Из-за коронавируса власти ввели в Пекине особый режим.

Вспышка нового коронавируса в Китае быстро приобрела общенациональный характер: 24 января на карантин закрылись 13 городов провинции Хубэй, а спустя некоторое время меры предосторожности были введены и в других частях страны.

О том, как живется в Пекине, где объявили частичный карантин, «Медузе» рассказала журналист-фрилансер Кристина Уласович, которая переехала в столицу Китая около года назад, передает meduza.io

Небольшая группа людей толпится у пекинской аптеки в ожидании фармацевта. «В продажу поступили дезинфицирующее средство, антисептик для рук и 75-процентный спирт», — говорится в объявлении, приклеенном к стеклянным дверям с велосипедным замком на ручках. Как и большинство заведений Китая, аптеки перешли в режим сокращения прямых контактов и теперь работают исключительно через боковое окошко. Внутрь никого не пускают, чтобы не способствовать распространению вируса.

В первые недели после вспышки вируса ситуация в Пекине менялась очень быстро и стихийно. Хотя некоторые меры были предприняты централизованно — например, отказ от праздничных гуляний и закрытие достопримечательностей, — в целом для разных городов события развивались по-разному.

Ясность появилась, когда в первых числах февраля народное правительство Пекина опубликовало перечень официальных мер по предотвращению новых вспышек эпидемии. Список оказался коротким, но всеобъемлющим: районным властям дали карт-бланш на запрет посещения общественных мест, обязали их внедрить систему отчетности и контроля за нераспространением коронавируса, а жителей попросили соблюдать правила гигиены, по возможности сократить пребывание на улице и отказаться от посещения мест массового скопления людей.

Несмотря на то, что некоторые рекомендации не носили обязательный характер, жители столицы им подчинились. Пекинское метро, в котором раньше приходилось выдыхать, чтобы втиснуться в вагон, теперь пустует, из парков исчезли любители караоке и танцев с пестрыми веерами в руках, а прохожие держатся друг от друга на расстоянии метра. Исключением стали лишь продуктовые магазины — возможно, сказывается национальная любовь к еде и подсознательный страх остаться голодным во время эпидемии. Тем не менее поводов для паники нет: на прилавках все так же лежат бледные китайские груши, на полках стоят мешки с белым рисом и сухой кукурузой, а цены никак не изменились.

Единственный дефицит, который ощущается, — дефицит защитных масок. Он накрыл не только Китай, но и все соседние страны. Если в январе респираторы можно было легко найти на Филиппинах или в Корее, то к концу первой недели февраля с нехваткой столкнулась вся Азия, из-за чего люди стали проявлять фантазию. В то время как одни начали приспосабливать для защиты апельсиновые корки, пластиковые бутылки и чашечки от лифчиков, другие попытались извлечь выгоду из ситуации, организовав бизнес по продаже востребованного товара. Несмотря на то, что правительство довольно жестко борется со спекулянтами, наказывая их серьезными штрафами за накрутку цен, в русских группах в WeChat все равно периодически появляются объявления о продаже хирургических масок по 30 юаней за штуку. Обычно по такой цене можно купить целую пачку.

Еще после начала карантина в Пекин словно въелся запах хлорки и спирта. Раньше лифты в нашем доме мыли раз в сутки. Теперь в каждом из них висит собственный график, в котором уборщица ставит пометку три раза в день. Дезинфекционная кампания добралась до коридоров, лестниц, помещений, обуви, одежды и даже асфальта. Кроме того, периодически в социальных сетях люди публикуют устрашающие объявления примерно следующего содержания: пожалуйста, закройте окна, сегодня ночью вертолеты будут опрыскивать город с воздуха. И хотя раз за разом выясняется, что это фейк, встревоженные жители все равно продолжают пересылать друг другу эти «письма счастья».

Вместе с ними по WeChat гуляют и рецепты, предлагающие для профилактики вируса засовывать в нос смоченные в уксусе ватные тампоны, смазывать ноздри кунжутным маслом и избегать ношения шерстяных вещей. Отчасти именно из-за подобных сообщений компартия Китая усилила контроль за распространением «ложных данных». Цензура в КНР опирается на закон о безопасности интернета, который запрещает пользователям «фальсифицировать и искажать правду, распространять слухи и разрушать общественный порядок». По факту интернет-полиция начала удалять из социальных сетей репортажи о хаосе в больницах в первые дни, а также сообщения, которые власти расценивают, как сеющие панику, или откровенные фейки — например, циркулирующие в WeChat и Weibo посты, в которых говорилось, что вирус запустили американцы или что его разработали в биолаборатории в городе Ухань.

Сначала многие были рады затянувшимся праздникам, однако спустя месяц почти беспрерывного сидения в четырех стенах чувствуется всеобщая усталость. Заперты дома оказались все: в то время как школьников и студентов отправили на каникулы до марта, взрослое население страны по возможности перешло на удаленную работу. Те, кого компания все же обязала ездить в офис, наслаждаются редким для пекинцев явлением — безлюдными автобусами и поездами метро (они работают в обычном режиме). Более того, несмотря на снятие ограничений, запрещающих в рабочие дни водителям либо с четными, либо с нечетными номерами появляться на дорогах в часы пик, в столице совсем нет пробок.

Массовая скука создала плодородную почву для всплеска креатива: местные соцсети наводнили видео со спортивными снарядами из подручных средств, рыбалкой в аквариуме, приемами родов у мандаринов и боулингом в спальне. Некоторые энтузиасты даже ухитряются заниматься лыжами на крыше и готовиться к марафону, пробегая по квартире 50 километров.

Однако в последние дни, когда северный ветер разогнал висевший над городом тяжелый смог — он заставлял людей прятаться по домам вне зависимости от ситуации с карантином, — в Пекин постепенно начала возвращаться жизнь. Сильнее всего это заметно в хутунах — традиционных одноэтажных кварталах в центре города, — где пожилые пекинцы начали снимать защитные маски и выносить своих маленьких кудрявых пуделей на серые улицы размять лапы. Там же открылось и несколько баров, где оставшиеся в Китае иностранцы встречаются, чтобы выпить пива и обсудить новости. Правда, за столиками все же нет привычных шумных компаний: власти не рекомендуют собираться большими группами.

Тем не менее в борьбе с коронавирусом ощущается удивительное единство, которое проявляется не только во флешмобах и плакатах в поддержку города Ухань. Уже несколько недель на входе во все общественные заведения стоят дежурные, которые вежливо, но настойчиво измеряют температуру посетителей бесконтактным градусником. Правда, большинство термометров не справляются с работой во время февральских холодов и часто показывают неадекватно низкие значения — моим личным рекордом было 31,5 градуса. Впрочем, сотрудников это не смущает, и горожан спокойно пропускают внутрь с глубокой гипотермией — лишь бы не жар.

В случае с домами меры несколько строже. В Пекине почти нет открытых территорий, как, например, в Москве: все дома, за исключением хутунов, объединены в окруженные забором комплексы. Сразу после объявления карантина на территориях большинства таких комплексов появились коренастые охранники в натянутых на лоб ушанках — они закрыли все входы и выходы, оставив лишь по одному контрольно-пропускному пункту, который в большинстве случаев работает исключительно для жильцов. Наша управляющая компания даже раздала специальные пропуски с нарядными золотыми цифрами — правда, уставшие к вечеру дежурные забывают их посмотреть и ограничиваются все тем же измерением температуры.

Единственные, на кого меры предосторожности распространяются почти без сбоев, — работники служб доставки. Если раньше курьеры приносили заказы к двери, то теперь им обычно приходится протискивать контейнеры с едой через железные заборы: на территорию их чаще всего просто не пускают. Еще труднее приходится сотрудникам почтовых служб — они с самого утра сидят в одноместных машинах напротив входов в жилые комплексы и сторожат кучу посылок, ожидая, когда за ними придут клиенты.

И все же ощущения зомби-апокалипсиса в Пекине нет. Соседи все так же встречаются во дворах и обмениваются, пусть и издалека, подбадривающими репликами, а правительство ежедневно публикует данные на государственных сайтах. В целом ограничения скорее воспринимаются жителями как забота государства — благодаря чему, вероятно, и удалось добиться от населения таких скоординированных действий. Единственное, что по-настоящему всех волнует, — как ситуация с коронавирусом будет развиваться дальше. В то время как одни считают, что самое страшное позади, другие опасаются, что карантин может продлиться до начала апреля.

В выходные дни мегаполисы Гуанчжоу, Шэньчжэнь и Тяньцзинь ввели карантин. Они присоединились к списку из 80 с лишним китайских городов, принявших меры по изоляции, чтобы предотвратить распространение вируса.

Изоляция

Самый строгий режим установили в городе Хуанган провинции Хубэй. Власти запретили все поездки общественного и частного транспорта на дорогах. Они также постановили, что только один человек из каждой семьи может выходить на улицу для покупки предметов первой необходимости и только раз в два дня.

Власти во всех карантинных провинциях закрывают жилые городские районы и деревни, но оставляют аварийный проход для жителей. Проход охраняется сотрудниками службы безопасности. Любой, кто покидает или входит в зону, должен заполнить форму и измерить температуру.

5 и 6 февраля северо-восточная провинция Ляонин и провинция Цзянси на востоке тоже объявили карантин. Жителям не разрешается посещать общественные собрания и только один человек из семьи может выходить на улицу один раз в два дня.

Пользователи сети делятся видеороликами о конфликтах между жителями и сотрудниками службы безопасности, так как многие китайцы в городах, находящихся на карантине, начинают испытывать недовольство от того, что не могут свободно передвигаться.

— 退出党(团队)组织保平安 (@mingli10881718) February 7, 2020

Быстрое распространение

Тяньцзинь, один из четырёх непосредственно управляемых муниципалитетов в Китае, объявил о мерах по изоляции 6 февраля, после того как от коронавируса умерла 66-летняя женщина, часто бывавшая в местном универмаге.

Мао Цзиньсун, глава районного правительства Баоди в Тяньцзине, заявил на пресс-конференции 7 февраля, что 23 жителям района поставили диагноз или подозревают, что они заражены коронавирусом. Все они посетили этот универмаг.

Мао добавил, что около 9200 человек приходили в этот магазин в период с 19 января по 25 января, когда его посещала умершая от коронавируса женщина. Все 194 сотрудника магазина изолированы в карантинном центре, а 9200 посетителей магазина должны будут изолировать себя дома.

В городе Цзиньцзян провинции Фуцзянь более 4 тыс. человек находятся на карантине после контакта с заражённым человеком.

По сообщениям китайских государственных СМИ, один мужчина вернулся домой в Фуцзянь из Уханя 20 января, но солгал, сказав, что приехал с Филиппин. После этого он посетил несколько вечеринок.

23 января мужчина почувствовал себя плохо. 27 января ему поставили диагноз коронавирус. Он успел заразить семерых.

Сын бывшего высокопоставленного китайского чиновника 5 февраля сказал Epoch Times, выходящей на китайском языке, что несколько членов семей высокопоставленных партийных чиновников заразились коронавирусом и проходят лечение в больнице китайско-японской дружбы в Пекине.

Университетские общежития

7 февраля Ху Ябо, вице-мэр города Ухань, где впервые появился вирус, заявил на ежедневной пресс-конференции, что городские власти и власти провинций оборудуют карантинные центры в студенческих общежитиях четырёх университетов и новом кампусе партийной школы.

В общей сложности эти учебные заведения предоставят 5400 коек пациентам с лёгкими симптомами коронавируса.

Ху также сказал, что городу очень нужны медикаменты, в том числе 41400 защитных костюмов, 56800 масок N95 и 19200 защитных очков.

Пользователи сети, которые учатся в этих университетах, начали делиться в социальных сетях фотографиями, на которых можно видеть, как рабочие натягивают брезент на кровати студентов и бросают на пол их вещи.

Студенты из университета Ханьцзян жаловались в социальных сетях на то, что их не уведомили о том, что общежития собираются превратить в карантинный центр.

Только 8 февраля в 8:41 утра университет объявил об этом на своих страницах в социальных сетях. Многие студенты не довольны решением властей.

«Зачем использовать наше общежитие? Почему бы вам не использовать стадион вместо этого?» — негодовал один из пользователей.

«Кто может защитить мои вещи?» — спрашивал другой.

«Как вы продезинфицируете наше общежитие до начала нового семестра?» — тревожился третий.

Рабочий изготавливает защитные маски на заводе в Циндао, Китай, 6 февраля 2020 года. STR / AFP через Getty Images

Новый коронавирус 2019 года (2019-nCov) начал распространяться в Ухане, провинция Хубэй в центральном Китае, в начале декабря 2019 года. Десятки тысяч людей инфицированы в Китае, и десятки стран также сообщили о случаях заболевания.

Для вас мы сделали подборку статей о пандемии коронавируса.

В США и Европе эпидемия коронавируса ещё далека до пика — а в Китае, наоборот, количество новых случаев очень мало. И, похоже, страшная напасть сделала наших восточных соседей даже сильнее! Об этом «КП» рассказал эксперт-синолог, доктор исторических наук Сергей Буранок.

Любой глобальный кризис, тем более пандемия, работает как на ослабление государства, так и на укрепление. Последнее не столь очевидно, ведь даже в Китае шествие коронавируса хоть и замедлилось, но пока продолжается. И всё же промежуточные итоги можно подвести уже сейчас: они явно в пользу Поднебесной.

Первое — усиление контроля над китайским и иностранным населением. Все мы видели, как за месяцы эпидемии Пекин разработал и внедрил новые формы слежения и мониторинга за жителями. Например, у каждого в смартфоне есть приложение с личным индикатором здоровья, данные от всех пользователей с привязкой к местности суммируются и изучаются государством. Отличный инструмент контроля за распространением болезней — и за людьми. Конечно, его можно продолжить использовать как в мирной жизни (после эпидемии), так и при новом кризисе: нашествии какого-нибудь другого вируса… или, скажем, в случае массовых беспорядков.

Сергей Буранок: как «чума 2020 года» помогает росту могущества государства, где она зародилась

00:00 00:00

Второе — Китай получил прививку от большой биологической войны. Есть мнение, что если завтра возникнет в природе (или будет создан в лаборатории) ещё более смертоносный штамм — Пекин использует нынешний бесценный опыт мобилизации, чтобы противостоять ещё более эффективно.

Третье — сокращение числа иностранцев в КНР и резкое падение стоимости акций зарубежных компаний. Сейчас, в конце марта, многие западные газеты прямо заявляют: Китай первым выбрался из коронавирусной ямы — и может начать скупать подешевевшие активы. Европейским и американским игрокам, где пандемия только разгорается, совсем не до того. Цена на нефть тоже упала почти до нуля, но Пекин её как раз импортирует: дешёвые энергоносители — ещё одно подспорье для восстановительного роста экономики.

Далее, Коммунистическую партию Китая все годы беспокоил избыток иностранцев, особенно в крупнейших приморских городах. Были подозрения, что некоторые из них — иностранные агенты. Не столько даже шпионы или политические диверсанты, сколько лоббисты интересов чужих экономик в ущерб китайской. Зато теперь проблема в любом случае решена — с начала пандемии большинство «пришельцев» улетело домой.

Четвёртое — на место ушедших иностранцев и их компаний приходит национальный бизнес. Такое здесь уже повторялось в годы Первой мировой и эпидемии «испанского гриппа» сто лет назад; и после эпидемии холеры в 1920-30 годы; и после коммунистической революции-1949.

Отъезд иностранцев всегда сопровождался резким падением деловой активности зарубежных (прежде всего, западных) фирм в Поднебесной. Их нишу сразу же занимали предприимчивые местные купцы и промышленники. Что компенсировало отток иностранного капитала и вело к росту экономики.

Пятое — изменение формы протеста в Гонконге. В автономном городе «митинги за демократию» продолжаются уже почти год; в феврале с волной эпидемии они по понятным причинам сошли на нет. Однако с 20-х чисел марта появляются сообщения, что бунт не прекратился, а, скорее, трансформировался. Раньше собирались на улицах (и до сих пор небольшими группами иногда выходят), но теперь основная масса протестантов переместилась в интернет. И тут мы возвращаемся к первому пункту: из-за эпидемии усилился государственный контроль, в том числе над соцсетями. Возможностей у властей для купирования протеста теперь ещё больше: и в реальном пространстве, и в виртуальном. Хотя, конечно, в случае Гонконга надо смотреть, как будет развиваться дальнейшая ситуация.

Поделиться видео </> xHTML-код

Коронавирус: уроки карантина.Эпидемия, «удаленка» и самоизоляция заставляют нас задавать себе вопросы, о которых, возможно, мы раньше и не задумывались

Шестое — массовое внедрение онлайн-торговли. Люди в карантине заказывают всё необходимое через интернет. Доходы больших площадок, наподобие сайта Alibaba, где китайцы продавали свои товары на экспорт, — упали, а локальных интернет-магазинов, где теперь покупают товары для жизни, как и сервисов доставки еды, — наоборот, возросли. Развиваются и средства доставки — беспилотники, например. А ведь это рост цифровой экономики, следующий технологический уклад.

Седьмое — возвращение людей из города в деревню. Об этой проблеме власти КНР говорят с начала нулевых: переизбыток населения в промышленных центрах и приморских торговых городах — и деградирующая деревня, которую сами китайцы называют «глубинные провинции». Очень похоже на нашу ситуацию! В мегаполисах большинство этих внутренних мигрантов занимаются непонятно чем; если в годы экономических неурядиц они потеряют работу, возникнет взрывоопасная ситуация.

А теперь из-за коронавируса, спасаясь от бескормицы, эти люди сами разъехались обратно по родовым деревням. Ну и более глобально — под предлогом «борьбы с эпидемией» власти будут и дальше разгружать мегаполисы. Например, из одного Уханя сейчас выехало в малые города уже 5 млн человек. Уверен, государство будет стимулировать, чтобы они там, в «глубинных провинциях», и оставались, поднимали село.

Конечно, истинные последствия коронавируса для страны-родоначальницы ещё только предстоит уяснить, ведь, строго говоря, в Китае эпидемия хоть и идёт на спад, но ещё продолжается. Все страны увидели, что «мастерская мира» не может больше выполнять функции главного поставщика ширпотреба и электроники, у многих возникает вопрос, зачем вообще нужен такой торговый партнёр.

Однако в новый изменившийся мир Срединное Государство войдёт одним из первых — и уж точно в лучшей форме, чем прочие игроки, где пик пандемии ещё даже не пройден.

Поделиться видео </> xHTML-код

Медикам — аплодисменты!.Мир аплодирует медикам, которые, рискуя своей жизнью, спасают всех нас от пандемии коронавируса. Врачи и медсёстры, спасибо вам за ежедневный подвиг!

Хроника коронавируса: В Италии заболели 4 тысячи врачей, а в Испании ледовый дворец превратили в морг

Британия «осела по домам», а во Франции запретили пробежки (подробности)

После карантина в Китае резко увеличилось число разводов

В новостях стали появляться заметки, что после окончания карантина, связанного с коронавирусом, многие китайцы стали подавать на развод.

Например, Лента.ру сообщает о том, что в городе Дачжоу, провинция Сычуань, с 24 февраля 300 пар подали на развод. В городе Фучжоу, провинция Фуцзянь, каждый день около десяти пар подают на развод в местных загсах.


Можно предположить, что необходимость находиться вместе довольно длительное время показала какие на самом деле отношения в семье.

Вот представьте, что вы со своими близкими будете «безвылазно» находиться в четырех стенах на протяжении 2-3 недель, а то и месяца? Все накопленные ранее проблемы, все непроговоренные чувства, раздражение, претензии и недовольства, все обязательно «вылезет на поверхность». А при этом еще и повышенная тревога за здоровье, неуверенность в завтрашнем дне и прочие страхи – если это испытывают все члены семьи, то состояние усиливается многократно. Ведь мы очень сильно влияем друг на друга, подпитывая и усиливая негативные эмоции и тревожность.

Поэтому стоит задуматься не дожидаясь «вынужденных карантинов»: а какие у меня сейчас отношения с близкими, что в них давно нуждается в корректировке и исцелении? Ведь так можно жить годами, игнорируя проблемы, уходя друг от друга на работу и погружаясь с головой в социальную жизнь. А близкого человека продолжаем игнорировать… И не только близкого, но и самого себя, свои внутренние неразрешенные конфликты.

Иногда жизнь нас заставляет остановиться и развернуться и посмотреть, а что же происходит внутри (внутри семьи, внутри меня самого). Такие моменты в жизни нужно использовать «во благо», ведь появляется время и хорошая возможность наладить то, что давно требовало «ремонта». Возможно, вам давно нужно было поговорить с близким человеком о ваших (и его) неудовлетворенных потребностях. Обсудить цель совместной жизни. А была ли она вообще? Подкорректировать ваш совместный курс, по которому вы продолжите свое движение и дальше, когда все успокоится.

Подумайте и обсудите на семейном собрании, или вдвоем с партнером, а есть ли в вашей семье общие ценности. Какие они? Может быть для одного ценно что-то свое, а для другого — свое? И это тоже важно обсудить и принять друг в друге. А также найти общий фундамент, то, что поможет сделать ваши отношения крепче, несмотря ни на что. Ведь трудности в жизни они как раз и показывают истинные чувства и отношения. Если мы слабы духовно, эгоистичны, настроены потребительски, то в таких ситуациях обязательно усилятся претензии друг к другу. Не зря народная мудрость гласит: «Настоящий друг познается в беде»! И даже если это «беда» совсем не беда, а просто изменение условий жизни, наши отношения проверяются на прочность.

Живите дружно!
С любовью и заботой о Вас,

Александрова Марина,
женский психолог, консультант по
семейным отношениям и личностному росту

Китай, где началась эпидемия короноварируса, похоже, постепенно выздоравливает. Во всяком случае, там пытаются показать, что жизнь налаживается. Сегодня снимают режим карантина с провинции Хубэй, которая была эпицентром заболевания. И хотя проблема до конца еще не решена, случаи заражения фиксируются, но их несравненно меньше.

В Хубэе за сутки ни одного нового случая заражения коронавирусом, лишь один за последние три дня — каких-нибудь пару недель назад этого невозможно было даже представить. Провинция, которую COVID-19 выжигал с декабря, приоткрывается.

В три этапа возобновят транспортное сообщение. Сегодня в Хубэй и из него начнут ходить поезда. 17 станций столицы провинции Уханя это не касается, самому пострадавшему городу придется подождать до апреля. Зато жители, которых карантин застал за пределами Уханя, уже могут вернуться домой на машинах. На КПП огромные очереди. Разумеется, тотальные проверки: попасть в Ухань можно, только если у тебя нормальная температура и все в порядке с так называемым «зеленым кодом здоровья» — специальное мобильное приложение определяет, не контактировал ли ты с зараженными.

«Мы выделили две отдельные полосы — для легковых и грузовых машин. Чтобы те, кто перевозит грузы, могли преодолеть въездной кордон быстрее», — поясняет полицейский Уханя Лю Хан.

В Ухане возобновляется производство. Заработал, например, один из крупнейших автозаводов страны, конечно же, с соблюдением инфекционной безопасности, но с ними Китай за три месяца настолько свыкся, что люди удивляются не тотальной дезинфекции и не проверке температуры у сотрудников, а тому простому факту, что сотрудники вообще на рабочих местах, а не дома.

«Пришел на работу, увидел своих коллег — и как будто все стало по-старому. С ума сойти просто!» — говорит рабочий Пэн Кунь.

Заработала в Хубэе и почта. Китай очень сильно зависит от нее — здесь космический масштаб онлайн-торговли, можно заказать что угодно из любого уголка страны, и товар доставят через день два. Даже в период карантина эта схема, пусть и с задержками, работала для остальных провинций — Хубэй же, разумеется, был этой радости лишен.

«Распределительные центры, наконец, открыты. Теперь жители Уханя, как и до эпидемии, могут пользоваться услугами служб междугородней доставки без ограничений», — говорит представитель почты Уханя Чжан Явэнь.

В местной прессе и на телевидении все это освещается в восторженных тонах: Китай так истосковался по нормальной жизни, что победа над вирусом в отдельно взятом Ухане очень нужна нации не только сама по себе, но и как средство для поднятия духа всей стране. Ведь говорить о том, что Китай полностью справился с заразой, по меньшей мере, преждевременно. Если в Хубэе новых зараженных нет, то в остальных регионах десятки случаев в день, и все они ввозные, то есть все без исключения носители приехали из-за рубежа.

Показательный момент: хотя эпидемия в Китае вроде бы пошла на спад, в столице не смягчают, а наоборот ужесточают пропускной режим. Если раньше входы во дворы перегораживали подручными средствами, то на днях закупили монументальные конструкции. И даже вытащили из подвалов мешки с песком, которые хранят на случай наводнения.

Очень велики опасения, что страну снова наводнит вирус, на сей раз вернувшийся из-за ее пределов. Эпидемии такого рода редко ограничиваются одной волной. В случае с легендарной испанкой начала прошлого века их было вообще три, причем самой смертоносной оказалась вторая. Китайские власти, конечно, об этом помнят, и расслабляться явно не собираются.

Китай карантин города

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *