оно может не только уберечь тех, кто еще не заразился, но и помочь больным избавиться от вируса.

В настоящий момент исследователи ищут фармацевтическую компанию, которая будет готова провести клинические испытания антитела 47D11. Они займут минимум несколько месяцев. Вероятно, антитело получится использовать и в диагностических целях. В теории можно создать тест-системы с ним, которые позволят не выходя из дома выявлять наличие у человека нового коронавируса. Однако вакцину, по словам авторов, придется ждать дольше, и их антитело не станет ее компонентом (обычно в состав вакцин входят белки вируса или более крупные фрагменты вирусных частиц, а не антитела против них).

Можно нейтрализовать не белки вируса, а белки клеток, к которым он прикрепляется. В этом свете особенно обнадеживает, что кроме белка ACE2 на поверхности человеческих клеток SARS-CoV-2 взаимодействует еще и с белком CD147. Антитело к этому белку уже существует, поскольку он также служит мишенью для малярийного плазмодия — давно известного возбудителя другой болезни. Начаты испытания его эффективности и безопасности для борьбы с COVID-19.

Светлана Ястребова

Коронавирус хакида янгилик

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *